ОТ РАСЦВЕТА ДО ЗАКАТА СЕВЕРСКОГО КОМБИНАТА

Что ждет Сибирский химический комбинат?

«...В ближайшие пять-семь лет Томская область лишится Сибирского химического комбината. Лишится огромных налоговых отчислений, а взамен получит армию безработных.  После демонтажа самого современного оборудования на ЗРИ — решение об остановке самого завода — это вопрос времени. А после закрытия ЗРИ Сибирский химический комбинат станет экономически невыгодным. И судьба его будет очевидна – закрытие всех производств».Это фрагмент открытого письма, которое разместили в конце сентября на сайте change.org сотрудники Завода разделения изотопов – самого эффективного из предприятий Сибирского химического комбината. Письмо адресовано президенту РФ Путину, председателю правительства РФ Медведеву, спикеру Совета Федераций Матвиенко, генеральному директору корпорации Росатом Кириенко, губернатору Томской области Жвачкину, генеральному директору СХК Точилину, мэру ЗАТО Северск Шамину, то есть, всем, кто по мысли авторов письма может сегодня повлиять на ситуацию. Сегодня этого письма на сайте уже нет. Но ситуация осталась. Попробуем в ней разобраться.

Сибирский химический комбинат — градообразующее предприятие стотысячного закрытого Северска – сокращается. Сокращается давно. В 1980-е годы численность его работников превышала 15 тысяч, в 2010 на СХК работало менее одиннадцати тысяч, в конце 2012 — 5785, в конце 2015 — 3692. В текущем году было принято решение о закрытии одно из четырех действующих заводов комбината — химико-металлургического, а несколько дней назад появилось письмо работников ЗРИ. Чего же опасаются авторы петиции?

Сначала – немного истории. Сибирский химический комбинат был создан в 1949 году с единственной тогда целью: производство начинки для атомных бомб. Эти работы СХК выполнял вплоть до начала 2010-х годов, после чего военный заказ был передан на челябинский завод «Маяк». Параллельно с этой военной задачей, комбинат решал еще и несколько задач сугубо мирных, в частности, в течение нескольких десятилетий его реакторы отапливали Северск и северную часть Томска.

В последние годы главные усилия СХК были направлены на производство топлива для атомных электростанций. В течение двух десятков лет северский комбинат работал также и по российско-американской программе ВОУ-НОУ, перерабатывая извлеченный из ядерных боеголовок, высокообогащенный уран,  в низкообогащенное топливо. Именно по причине полного выполнения всех обязательств России по программе ВОУ-НОУ, в этом году и было принято решение о закрытии Химико-металлургического завода СХК, на котором изначально отливали начинку для ядерных зарядов, а позднее — наоборот — перерабатывали.

И вот в конце сентября – петиция против закрытия Завода разделения изотопов (ЗРИ). Петицию составила профсоюзная организация ЗРИ и, по словам председателя профкома Лидии Гавриловой, в настоящий момент под ней стоят несколько десятков подписей работников завода.

Что же представляет из себя ЗРИ? Говоря простым языком, это завод, на котором обогащают уран, то есть с помощью специальных технологий повышают содержание урана в исходном материале. Начиная с 1970-х годов, для этого процесса использовались газовые центрифуги.

«В данный момент «ТВЭЛ» (московская головная компания, в которую входит СХК — прим. АН ТВ2) подготовило распоряжение о проведении работ по перемещению газовых центрифуг 8-го поколения с площадки ЗРИ СХК, на площадку Электрохимического завода в городе Зеленогорск, — говорится в тексте петиции. — Мы, работники СХК уверены, что для нашего комбината это означает следующее: все центрифуги 8-го поколения в течение двух-трех лет будут демонтированы с нашего завода и перевезены на площадку Зеленогорска. А ЗРИ в течение пяти лет будет закрыт, как экономически не выгодное производство. В связи с этим работники завода, комбината, дочерних предприятий и организаций, подрядчики – более тысячи человек – останутся без работы. СХК потеряет статус комбината полного передела. И после закрытия ЗРИ останется лишь решить вопрос по переносу мощностей Сублиматного и Радиохимического заводов на другие площадки».

Почему авторы петиции считают, что закрытие Завода разделения изотопов приведет к ликвидации всего комбината? По мнению наших экспертов (мы приводим их комментарии ниже), ЗРИ — самое прибыльное (если не сказать — единственно реально прибыльное) подразделение СХК. Именно ЗРИ выполняет сейчас самую главную в коммерческом плане работу: обогащает уран. Поэтому ликвидация ЗРИ — это удар по коммерческой устойчивости всего СХК. Но помимо коммерческой составляющей, здесь есть еще и составляющая технологическая. Дело в том, что по технологии производства ЗРИ тесно связан с другими подразделениями атомного производства и, прежде всего, с сублиматным производством. Поскольку именно Сублиматный завод СХК подготавливает материалы для дальнейшей переработки на ЗРИ.

