О бесчинстве и «войне всех против всех»

Когда кажется, что мы уже на дне, снизу, как известно, обычно стучат. Вот и сейчас. На одном из столичных фасадов прямо напротив Министерства культуры РФ появился такой вот плакатик. «Нужна ли такая культура?» – спрашивают нас.

Фото: Facebook.com

Напомню, с год назад на главном проспекте столицы уже вывешивались похожие дацзыбао.

Борис Немцов, портрет которого был среди этих «чужих», уже расстрелян. В спину. Прямо напротив Кремля. Теперь вот появились плакаты с «деятелями культуры».... Слово «дацзыбао», кстати, я вспомнила не случайно...

Небольшой исторический экскурс. В  этом году как раз будет отмечаться 50-летие «Культурной революции» в Китае. Началось все там, в Китае, 50 лет назад вот с чего. Партийный соратник великого Кормчего Мао и по совместительству литератор Яо Вэньюань опубликовал статью, в которой «раскрыл политический смысл» пьесы некоего У Ханя. В этой пьесе, как писал Яо, «проявляется желание восстановить частное хозяйство». Яо Вэньюань занимал сравнительно невысокий пост в партии – возглавлял отдел пропаганды шанхайского горкома. Но именно ему было поручено написать статью, которая стала сигналом к «Культурной революции». Говорят, что редактировала эту статейку сама  жена Мао Цзэдуна Цзян Цин. Впрочем, кто уже точно знает все эти подробности. Точно известно другое. 8 августа 1966 года XI пленум ЦК КПК принимает «Постановление о великой пролетарской культурной революции». Ну и понеслось...

По радио было прочитано дацзыбао Не Юаньцзы — преподавателя философии Пекинского университета: «Решительно, радикально, целиком и полностью искореним засилье и зловредные замыслы ревизионистов».В ответ на этот призыв миллионы школьников и студентов организовались в отряды хунвэйбинов. Они выявляли подлежащих уничтожению «националпредателей» среди своих университетских преподавателей, руководителей вузов и т. д. На «классовых врагов» вешали дацзыбао, напяливали шутовской колпак, раскрашивали лица черными чернилами, заставляли лаять по-собачьи...

Фото: proteviblog.typepad.com

Чтобы акция проходила еще эффективнее, все школы и университеты власти распустили на шестимесячные каникулы. В университете города Сямынь в провинции Фуцзянь вывесили дацзыбао следующего содержания:

«Некоторые [преподаватели] не выдерживают собраний критики и борьбы, начинают плохо себя чувствовать и умирают, скажем прямо, в нашем присутствии. Я не испытываю ни капли жалости ни к ним, ни к тем, кто выбрасывается из окна или прыгает в горячие источники и гибнет, сварившись заживо».


Вот одна судьба. Один из самых любимых моих писателей Лао Шэ. Автор пронзительной и актуальной книги «Записки о кошачьем городе» . 23 августа 1966 года он отправился на работу. Согласно свидетельству его сына Шу И, Лао Шэ вступился за сослуживцев, ставших жертвами хунвэйбинов, и был избит до полусмерти. Поздно вечером Лао Шэ вернулся домой, а спустя сутки его тело нашли на окраине города, в озере Тайпинху. Труп был в одном белье, верхняя одежда лежала на берегу. По воде плавали листки бумаги, которые сразу же были конфискованы полицией (семье даже не удалось на них взглянуть). Очевидно, писатель покончил с собой, хотя до сих пор некоторые считают это утверждение спорным. Но в любом случае можно сказать, что Лао Шэ еще повезло. Он избежал долгих пыток и унижений.

Отряды хунвэйбинов отрезали косы и сбривали крашеные волосы у женщин, раздирали слишком узкие брюки, обламывали высокие каблуки на женской обуви, заставляли владельцев магазинов и лавок менять названия. 

Останавливая прохожих, хунвэйбины читали им цитаты Мао, обыскивали дома в поисках «доказательств» неблагонадежности хозяев, реквизируя при этом деньги и ценности. Газеты писали: антимаоисты — это «шныряющие по улицам крысы… Убивайте, убивайте их!».  И их убивали.

Фото:www.gs5000.com


Министерство транспорта КНР осенью 1966 года выделило хунвэйбинам бесплатные поезда для разъездов по стране с целью «обмена опытом»....

Хунвэйбины громили и жгли храмы и монастыри, снесли часть Великой китайской стены, употребив вынутые из неё кирпичи на постройку «более необходимых» свинарников; сожгли декорации и костюмы спектаклей Пекинской оперы: в театрах должны идти только написанные женой Мао «революционные оперы из современной жизни».

Началось все с уничтожения «неправильных» ученых, режиссеров и писателей. А вылилось в кровавый террор и «войну всех против всех». В Кантоне в июле-августе 1967 года в вооруженных стычках между отрядами организации «Красное знамя» с одной стороны и «Ветер коммунизма» с другой погибли 900 человек. Причем, в перестрелках участвовала артиллерия. В провинции Ганьсу к 50 машинам привязали проводами или проволокой людей и кололи их ножами, пока они не превращались в кровавое месиво.

Террор продолжался два года. Почувствовав, что цели его достигнуты, все политические противники (в ходе «Культурной революции» было репрессировано около пяти миллионов членов партии) и просто инакомысялщие уничтожены, а хунвэйбины выходят из под контроля, Мао в 1967 году направил против обезумевших от крови молодчиков армию. После разгрома их отрядов, лидеры хунвэйбинов были репрессированы, а рядовые исполнители сосланы в самые отдаленные районы Китая.
Результаты «Культурной революции» оцениваются примерно так: миллионы погибших, уничтожены тысячи древнекитайских исторических памятников, книг, картин, храмов.


В своей пророческой книжке покончивший с собой во время «Культурной революции» Лао Шэ писал:
«В общем, дурманные листья всемогущи, благодаря им можно всю жизнь бесчинствовать. Слово «бесчинствовать» в устах высокопоставленных людей-кошек – самое изысканное понятие».

К чему я вспоминаю все это сегодня, спустя полвека после тех страшных событий, в далеком, казалось бы, Китае? Да потому что слово «бесчинствовать» сейчас, кажется, опять самое «изысканное понятие в устах высокопоставленных людей».

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь