Опять «Метель»… (как мается культура в нищете)

В гардероб томской областной универсальной научной библиотеки им.А.С.Пушкина  в седьмом часу вечера, в субботу, стояла очередь. В ней не толкались и не выясняли, кого здесь не стояло. Наличие очереди в культурном учреждении подтверждало опасения в том, что  духовные потребности людей существуют вне зависимости от того, объявлен или не объявлен 2014-ый - годом культуры.

Последний раз я видел очередь в библиотеке еще до изобретения интернета на абонементе гуманитарных наук НБ ТГУ в январе 1988 года. Все студенты, а тем более филологи, юристы, историки, экономисты в тот год еще отправлялись в армию в случаях хронической академической неуспеваемости. Учились не за совесть, а за страх оказаться в широких степях Забайкалья, с грибком на ногах и непременным спустя два года: «она меня не дождалась».

А в прошлую субботу стояли в очереди со своими пальто и куртками не глупые молодые люди призывного еще возраста, некоторые в очках, что лишний раз показывало высокий интеллектуальный градус аудитории. Среди такой фрондирующей, раскрепощенной и немножко более женской, чем мужской аудитории ходил, никого не боясь, Максим Степаненко, прославившейся недавно тем, что пытался реанимировать старославянское слово «бл...дь» в отношении матерей-одиночек.

Было ясно, что намечался «пир духа», спровоцированный бесплатностью представления, которое организаторы назвали арт-мистерией по повести Пушкина «Метель». В мистерии участвовали арт-проект «Васильев вечер», студия русской традиционной пляски «Улица», томский пехотный полк, музыканты Алексей Пиоттух и Степан Пономарев, певица Вероника Цай.

Дважды лауреат российской «Большой книги», большой и на счастье все еще томский писатель Владимир Костин читал прекрасный в своей простоте текст баритоном, от которого млело не одно поколение студенток Филологического факультета. Дети, настоящие и будущие, замирали от этих чарующих звуков, а особо смышленые забирались на сцену в минуты, когда на сцене запевали долгие наши песни их мамы и папы в русских нарядах.

На экране над сценой методом простейшей компьютерной анимации мучилась барышня Марья Гавриловна от неразделенной любви, приходил в зрительный зал и уходил Томский пехотный полк, символизируя поколение победителей 1812 года, и всеобщее оживление в обществе, когда вчерашние пацаны возвращаются с настоящей, мужской, не «плющенковской» победой.

Со сцены летел снег, и все 250 человек сидящих и даже стоящих в зале, плутали в метели, выезжали вдруг к маленькой церквушке, женились на неизвестной девушке, уходили на войну с супостатом и возвращались с нее «с интересной бледностью», объяснялись с Марьей Гавриловной в саду и падали к ее ногам…

- Ну, жил здесь Пушкин, и …ули? – вспомнил после представления Владимир Костин историю образца далекого 1999 года, когда мы, готовя юбилейную телепередачу про поэта, разыскали дом на бывшей Пантелеймоновской (Пестеля, 5) улице, где он жил. Мужичок выбрел на нас из ленинградской подворотни, как герой  Краско в «Питер FM» в трениках и майке, и ответил на наши расспросы исчерпывающе.

Ну, читали и играли с «Метелью» в томской библиотеке, дальше что?

Дальше, мне кажется, вот что.За неимением значимых культурных событий в провинции общество начинает их создавать само. Эти ивенты, как сейчас модно говорить, часто попахивают самодеятельностью, неоправданными экспериментами, «фефектами речи», но зато они искренни и делаются вне бюджетных расчетов.

Сложно винить нынешних менеджеров в том, что культурная нива не колосится. Они работают в предложенных обстоятельствах. А обстоятельства таковы: 90 процентов скудного финансирования на культуру – это расходы на содержание зданий и зарплату сотрудникам. Потому что не топить нельзя и не платить нельзя.Это вообще тенденция, однако, превращать отраслевые государственные департаменты в собесы, конторы по выплате социальных пособий. В ситуации, когда тамада на свадьбе зарабатывает полторы месячных зарплаты актера профессионального театра, надо ли говорить о том, где предпочитают работать актеры и музыканты вечером в субботу?

Есть ощущение, что можно вообще отменить нынешнюю символическую плату за вход в учреждения культуры. Можно дать карт-бланш тем, кто способен собрать на свои представления 250, 100, 20 человек, помочь им со сценографией, постановкой, цветом, звуком, костюмами.

Раз мы не можем поддержать профессиональную культуру, давайте поддержим самодеятельную. Ей много не надо.

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?