Именно поэтому авторы петиции опасаются, что в случае ликвидации ЗРИ СХК, вслед за ним, через какое-то время, закроют и Сублиматный завод. Точнее так: сначала откроют новый сублиматный завод в каком-то городе, где будет сохранено разделительное производство, а затем уже — закроют Сублиматный завод СХК.

Собеседник Агентства новостей ТВ2, хорошо знакомый с ситуацией в отрасли, не исключил версию развития событий, изложенную в петиции против закрытия ЗРИ. По его словам, сейчас, в условиях экономического кризиса, государство вынуждено все больше и больше думать о сокращении расходов. Не является исключением и Топливная компания «ТВЭЛ», входящая в Госкорпорацию Росатом. В настоящее время разделительное производство налажено на четырех предприятиях, входящих в «ТВЭЛ». Эти предприятия расположены в Северске, Зеленогорске, Ангарске и Новоуральске.

«Судя по всему, — предполагает наш собеседник, —  руководство «ТВЭЛ» решило оставить лишь два из четырех разделительных производств, существующих в России. При этом, Уральский электрохимический комбинат в Новоуральске оснащен самым современным оборудованием и является безусловным лидером отечественного разделительного производства. Поэтому кандидатов на закрытие оставалось всего три: северский ЗРИ СХК, ангарский АЭХК и зеленогорский ЭХЗ. Из трех разделительных производств нужно оставить одно. Ангарское производство меньше северского, поэтому оно, вероятнее всего, тоже будет сокращено. А вот в выборе между Северском и Зеленогорском, на решение руководства компании «ТВЭЛ» повлияла не только экономика, но и политика. Дело в том, что шестидесятитысячный Зеленогорск еще в 2014 году постановлением правительства России был включен категорию «Моногорода», в которых имеются риски ухудшения социально-экономического положения. Иными словами, разделительное производство зеленогорского Электрохимического завода — единственное, на чем держится этот город. И до Красноярска от Зеленогорска 155 километров, а не пять, как от Северска до Томска.

Поэтому с политической точки зрения правильнее сохранить единственное производство на ЭХЗ, чем одно из нескольких производств на СХК. А высвободившиеся в Северске работники с голода не умрут, поскольку рядом — полумиллионный Томск и рынок вакансий весьма велик. У меня есть все основания предполагать, что решение о переносе разделительного производства из Северска в Зеленогорск уже принято, и будет реализовано в течение ближайших нескольких лет».

Но будут ли, действительно, закрывать ЗРИ?

В понедельник, 3 октября, пресс-служба СХК опубликовала на сайте предприятия официальное заявление.В заявлении этом много говорится о перспективах развития СХК, но нет прямого ответа на вопрос о судьбе ЗРИ. И это показательно.

В тот же день Агентство новостей ТВ2 попросило прокомментировать ситуацию вокруг ЗРИ СХК директора департамента информационной политики и коммуникаций компании «ТВЭЛ» Александра Ужанова, который сослался на официальный пресс-релиз своей организации, и заявил, что сегодня речь о закрытии завода не идет. По его словам, определенное количество центрифуг действительно будут перемещены из Северска в другой город. Но это, дескать, делается в рамках научно-исследовательских работ с целью подтверждения возможности работы этих центрифуг после демонтажа и повторной сборки в другом месте.

На вопрос «Идет ли речь о закрытии ЗРИ СХК в перспективе нескольких ближайших лет?», Александр Ужанов ответил: «За перспективу я говорить не могу, я говорю только за текущую ситуацию». Ответ дипломатичный, из которого складывается вполне определенное ощущение, что беспокойство работников ЗРИ имеет под собой основания.

Другой наш собеседник, много лет проработавший на разделительном производстве СХК, к версии о научно-исследовательском характере предстоящего перемещения центрифуг отнесся критически. По его мнению, это слишком дорогой и сложный в техническом отношении процесс, чтобы затевать его только ради научного интереса, особенно в нынешних условиях, когда государство вынуждено резать многие статьи бюджета. Этот же собеседник высказал предположение, что через несколько лет участь Завода разделения изотопов может разделить и Сублиматный завод СХК.

По его словам, вполне вероятно, что в среднесрочной перспективе будет принято решение о строительстве сублиматного производства нового поколения, и такой завод будет размещен не в Северске, а рядом с разделительным производством, то есть в Зеленогорске или, скорее всего, в Новоуральске.

Итак, вероятное закрытие ЗРИ – следствие оптимизации, естественной в условиях кризиса. Впрочем, годовой отчет ТВЭЛ говорит нам, что эту компанию пока кризис особо не затронул. В отчете за 2015 год ТВЭЛ показывает чистую прибыль в 55 миллиардов рублей. Лучший показатель за последние годы, которые тоже были для ТВЭЛ прибыльными. Зачем же, учитывая блестящие финансовые показатели «ТВЭЛ», закрывать ЗРИ СХК? В качестве гипотез мы можем предложить два варианта ответа на этот вопрос. Первый: Столичный «ТВЭЛ» просто экономит на регионах, оптимизируя производство на местах и аккумулируя львиную доли прибыли у себя. Второй: «ТВЭЛ» предвидит сокращение мирового рынка ядерного топлива и заранее сокращает производственные мощности по его производству.

