Одним дефолтом мазаны. Финансовый кризис 98-го 10 лет спустя

Десять лет назад страну потряс дефолт. 17 августа 98 года правительство России объявило, что не способно расплатится со своими долгами. Последовал моментальный обвал рубля, цены на некоторые продукты выросли в разы. Разорились банки и предприятия, граждане потеряли свои накопления. В Томске последствия дефолта ощутили уже ближе к сентябрю. И как ни странно, наряду с минусами, местные эксперты отмечали и плюсы для экономики области. Как сегодня оценивают события десятилетней давности? Этой зимой «Сибэлектромотор» открыл новый цех. Теперь предприятие может производить самое современное литье в стране. На перспективу большие планы - выйти на производство 60 тысяч тонн в год. Это считается высоким показателем для такого рода бизнеса. Как и многие другие заводы, своему росту «Сибэлектромотор» в некотором смысле обязан дефолту.
Кирилл Новожилов, генеральный директор ОАО «Сибэлектромотор»: «Искусственно сдерживался рубль, нам было невыгодно конкурировать с импортными товарами, а когда произошел дефолт произошло замещение».
Семнадцатого августа российское правительство объявило, что не может платить по внешним кредитам. Последовал резкий обвал рубля. Если в начале августа 98 года доллар стоил шесть рублей, то к концу сентября - уже 18-20. А к концу года вклады обесценились в четыре раза. В томских магазинах начался ажиотаж - люди скупали продукты и дорогие товары в страхе, что деньги обесценятся еще больше.
Для большой части мелкого и среднего бизнеса 98 год оказался последним. Предприниматели разорились. И многие этого не вынесли.
Александр Остроушко, председатель общественного профсоюза предпринимателей: «Многие ушли, разорились, свели счеты с жизнью».
В то же время, скачок доллара сделал недоступными многие импортные товары. И это был шанс для местных производителей.
Виктор Кресс, губернатора томской области (26 августа 1998г.): «Надо срочно занимать эту нишу, отвоевывать свое!».
Предприятия свое отвоевали. Быстрее всех дивиденды от падения рубля получила пищевка, как более мобильная. Поднялись на волне дефолта приборный и радиотехнический заводы, «Сибкабель» и «Сибэлектромотор».
Кирилл Новожилов: «На «Сибэлектромоторе» сказалось благоприятно, увеличился спрос на внутреннем рынке... Для предприятий это было выгодно».
Владимир Пономаренко, председатель бюджетно-финансового комитета Государственной думы ТО: «После дефолта пошли уже изменения во внутренней экономике. На уровне области это смотрелось несколько по-другому. Предприятия пытались резко повысить цены на продукты, и областные власти занимались в основном тем, что пытались эти цены сдержать. Собирались на совещания каждый день... И мы благодарны нашему бизнесу тогда, что пошли нам навстречу и смогли обеспечить и рост себе и сдержать социальную напряженность».
За пять лет, последовавших за дефолтом, рост томской промышленности на четверть превысил общероссийский. Был и неожиданный эффект - молодежь хлынула в менеджеры. Именно в 98, 99 годах около одиннадцати вузов и филиалов в Томске открыли кафедры менеджмента и антикризисного управления. Итогом на уровне страны стало создание запаса прочности - стабфонда. Сегодня он исчисляется триллионами рублей.
Владимир Пономаренко: «Своими руками мы этого сделать уже не сможем... При том состоянии экономики, которое есть, повторение дефолта нам не грозит».
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?