НЕ ПУБЛ ПОКА

На сайте "Московских новостей" в рамках проекта "Комментаторы" опубликовано интервью с Анной Дмитриевой - основателем системы спортивных каналов «НТВ-Плюс», лауреатом премии «Золотой микрофон». Речь шла об универсиаде, недоступностью спортивного ТВ, теннисистке Марии Шараповой и честности комментаторов:

«Олимпийский чемпион — это свойство характера»

— Есть ли в мире спорта люди, которые вызывают у вас восхищение?

— Это спортсмены, полностью отдающие себя делу. Я с очень большим уважением отношусь ко всем олимпийским чемпионам, потому что уверена: какими бы талантами, способностями, просто природными физическими данными эти люди ни обладали, они не выиграли бы Олимпиаду, если бы не были личностями. Я считаю, олимпийский чемпион будет успешен в любой области, в которой поставит себе цель. Олимпийский чемпион — это не просто человек, у которого есть медаль, олимпийский чемпион — это свойство характера.

Больше я могу рассказать о прежних чемпионах. Нынешние — это для меня маленькие дети: я с ними как с индивидуумами не знакома. Меня всегда восхищал, например, Владимир Сальников. Или Денис Панкратов: когда он пришел работать к нам на телевидение, я знала, что могу поручить ему абсолютно любое дело, и он поворчит, напряжется, но все сделает. Или Елизавета Кожевникова, которая вынет из себя все нервы, чтобы сделать то, что она считает необходимым. Такого типа спортсменов я и собирала у нас в телекомпании.

— У вас на «НТВ-Плюс» собрана яркая коллекция футбольных комментаторов. Почему среди них почти нет бывших футболистов?

— К сожалению, мы потеряли Владимира Маслаченко. Когда мы создавали футбольную группу, он всегда в ней был номером первым. Так же как и Евгений Майоров в хоккее. Потом к нам приходили, может быть, более образованные мальчики, может быть, с лучшим языком, но Маслаченко и Майоров все равно были недосягаемыми личностями: они словно парили над всеми остальными. А из новых?.. Из футболистов только Константин Генич. Сейчас такое время, когда футболисты слишком обеспечены, чтобы заниматься такой, как им кажется, ерундой. Они не считают работу комментатора источником дохода, для них это развлечение. С тем же я сталкиваюсь и в теннисе.

— Насколько комментатор должен быть актером?

— Комментатор должен быть прежде всего честен на сто процентов. Если он фальшив, если он выдает псевдопатриотизм за невероятную одержимость, умный зритель это ощутит, несмотря на все актерские данные. Комментатор должен быть живым, переживающим, а если у него есть темперамент, это и есть артистизм.
«Я вынуждена была уйти в платное телевидение»

— Что нужно спортивному телевидению, чтобы быть популярным в России?

— Быть доступным.

— И это говорит человек, который выстроил мощнейшую в стране систему платных спортивных каналов?

— В свое время я столкнулась с таким мощным нежеланием телевизионных властей ставить в эфир спортивные программы, что поняла: надо сделать спортивное ТВ хотя бы для обеспеченных людей. Для тех, кому спорт необходим и кто готов за него платить. Вопрос стоял так: либо у нас будет платное спортивное телевидение, либо не будет никакого. Я вынуждена была уйти в платное телевидение, хотя оставалась вполне благополучным комментатором. Но я уже не могла смириться с ситуацией, когда под спорт выделяется минут 10–15 эфира, а решение об этом принимают вообще некомпетентные в данной области люди.

— Насколько нынешняя система спортивных каналов «НТВ-Плюс»» соответствует сейчас тому, о чем вы мечтали, создавая ее?

— Когда начинали, мы вообще не знали, что может получиться, потому что никогда не делали спортивных эфиров продолжительностью более трех часов. А тут надо вещать 24 часа. У нас было столько дел, задумок и фантазий, чтобы сделать продукт, который захочет смотреть хоть кто-нибудь. Что меня огорчает — это, конечно, та самая недоступность. Я всегда считала, что в стране может быть открытый спортивный канал, с которым бесчисленное количество платных могут поделиться контентом. Это была моя идея, и я приходила с ней к Олегу Борисовичу Добродееву. Но он потом решил это по-своему.

Я всегда считала, что на спортивных каналах должны быть представлены те виды, которыми занимаются в нашей стране любители

— Это правда, что когда медиагруппа «Медиа-мост» меняла собственника, вся система спортивных каналов «НТВ-Плюс» могла прекратить существование?

— Начиная с 1998 года мы все время висели на волоске. Когда Владимир Гусинский уже уехал за границу, а у нас еще не было нового реального хозяина, мы в течение года-полутора практически никому не могли заплатить за телетрансляции по уже заключенным контрактам. Мы извинялись, унижались, просили под честное слово — и нам верили: все-таки в этом мире в какой-то степени нас уважали. Когда появился новый собственник и мы рассчитались по долгам, доверия стало еще больше.

— Самый дорогой продукт сейчас на «НТВ-Плюс»?

— Думаю, что футбольные продукты. Чемпионаты России, Лига чемпионов, чемпионаты европейских стран. Там цены очень резко идут вверх и они непредсказуемы, тем более что всякая конкуренция ускоряет этот процесс.

— У вас есть любимый спортивный канал на «НТВ-Плюс»?

