Очень нужная профессия. Метеослужбам России 85 лет

Метеорологической службе исполнилось восемьдесят пять лет. Декрет о ее создании в России подписал Ленин. С того времени, говорят метеорологи, обыватели постоянно интересуются собранными ими данными. А вот власть внимание на метеорологическую службу обращает редко. В основном, говорят в метеослужбе, после чрезвычайных происшествий. Надежда Рябец - метеоролог по совместительству. Работает в лаборатории манометрового завода. Но в течение дня собирает и метеоданные. Стационарный пункт метеорологической службы - через дорогу. Сюда Надежда Рябец приходит три раза в день. Берет пробы воздуха и снимает показания со всех приборов: «Здесь снимаем показания по направлению воздуха, направлению ветра - 90 градусов сейчас. Потом настраиваем. И снимаем температуру: сейчас у нас 12 градусов мороза».
Таких стационарных пунктов в Томске - шесть. Был и еще один - на Каштаке, но в середине девяностых его сожгли. Денег на новый у метеослужбы нет. Хотя, говорит Надежда Рябец, данными приборов интересуются постоянно. Причем, не только в метеослужбе.
Надежда Рябец: «Все прохожие интересуются. И погодой интересуются, и выбросами вредными».
Начальник лаборатории Наталья Черных своего рабочего места немного стесняется. Даже просит не снимать столы. В лаборатории, где обрабатывают пробы, все, как и двадцать лет назад. Почти все приборы - ветераны. Меняются здесь только реактивы, да журналы, в которые заносят данные.
В Москве, говорит Наталья Черных, состоянием региональных метеослужб интересуются мало. Зато постоянно интересуются данными о погоде и загрязнениях. Эту информацию метеорологи должны предоставлять ежедневно.
Наталья Черных, начальник лаборатории: «Мониторинг - что-то такое, не всем понятное, абстрактное. И когда я не работала в этой структуре, я тоже не совсем понимала, зачем он нужен, зачем это делается. А это делается: для того, чтобы охранять окружающий воздух, нам нужно знать, чем он загрязнен».
В лабораторию Николая Башкирова могут пройти не все. Здесь изучают радиационную ситуацию. Оборудование закупили после аварии на СХК в девяносто третьем. Несколько десятков приборов, расположили вокруг Северска и Томска. С тех пор оборудование не меняли. Но сигнал тревоги в случае опасности, все же прозвучит в этой комнате.
Николай Башкиров, начальник лаборатории оперативного контроля радиоактивного загрязнения: «Во-первых, надо убедиться, что это не ложная тревога. Бывают сбои, прошла помеха, гроза бывает. Как любая техника. Есть список, кому они обязаны звонить».
Николай Башкиров - в этом списке первый. Он должен сообщить затем и спасателям, и в администрацию области. Потом, конечно, в Москву. Только в этом случае, шутит Николай Иванович, о них вспомнят. Правда, добавляет, как и тогда, в девяносто третьем, ненадолго.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?