"Однажды в Ростове" . Как снимался сериал

На первом канале на этой неделе начался сериал "Однажды в Ростове". Три года он лежал "на полке" , никто из теленачальников не решался показать историю о страшных событиях расстрела мирной рабочей демонстрации в Новочеркасске в 1962 г. И вот невероятное - этот сериал показывает главный федеральный канал страны. Рейтинги зашкаливают. Критики в восторге.  По их признанию  - это один из самых успешных российских сериалов за многие годы.

Все отмечают не только великоллепную режиссерскую работу и точную игру актеров, но и редкий по своей глубине, продуманости ходов и сюжетных линий сценарий Елены Райской. На своей страничке в ФБ она рассказывает о творческой кухне съемок и о тех моментах, которые по разным причинам не вошли в сериал.

 

ИЗ ТВОРЧЕСКОЙ КУХНИ-4

Взыскательный зритель, наверное, обратил внимание на странную фразу, которую произносит в сарае пьяный сотрудник КГБ Фурманюк: "Я думал, опять бабушка пришла". А жена Тоня отвечает ему: "Бабушка твоя давно в могиле. Допился, идиот, до белой горячки".

Так вот. Этому предшествовала сцена тихой белой горячки.Там действовали Фурманюк, адъютант Копыльцова Юра и сам Копыльцов, не говоря уже о бабушке и глухо спящем с перепою герое Жигунова. Простите за много букафф, но сцена была такая:

РОСТОВ. ДОМ ФУРМАНЮКА. САРАЙ.
Сергей и Фурманюк спят на остатках сена, сваленных в сарае.
Фурманюк открывает глаза. Перед ним – старуха. Склонив голову к плечу, она скорбно смотрит на него.
Фурманюк: Баушка… Ты бы угомонилась уже… Ходишь за мной, как эта…
Старуха: Так ведь и ты мне покою не даёшь, говнюк. Пьёшь всю дорогу… Дурак ты! Дурак и есть!..
Фурманюк: А ты чем лучше? И вовсе - мёртвая!
Он поворачивается на бок, закрывает глаза.
Старуха: (Требовательно.) Сено копни!
Фурманюк открывает глаза, с тяжелым вздохом садится.
Старуха: (Сердито.) Сено, говорю, копни. Совсем тупой?.. Там спрятано кое-чего!
Фурманюк пожимает плечами, но всё же выполняет бабушкин приказ – копает под собой. И – извлекает из-под слежавшегося слоя сена книгу.
Подняв голову, он видит Юру, который стоит перед ним с папочкой в руке.
Фурманюк: А бабушка где?!
Юра: (Пожимает плечами.) Не знаю.
Старуха выглядывает из-за его спины.
Старуха: Да здесь я, здесь.
Юра: (Фурманюку.) Геннадий Павлович приказал явиться в управление. Вам и Сергею Николаевичу.
Фурманюк: Так у меня же библиотечный день!..
Фурманюк показывает ему книгу.
Старуха: (Фурманюку. Кричит.) Книгу обратно закопай, болван!..
Фурманюк: (Ей.) Чего орёшь-то?
Юра: По-моему, я с вами вежливо разговариваю…
Фурманюк: (Ворчливо.) То откопай, то закопай…
Юра: (Удивленно.) Я не понял…
Старуха: Это ж Евангелие!.. За него и сесть можно!..
Фурманюк поспешно засовывает книгу под сено.
Старуха: И не ехай никуда. Лишнее это!
Фурманюк: (Ей.) Я не могу не ехать!.. Ты чего говоришь-то?!
Юра: (Удивленно.) Я - говорю?..
Фурманюк: Да не ты! Она!
Юра изумленно оглядывает сарай.

РОСТОВ. ОКОЛО ДОМА ФУРМАНЮКА. САЛОН АВТОМОБИЛЯ.
В окне машины возникает лицо Юры.
Копыльцов крутит ручку, опуская стекло.
Юра: Геннадий Павлович… Там совсем плохи дела…

РОСТОВ. ДВОР ДОМА ФУРМАНЮКА. САРАЙ.
Старуха оглядывается на Копыльцова, вошедшего в сарай.
Старуха: (Фурманюку.) Начальство твоё припёрлось!..
Фурманюк: Геннадий Палыч…
Он делает попытку встать, чтобы поприветствовать начальство, но это ему не удается: он снова оседает на сено.
Копыльцов: Та-ак… Пиши объяснительную. Почему напились, почему не вышли на работу.
Он делает знак Юре, и тот мгновенно извлекает из папочки чистый лист бумаги, из нагрудного кармашка – автоматическую ручку.
Фурманюк: Так у меня же – библиотечный день!
Копыльцов: (С яростью.) А здесь что – библиотека?!
Старуха: (Фурманюку.) Не спорь с ним. Ну его!..
Фурманюк берет лист, ручку. Вопросительно смотрит на старуху.
Фурманюк: (Старухе.) Что писать-то?..
Копыльцов: (Фурманюку.) Я же ясно сказал!!!
Фурманюк: Геннадий Палыч… не вас спрашиваю…
Старуха: (Фурманюку.) Что есть, то и пиши… Чего уж там…
Фурманюк пристраивает лист на папке. Тряхнув ручку так, что из неё вылетают чернила и кляксой падают на сено, Фурманюк пишет под диктовку бабушки.
Старуха: Полковнику Копыльцову от сотрудника Фурманюка – объяснительная записка.
Фурманюк: (Ей.) Ты помедленнее диктуй, не успеваю…
Копыльцов оглядывается на Юру. Тот тихо вздыхает и разводит руками: мол, я же говорил…

На съёмочной площадке всё уже было готово, бабушка в платочке и другие актёры ждали хлопушку. Но тут вдруг актёр (он же - продюсер) Жигунов объявил, что сцену эту снимать он запрещает. Как?! Почему?! А без всяких объяснений. Не будет этой сцены - и всё.

Причина так и осталась загадкой. То ли канал воспротивился белой горячке персонажа, то ли артист Жигунов возобладал над одноимённым продюсером: обидно ему стало лежать пьяным телом в стороне от чужого бенефиса.

Но сцену так и не сняли, о чём до сих пор мы горюем с режиссёром.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Деревенское Молочко
4 июня состоиться праздник "День молочка" !
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
Поделитесь