В предстоящее закрытие ЗРИ отказывается верить, доктор технических наук, генеральный директор СХК с 1990 по 2000 годы Геннадий Хандорин.

«Этого не может быть! Но, если все-таки такое решение принято, то это ощутимый удар по СХК. Я не владею сейчас уже конкретными цифрами, но знаю, что разделительное производство всегда приносило Сибирскому химическому комбинату главную выручку, практически вся прибыль комбината — это работа ЗРИ. Если завод закроют, то придется очень туго. Что делать? — Вот выборы прошли, депутатов мы избрали, пусть они теперь работают, пусть Диденко идет к Жириновскому и вместе пусть отстаивают интересы СХК. Они же обещали производство возродить…»

Еще более категоричен в своей оценке событий происходящих вокруг СХК, — журналист, автор книг «Шершавая книга», «Мы потерпели победу», «Наш строгий взгляд пронзает каждый атом», автор телевизионной программы ТВ-2 «Яблоко раздора» Виктор Лойша.

«Если честно, у меня кроме матов слов нет, — говорит Лойша. — Начну с недавнего решения о закрытии Химико-металлургического завода СХК и передачи всего оборонного заказа на челябинский «Маяк». Расцениваю такое решение, как не просто недальновидное, а преступно недальновидное. Оборонные изделия, которые производили на нашем ХМЗ и на «Маяке» должны обновляться каждые одиннадцать лет, и сосредоточивать их производство в одном месте — это роковая ошибка. То же самое могу сказать и о предполагаемом закрытии в Северске разделительного производства: судя по всему, в Москве к руководству отраслью пришли случайные, посторонние люди, которые не понимают сути атомной отрасли».

Что ожидает Северск и всю Томскую область в случае ликвидации СХК или хотя бы — ликвидации СХК в его нынешнем виде? Напомним, что Северск (ранее — Томск-7) изначально создавался, как город при Сибирском химическом комбинате. Город окружен колючей проволокой, въезд в него возможен только по специальным пропускам. В советские годы в Томске-7 была создана особая социальная инфраструктура, качественно отличающаяся от остальной страны: специальное снабжение продуктами и товарами, обилие школ и детсадов, множество социально-культурных объектов. Помимо СХК в закрытом городе была и мощная строительная организация «Химстрой», возводившая не только объекты города и комбината, но и активно работавшая во всей Томской области.

В настоящее время из крупных производств в Северске остался только СХК.

Для сравнения: сейчас в закрытом городе вторым по численности работников является учреждение федерального подчинения Северская клиническая больница — порядка трех тысяч человек, еще примерно восемь тысяч трудятся в муниципальных предприятиях и учреждениях. Порядка сорока (!) процентов населения Северска — пенсионеры. Годовой бюджет Северска — четыре миллиарда рублей, из которых почти половина уходит на образование. Если говорить простым языком, то один из этих четырех миллиардов — федеральная доплата за жизнь в условиях закрытого города.

Поэтому потеря СХК для Северска – это не только потеря работы для тысяч человек, но и фатальный удар по бюджету города.

Кстати о налогах. Только в первом полугодии текущего года Сибирский химический комбинат заплатил более семисот миллионов рублей налогов в бюджет Томской области, и семьдесят миллионов — в бюджет Северска. Очевидно, что вероятное закрытие ЗРИ — самого прибыльного подразделения СХК — нанесет удар не только по северчанам, но и по всей экономике региона. Геннадий Петрович Хандорин считает, что сейчас в дело должны вмешаться лоббисты интересов области — и новоизбранные депутаты, и, конечно, областная администрация во главе с губернатором.

Продолжение, судя по всему, следует…

P.S. Когда данный материал готовился к публикации, текст петиции против закрытия ЗРИ СХК был удален с сайта change.org. Остался только перечень адресатов обращения и количество проголосовавших в интернете. По имеющейся у нас, официально неподтвержденной информации, на инженера-прибориста ЗРИ Дмитрия Карбышева, который выложил обращение профкома на сайт change.org, было оказано административное давление руководством СХК, и он удалил с сайта текст петиции. Связаться с Карбышевым нам пока не удалось.

P.P.S. Когда материал был уже опубликован на нашем сайте, с ЗРИ СХК пришло известие: на завод прибыла группа работников из Зеленогорска для демонтажа газовых центрифуг.

Метки: Томская область, Томск, Северск, СХК, ЗРИ, ХМЗ, ТВЭЛ, сокращение производства, закрытие завода, налоги, рабочие места

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Радио Свобода
"Сами погубили профессию"
Детская художественная школа №1
Успей записаться на курсы и мастер-классы!
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?