«НОРМАЛЬНЫЕ ЛЮДИ НЕ ЕДЯТ ЛЮДЕЙ»

О насилии над детьми, женщинами и даже мужчинами в России практически не говорят. Так уж сложилось. Согласно статистике правозащитной организации «Amnesty International», в России тем или иным видам домогательств подвергались 70% женщин. И зачастую многие здесь добавляют «Сам(а) виноват(а)». Недавно одна история в Фейсбуке превратилась в общероссийский флэшмоб "Я не боюсь сказать". Под хештегами #яНеБоюсьСказать пользователи — и женщины, и мужчины — рассказывают о пережитом насилии. В настоящее время постов, посвященных этому, несколько тысяч. О насилии, безразличии и о том, почему мы иногда оправдываем насильника, а не поддерживаем жертву.

«Я котеночек... Я рада, что у меня не девочки»

5 июля, в фейсбуке появился пост украинской активистки Анастасии Мельниченко с хештэгом #янебоюсьсказати. Женщина рассказала, как стала жертвой сексуального и домашнего насилия, и призвала женщин делиться своими историями.

После публикации своей истории о перенесенном насилии Анастасию стали обвинять в том, что она мужененавистница. Но Анастасия подчеркивает, что это не так. 

«Я не злая, я агрессивная. Разница в том, что «злая» — это внутренняя характеристика человека. Агрессия – это тип поведения, реакция на окружающих. Агрессия не всегда плоха. Сама агрессия является двигателем, который заставляет нас действовать, быть активными. Менять мир, который не устраивает. Агрессия – это ресурс.<...> Другое дело, что от женщин такой агрессии не ждут. Нам с детства говорят о том, что мы должны сдерживаться, проявлять одни чувства (эмоции) и притуплять (придушивать) другие. Моя агрессивная позиция в соцсетях и в жизни (а в жизни я, как и тут – не молчу) отталкивает людей. Знаете как тяжело, когда ты котенок, а все видят в тебе монстра? Агрессивность женщин очень осуждается. В тоже время, от нас ожидают агрессивных ответов тому же нападающему. Но, как ты ударишь нападающего, когда тебе с двухлетнего возраста говорят: «Не дерись, ты же девочка!». Как можно отказать (отбиваться), когда тебе все детство внушали «Уступи, ты же девочка». СМИ массово пропагандируют черты «настоящей женственности», как мягкость, покорность, скромность. А потом я читаю: «Почему ты не отбивалась?», «Почему женщины позволяют так с собой обращаться?» . А правда: Почему? Важно понимать, что проявлять агрессию это не означает быть «злой», «плохой», «недостаточно женственной». Агрессия – это в принципе неплохо. Это драйвер, двигатель. Агрессия – это острие (наконечник), которое можно направить против несправедливости или плохих людей. А я я котеночек».

Анастасия пишет, что самое важное то, что люди начали говорить. Говорить, вновь переживая ту боль, которую они когда-то испытали. Говорить, не обращая внимания на комментарии.

«Это очень страшно, но это очень важно, — пишет в ФБ Анастасия Мельниченко. — Мы смогли ту боль, с которой годами жили наедине, обратить в мощную волну совместной боли, которая сдвинула глыбу молчания (замалчивания), непонимания, игнорирования проблемы сексуального харисмента и насилия. Я знаю, это больно. Эта правда, которую часто не хочется слышать, которую тяжело слышать. Но это необходимо. Это очень важно знать. И об этом необходимо говорить».

Флэшмоб открыл много страшных вещей: насилия много, насильники среди нас и мы не можем отличить их от нормальных людей. Страшно и то, что для мужчин изнасилование нормально. По словам Анастасии, большинство мужчин «нормализует изнасилования». Лишь для немногих мужчин-комментаторов это является преступлением в любом случае.

«Мне страшно жить в таком обществе. И я радуюсь, что у меня дети — не девочки», — заключает Анастасия.

Термина «спровоцировала» в психологии нет

35% всех обращений в кризисный центр «Семья» связано с насилием. Статистики обращений по сексуальному насилию нет. Но специалисты говорят, что таких обращений немного.

Рассказывает психолог кризисного центра «Семья» Наталья Богданова:

— Многие говорят, что жертва сама спровоцировала насильника. Почему общество стремиться переложить вину с насильника на жертву?

— В психологии термина «спровоцировала» не существует. Когда мы консультируем женщину, подвергшуюся насилию, или лицо, склонное к насилию, мы всегда обозначаем свою позицию, что нет понятия «провокация». Что такое провокация? Есть зона ответственности одного человека и зона ответственности другого. Совершать какие-то акты психологического, морального, физического насилия недопустимо и это уголовное преступление. Человек совершает акт, он несет за это ответственность. Что значит спровоцировала? Представьте, ко мне приходит агрессивный клиент, а у меня их бывает достаточное количество в практике, и тогда по этой логике, агрессивный клиент спровоцировал меня, чтобы я его оскорбила или выпроводила. Но это же невозможно? Существуют этические, профессиональные, моральные, религиозные ценности «Не убий», «Не причини вреда другому».  Нет понятия провокация, есть то, как на это человек реагирует. И это его зона ответственности.

Насиловать будет тот, кто склонен к этому. Обвинить другого человека — очень удобно. Слушай, вот если бы ты не накрасила губы красной помадой и не надела бы короткую юбку, я точно бы тебя не изнасиловал. Это ты виновата. Но другой человек спокойно пройдет мимо короткой юбки и красной помады.

— Зачастую такие обвинения можно услышать не только от мужчин, но и от женщин, которые также могут стать жертвой насилия. С чем это связано?

