НЕ СПЕШИ МЕНЯ ХОРОНИТЬ, ИЛИ ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ О ТОМСКИХ КЛАДБИЩАХ

«Мама не переживет, если папу похоронят в другом месте, не там, где лежит вся семья...», — часто слышит Елена Гарус, директор «Службы городских кладбищ», от тех, кто хочет похоронить родственников на недействующих кладбищах. В ответ спрашивает: «А мама переживет, если обяжут производить эксгумацию?»

Вопрос о переносе захоронений, например, в конце нулевых поднимала компания РЖД, в зоне отчуждения которой сейчас находятся несколько десятков могил на кладбище в районе Спичфабрики. Примерно столько же могилок по соседству — в охранной зоне ЛЭП. Почти все эти захоронения — свежие, сделаны уже в 2000-х.

«Кладбище на «Спичке» стихийно возникло во время войны, потом стремительно разрасталось, — рассказывает Елена Гарус, — 25 апреля 1962 года хоронить на нем официально запретили. Тогда исполком Томского горсовета принял решение №278, согласно которому были закрыты действующее кладбище Южное (на тот момент там не осталось мест для захоронения), а также стихийные кладбища в деревне Аникино, поселке Степановка, в районе психбольницы и спичфабрики «Сибирь». С этого времени все захоронения должны были производиться на кладбище в районе станции Томск-2. Его ресурсов хватило до 1974 года. А потом ввели в эксплуатацию кладбище «Бактин»...»

На фото: Елена Гарус, директор МКУ "Служба городских кладбищ"

Сегодня в Томске два открытых для погребения муниципальных кладбища - в деревне Воронино (9 зон захоронения введены в эксплуатацию, еще 28 - строятся) и в деревне Эушта (мусульманское кладбище). На «Бактине» разрешены лишь подзахоронения, также как на кладбищах в Тимирязевском, Апреле, Киргизке, Кузовлево и Реженке. В других местах хоронить запрещено.

«Все 14 городских кладбищ сейчас находятся в нашем ведении: девять - уже в оперативном управлении, пять — в процессе передачи, — говорит Елена Гарус. «Службу городских кладбищ» создали в сентябре 2013 года, чтобы она обеспечивала текущее и санитарное содержание кладбищ. Санитарное — это уборка территорий, текущее — обеспечение деятельности. То есть на действующих кладбищах наши сотрудники ведут прием граждан, предоставляют земельные участки, выдают разрешение на установку намогильных сооружений, заполняют журнал регистрации, выдают справки о том, что такое-то захоронение было произведено в таком-то месте и в такое-то время, а также вносят информацию в электронную базу данных. Кладбище — это ведь не только место погребения, это еще и место памяти. У людей должна быть возможность в любой момент придти и узнать, где лежит их родственник или близкий человек».

Никакой архивации на закрытых кладбищах нет. И не было (за исключением Южного и на Томске-2). Кладбище в районе Спичфабрики, например, и кладбищем-то до недавнего времени не считалось. Этот статус ему присвоили в 2013 году, когда город зарегистрировал на него право муниципальной собственности. То есть в цифрах про это кладбище можно сказать только о площади — 6,2 га.

А кто и в каком количестве здесь похоронен — никто точно не знает. Известно только, что несмотря на свеженькие таблички с запретами на столбиках и деревьях, хоронить здесь продолжают. Организовать охрану этого кладбища город не может — не заложено финансирование. С незаконными захоронениями специалисты «Службы...» борются регулярными рейдами с привлечением полиции.

«Если во время объезда мы видим, что подготавливается могила, — объясняет Елена Гарус, — мы подходим, предъявляем документы — удостоверения, свидетельство о регистрации права на это кладбище — и проводим разъяснительную работу. Никаких мер принудительного воздействия мы применять не можем. Потому обращаемся в правоохранительные органы. Они устанавливают лицо, которое производит захоронение, привлекают к административной ответственности. Сейчас в судебном производстве два дела о самоуправстве, то есть о самовольном занятии земельного участка для захоронения умершего».

Совсем недавно, 11 марта 2016 года, мэрия утвердила «Положения о деятельности муниципальных общественных кладбищ, об организации ритуальных услуг и содержании мест захоронения...» на территории Томска. Елена Гарус предлагает обратить внимание на следующее:

«Земельные участки для захоронения теперь будут предоставляться только по письменному заявлению граждан, и предоставляет их именно МКУ «Служба городских кладбищ». Причем, предоставляет совершенно бесплатно. Так что, обратившись в муниципальный «Комбинат спецобслуживания» или частную фирму ритуальных услуг, вы платите только за организацию похорон. Кроме того, в новых положениях сказано, что теперь граждане, которым предоставляется место для захоронения, должны заключать с МКУ договор, в котором прописаны все права и обязанности — в частности, что намогильные сооружения являются собственностью граждан, и что граждане обязаны содержать в порядке место захоронения. Заключать договор можно как лично (приехав на кладбище), так и через доверенность, подписанную руководителем фирмы, которая занимается организацией похорон».

«Служба городских кладбищ» готова ответить на все вопросы, связанные с деятельностью кладбищ — располагается учреждение по адресу ул. С.Лазо, 4/2, тел. 661965, 662065. А на сайте мэрии можно найти информацию о статусе городских кладбищ: действующие-не действующие, открытые-закрытые... Нет сведений только о частных кладбищах.

Но их, по российскому законодательству, и не существует: по федеральному закону 1996 года «О погребении и похоронном деле» кладбища могут быть только государственными и муниципальными. В Томске же сегодня действуют два частных кладбища — вполне ухоженные, чистые, охраняемые. И все же перед тем, как воспользоваться их услугами, людям, наверное, надо ответить для себя на два вопроса: какие права владельцы этих кладбищ имеют на землю (собственность или аренда), и что будет с территорией кладбища, если вдруг его владельцы решат закрыть свой бизнес?

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?