— Я сейчас отошла от руководства, и какие-то вещи из тех, что я хотела бы создать, делаются иначе. Футбол заполонил собой почти все. Видимо, это любимый вид спорта тех, кто руководит спортивным вещанием. Я всегда считала, что на спортивных каналах должны быть представлены те виды, которыми занимаются в нашей стране любители. Это не только футбол, это многие другие дисциплины. Что касается моего любимого канала, то все думают, что это теннис. Но теннисный канал у нас появился чуть ли не автоматически, потому что я лучше всего понимала, что в нем наиболее важно. С другой стороны, я всегда стремилась к тому, чтобы на «НТВ-Плюс» были представлены абсолютно все значимые соревнования вне зависимости от видов спорта. Так  было.

«Кого мы хотели обмануть?»

— На ваш взгляд, Россия — спортивная страна?

— Я не знаю, что вы вкладываете в понятие «спортивная». Безусловно, в России много внимания уделяется спорту. А сейчас мы вступили в пору, когда из спорта хотят сделать политику, как в Советском Союзе. Конечно, Россия достойна того, чтобы спортом интересовались самые высокие политические фигуры. Но мне кажется, что желание сделать приятное всем оборачивается против спорта, и пример тому — универсиада. Не только потому, что мы выставили олимпийскую сборную против студентов, которые приехали соревноваться с равными себе, а мы лишили их возможности бороться за победу. Мы отправляли нашу сборную в Казань, обманывая ее. Мы говорили им, что медали, которые они там выиграют, — значимые. Но спортсмены же взрослые люди! И они видели, против кого соревновались. И вообще, кого мы хотели обмануть? Все прекрасно понимают реальную расстановку сил в спорте. Я всегда болею за наших спортсменов, но победы приятны, если добываешь их в острой борьбе. А мы занимались самообманом. Что это было? Желание отчитаться перед высшими чиновниками? Но поверьте, они лучше осведомлены о реальной жизни страны, чем те, кто хочет им услужить подобным образом.

Олимпийский чемпион будет успешен в любой области, в которой поставит себе цель

— Какие плюсы у универсиады в Казани?

— Люди старались, организовывали, строили стадионы — все это было. Но если есть главная проблема в нашей области, то это отсутствие студенческого спорта. Если сравнивать Россию с передовыми странами, у нас нет спорта в университетах и институтах, нет возможности у вузов создавать условия для реального занятия им, нет по-настоящему интересных студенческих соревнований. А мы, вместо того чтобы заняться реальной проблемой, все силы бросили на строительство потемкинской деревни.
«Шарапова — абсолютно русская девушка»

— Ваш любимый теннисный турнир?

— Тот, в котором наши играют до конца. Первая моя Олимпиада была в Монреале, и там я с завистью смотрела на наших комментаторов, которые освещали победы советских спортсменов. Тогда теннис не был еще включен в олимпийскую программу, и казалось, что никогда мне не оказаться на их месте. А потом я помню, как Женя Кафельников вышел в финал Олимпиады и выиграл его, и это меня взволновало необычайно. Да, к тому времени он уже выигрывал турниры «Большого шлема», но в то, что российский теннисист сможет когда-нибудь выиграть и Олимпийские игры, тогда не верилось.

— С тех пор в мужском теннисе мы сдали все позиции. Давыденко близок к завершению карьеры, Южный уже не молод, Богомолов, получив гражданство, похоже, прекратил играть. Есть у российского мужского тенниса будущее?

— Богомолов и не начинал играть. У него был один хороший случайный год, и я вообще не понимаю, зачем его было приглашать в сборную страны. Что же касается будущего, то я видела очень неплохих мальчиков. Карен Хачанов, фактурный, высокий и сильный парень, который много тренируется. Андрей Рублев, который еще не пробился на взрослые соревнования, но вот-вот это должно случиться. Данила Медведев, который приезжал на «Уимблдон». Но для того, чтобы  они реализовались, им надо очень серьезно помогать. Но пока все их успехи — это усилия их семей, энтузиазм родителей и родных. А вот на том же «Уимблдоне» я, например, представителей российской федерации тенниса не видела.

— Недавно первая ракетка страны Михаил Южный спорил с вице-президентом Федерации тенниса России Евгением Кафельниковым, что делает ФТР для теннисистов. В ответ звучали обвинения, что сами теннисисты требовали с федерации 150 тыс. долл. за участие в Кубке Дэвиса. Действительно речь идет о таких деньгах?

— Думаю, цифра всплыла не случайно. Теннисисты, видимо, имели право на какие-то призовые. Но я в этом не участвую: чтобы занимать чью-то сторону, надо знать ситуацию досконально. Мне всегда обидно, когда наши лучшие теннисисты отказываются играть за сборную. Но чаще всего в основе таких отказов лежат старые обиды.

— Вы говорите, что всегда болеете за наших спортсменов. Мария Шарапова — наша?

— Да, абсолютно. Что такое наш спортсмен? Это человек, который мыслит, страдает и переживает точно так же, как мы. У Шараповой все те же мечты, стимулы, та же манера огорчаться. Так что она абсолютно русская девушка, пусть и выросшая немного в других условиях и имеющая чуть больше денег. Не могу сказать, что близка с Марией, но я за ней наблюдаю довольно пристально и могу сказать, что она наш, русский человек, и все то, что в нас закладывается с детских лет, ей в голову легло точно так же. Она и болеет за русский спорт, и всегда мечтала поехать на Олимпийские игры, и очень хотела нести флаг, хотя с точки зрения спорта ей это было совсем не полезно

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?