— На мой взгляд, это связано с одним: люди, склонные к насилию, очень опасны. И очень часто эффективно присоединиться к позиции силы. Т.е. люди неосознанно, на точке страха присоединяются к подобному мнению, потому что сами боятся действий подобных людей. И они, как это не парадоксально, встают на их сторону. Это как дети, которые живут в семье, где отец чинит насилие в отношении матери. И дети занимают позицию отца только потому, что это позиция силы и здесь менее опасно. Однако есть и культурные традиции. Почитайте пословицы и поговорки. «Бил жену до детей, бей детей до людей». Т.е. насилие оправдывалось еще тогда. В патриархальном строе оно было нормой, и было нормой представление женщины как глупой и развратной. И до сих пор у нас все пронизано сексуальным контекстом. Посмотрите на рекламу, как она представляет женское тело. Образ женщины на экране — это образ очень доступной проститутки, которая хочет лишь одного. И этот образ выработался не за один год, а за столетия.

— Флэшмоб показал: многие родители не верят детям, когда они говорят про насилие. 

— Семья не верит по тем же причинам. Им это неприятно, они не знают, что с этим делать. Есть и защитные механизмы, которые срабатывают в этот момент. Возникает сильный аффект, который вытесняет информацию. Так психика сама себя защищает. Все еще зависит от возраста ребенка. Родитель может просто думать, что дети фантазируют. А еще люди, совершающие насилие, обычно имеют в социуме очень привлекательные портреты. И когда ребенок говорит, что вот дядя сделал это, ему отвечают, что он очень хороший и обаятельный, и сделать такого не мог. 
 
— А куда обращаться детям, пережившим насилие?
 
— Психологи не могут работать с подростком до 14 лет, так как сначала должен написать заявление его родитель. А если он и насилует ребенка? Напишет ли он такое заявление? Конечно же, нет. Поэтому мне в голову приходит только всероссийский телефон доверия — 8-800-2000-122.. 
 
— Еще одна проблема в том, что с детьми не говорят о сексуальном воспитании. Не объясняют, что хорошо, что плохо.
 
— У нас в центре был случай, когда биологический отец фактически развращал своих трехлетних дочерей. Говорить нужно, но непонятно, как и кто будет этим заниматься. Возможно, с маленькими детьми получится работать в форме игры. Младшим школьникам нужно тоже объяснять. Но кто будет это делать? Точно, не учителя. Бывает, что родители и сами отказываются от подобных уроков, так как считают, что их детям это не нужно.

— Есть ли какие-то советы жертвам насилия? Или от насилия никто не застрахован?

— Здесь нужно спрашивать себя: «Как я отношусь к себе?», «Какие у меня границы?», «Что я знаю про это?», «Кому я позволю?», «Кому и сколько буду позволять?». Все мы родом из детства. Нередко у женщин, в отношении которых совершается насилие, есть какие-то личностные черты, какие-то детские травмы, которые способствуют тому, чтобы насилие совершалось. Здесь должна быть их личностная работа. Знаете, как бывает: женщину в одних отношениях избивал партнер, она от него ушла, но если она ничего в себе не поймет, то есть вероятность, что и следующий будет ее тоже бить. На кого-то можно посмотреть и он остановит тебя взглядом, а у кого-то напротив будут полные страха глаза. А это подстегивает насильника. Очень хорошо видно детей, которые уже испытывают эту виктимность (синдром жертвы - прим. редакции). Их видно с детского сада: они либо агрессоры, которые "мочат" всех подряд, либо аутсайдеры, которые сидят в углу. В этой виктимности виновата семья. И дальше человек либо замечает и начинает с ней работать, либо ничего не делает с ней. Но это не к вопросу вины, так как и лицо, склонное к насилию, приобретает этот комплекс в родительском семье. Поэтому если каждый будет нести ответственность за экологию отношений, за уважение друг к друг, то случаев насилия будет меньше. А у нас это не принято. 

— Т.е. один из способов помочь жертве — это обратиться к специалисту? А что еще можно сделать?

— Обратиться в полицию обязательно.

— Но многие (по статистике 97%) не пишут заявление об изнасиловании. Но при этом эти же люди участвовали в флэшмобе.

— Полиция — это процедура. И процедура очень травматичная для человека. Он несколько раз будет рассказывать одно и тоже, потом будет судебное разбирательство, будут исследоваться доказательства. И опять, вновь и вновь будет допрос с пристрастием. И здесь будет очень много стыда и вины. Вина — это то, что испытывает лицо, которое подверглось насилию. Испытывает из-за той же культурной традиции. Публиковать в соцсетях проще. У меня были случаи, когда женщины в группах при определенных условиях рассказывали про случаи насилия, о которых раньше не говорили никогда и никому. Но поверьте, память она очень травматична. Эта боль никуда не уходит. И хотя бы разделить, проговорить, написать в соцсети для человека, который это пережил, очень важно. Это определенная доля освобождения от травмы. И намного проще, нежели пойти в полицию.

Как отреагировали на флэшмоб?

Пользователи соцсетей по-разному отреагировали на флешмоб с хештегом #яНеБоюсьСказать. Кто-то ужасался многочисленным историям женщин о сексуальном домогательстве и насилии, кто-то считал, что все это «заговор Кремля», кто-то был недоволен тем, кто женщины выкладывают на всеобщее обозрение личную трагедию. Многие мужчины и женщины, в том числе и известные и публичные люди, обвиняли жертв в неправильном поведении, обвиняли их во лжи и доносительстве.

 

 

 Метки: Томск, Томская область, насилие, насилие в семье, я не боюсь сказать, насилие над женщиной, флэшмоб, обвинение жертвы, кризисный центр "Семья", психолог Наталья Богданова

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Томские мельницы
тел. 408-122
Успейте купить муку по сниженной цене!
Детская художественная школа №1
Успей записаться на курсы и мастер-классы!
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?