О книге профессора Муратова: он пишет о ТВ, которого нет, но в которое он верит...

В ЖЖ у лауреата телевизионной премии ТЭФИ, члена Союза кинематографистов России, кандидата филологических наук Ирины Кемарской опубликован пост, посвященный выпуску книги академика российского ТВ Сергея Муратова:

У меня есть друг, с которым мы бесконечно спорим. Зовут его Сергей Александрович Муратов. Он настоящий профессор.

В какой-то момент С.А. стал моим наставником по диссертации. Я тогда только прилетела из Панамы, со съемок «Последнего Героя - 1», и он не мог понять, как я могла участвовать в такой «этически низкой эпопее». Я ругалась, как сапожник, и пыталась объяснить, что же такое реалити-шоу. Муратов пригласил меня выступить перед студентами, а потом долго качал головой и повторял свое любимое: «Ну-ну!..»!     

Так и сдружились. Вторым сакраментальным вопросом его было: «Ира, зачем вам деньги?» Это он спрашивал при каждом моем новом проекте. Самому С.А. деньги нужны в минимальном количестве, просто – чтоб были. Чтобы на них покупать книжки и иногда что-нибудь вкусненькое.

Диспуты наши обычно проходят на муратовской кухне, вкусненькое готовит профессорская жена Маша, по совместительству журналист и очень хороший художник. Я, правда, в какой-то момент спросила про керамическую штуковину, ею сделанную: «Это пепельница?» - за что получила «фэ» и объяснение, что это искусство. То есть уже понятно, что периодически  я «не попадаю», но от этого не меньше люблю муратовский дом.

Сергей Александрович пишет книги. О телевидении. У меня их целая полка дома.

Удивительно не это –удивительно, что он пишет книги о ТВ, которого нет, но в которое он верит и о котором мечтает. Коммерческие зрелища он не любит, хотя сам – автор супер-хита, говоря по-современному. Когда-то в сообществе еще двоих таких же отвязных молодых людей (Альберта Аксельрода и Михаила Яковлева) он придумал «КВН». Не телевизор, а программу – самую «долгоиграющую» в стране. Хитовый формат!

Но про форматы с Муратовым тоже лучше не говорить – порвет. Он искренне считает слово «формат» ругательным, в крайнем случае - эвфемизмом для слова «цензура». И разговоры о форматных удачах воспринимает, как Одиссей пение сирен, – сразу начинает шарить в поисках воска, чтобы залепить уши аудитории. Сам же,  как хитроумный царь Итаки, смотрит по телеку все подряд и даже к мачте не привязывается. На него гибельное пение не действует. Очень сильная культурологическая прививка.

Подаренная мне год назад книжка Муратова называется «Я думаю, ты думаешь…». Он мне ее надписал: «от восхищенного автора…», но верить этой надписи нельзя. Я, когда ее читала (книжку, а не автограф!), думала только об одном: если бы Сергей Александрович вел свой блог и выкладывал кусочки текста как посты, я бы с ним имела много батлов. Причем таких, серьезных.

Потому что он отказывает телевидению – тому, на котором (или на которое) мы работаем, – в самом святом: в «нетленке»! Его принцип: в искусстве надо искать не новое, а вечное. А в «ящике», изучению которого он отдал пятьдесят с лишним лет, вечного обнаруживается крайне мало.Он пишет о том, чем ТВ не стало. Великим хранилищем культуры. Воспитателем масс. Просветителем. Ему тошно от «эффекта мелькания» и «визуального обслуживания населения».

Накидаю цитат:

- Единственная черта, объединяющая самых разных людей, – нетерпимость. - Когда мы рождаемся, то сначала учимся говорить, а потом уже – думать.

- В бинокль нельзя взглянуть сразу с обеих сторон… Приходится переворачивать!

- Легче всего нам видеть то, что видят все.

- Обыденное сознание – принцип экономии умственной энергии

- История нашего прошлого насыщена мифами, как батон изюмом...

Я знаю, что меня больше всего напрягает в этой книге. Там нет ни слова о том, КАК что-то делать на ТВ. Но там все время возникает вопрос: ЗАЧЕМСамое сложное – ответить на этот вопрос, не уклоняясь. Если программы, которые показывают по ящику, это только шприц для одурманивающих инъекций, опиум для народа, то зачем нам в этом участвовать?..

У каждого, кто сегодня причастен к телепроизводству, такой ответ должен быть. У меня он есть. Уверена, что и у вас - тоже. И у самого Муратова он был – во времена, когда его выгоняли из редакции, или когда он сам уходил в знак протеста против несправедливости, в самом начале, до того, как стал телекритиком.

И это позволяет спорить с ним, нападать и защищаться. Нам нравятся разные программы. У нас разные вкусы. Но у Сергея Александровича звериное чутье на то, что выше среднего. И он любит и понимает телевизионные «мулечки», «фенечки» и приколы.

Что еще классно – он никогда не празднует юбилеи. Поэтому можно пренебречь возрастными регалиями и рубиться  с ним на равных, обсуждать следующую книгу. Это очень бодрит! А если при этом еще на столе стоит что-нибудь вкусненькое!..

Правило: Книжки пишут для того, чтобы кто-то их прочитал.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?