НАЗВАТЬ ИМЕНА ПАЛАЧЕЙ

«Мы достали их всех! Всех!», – написал в своем блоге в субботу томич Денис Карагодин, правнук крестьянина, расстрелянного в 1938 году. В течение нескольких лет он ведет расследование этого убийства, восстанавливая всю цепочку палачей, убивших восемь десятилетий назад его прадеда, Степана Карагодина.

«В нашем распоряжении находится оригинальный [акт] расстрела в отношении КАРАГОДИНА Степана Ивановича от 21 января 1938 года, и в отношении всех людей, кто проходил по его расстрельному делу и был также расстрелян вместе с ним (всего 7 человек) Выявленный [акт] – последний ключевой документ из всего корпуса уже нами собранных – теперь у нас есть {вся цепочка} [убийц] полностью: от политбюро до конкретного палача.»

В 1921-м Степана Карагодина арестовали  в первый раз и  обвинили в создании кулацко-белогвардейской организации. Тогда он отсидел три месяца.  В 1928 году его арестовали вновь, осудили за контрреволюционный саботаж и выслали в Сибирь на 3 года. Ссылку он отбыл в Нарымском крае. Затем перебрался в Томск, где 1-го декабря 1937 года был арестован сотрудниками Томского НКВД, осужден Особым Совещанием как организатор шпионской-диверсионной группы и резидент японской военной разведки. Был приговорен к расстрелу. Вместе с остальными людьми, проходившими по этому делу.

На фото: Степан Иванович Карагодин

Убили Степана Карагодина 21 января 1938 года. Вместе с ним были расстреляны еще 35 человек. На Каштачной горе, где чаще всего расстреливали в те годы. Потом в 1955 их всех реабилитировали. Посмертно.  Реабилитировали Степана и по более ранним делам. Его правнук хочет найти его останки. Имена палачей за несколько лет расследования он установил полностью. Тех, кто отдавал приказы, тех, кто вел следствие, тех кто судил, тех, кто вез к месту казни, тех, кто расстреливал.

На фото: Денис Карагодин

Сегодня Денис Карагодин ответил на несколько вопросов АН ТВ–2

Что Вы чувствуете, завершив расследование?

То, что наконец-то можно переходить к “боевой фазе” – “оформляться” в исковое заявление о привлечении к уголовной ответственности группы лиц, осуществивших массовое убийство семи человек 21 января 1938 года в Томске. Ответчики – вся выявленная цепочка убийц [организаторы, руководители, исполнители] (от Политбюро в Москве до конкретных палачей в Томске).

Будете ли это расследование как-то расширять?

Скорее – дорабатывать.

Будет доведена часть в отношении первого секретаря горкома Томска, принимавшего участие в этом массовом убийстве. В 1937-1938 годах все руководители города Томска (секретари горкомов и обкомов) принимали участие в массовых убийствах, но меня интересуют именно тот или те руководители, которые занимали свои должности в интересуемый меня период. Список короткий – всего 5 человек: 1) КУРАВСКИЙ С.З. [ответственный (первый) секретарь городского комитета ВКП(б), руководитель города Томска в 1936—1937 годах], 2) РЕЩИКОВ Иосиф Иванович [ответственный (первый) секретарь городского комитета ВКП(б), руководитель города Томска в 1937 году]; 3) КУЖЕЛЕВ В.П. [ответственный (первый) секретарь городского комитета ВКП(б), руководитель города Томска в 1937—1938 годах]; 4) АЛЕКСЕЕВ Иван Иванович [1-й секретарь Новосибирского обкома ВКП(б)]; 5) а также томский партийный функционер РОМАНОВ. Кто-то из них, либо это будет несколько человек (но опять же именно из этого списка).

Далее также будет доведена линия в части водителей (шоферов) Томского Горотдела НКВД – т.е. лиц, управлявших "Чёрными воронками" во время арестов людей по домашним адресам и этапировании арестованных к местам массовых убийств – в Томскую тюрьму на Каштаке. Совершенно точно уже будет привлечен заведующий гаражом ЧЕРНЫШЕВ Филипп Фролович. Из шоферов же “Чёрного воронка” (достоверно причастных к массовым убийствам) можно назвать: БАТВАЛИНСКОГО Петра Михайловича, КОРКИНА Инокентия Романовича, МАРЧЕНКО Ивана Термановича, ЧАЙКОВСКОГО Степана Осиповича, ЗАРЕЦКОГО Алексея Васильевича, НЕЛЮБИНА Алексея Ивановича и БУРАЧЕВСКОГО Антона Лукьяновича; и вопрос заключается в том кто именно работал в интересующие меня даты; но так или иначе – все они принимали участие в массовых убийствах в Томске.
 
 
На фото: акт о расстреле
 
Что было главным препятствием к  расследованию?

Полная дезорганизация архивов на предмет линейного тематического запроса (так называемое “единое окно”,  даже в гипотетическом смысле – его нет), т.е. классическая проблема межведомственного взаимодействия налицо и она вопиющая (даже внутри одного ведомства, но по разным управлениям).
 
Если такими расследованиями займутся многие, как это может изменить наше общество, наше государство?

А многие и занимаются... Мне, в последнее время, много пишут через сайт – обращаются за консультацией (с чего начать и т.п.); по мере сил отвечаю. Главное – это твердость духа, настрой и цель (а это как правило у этих людей всегда есть), остальное наработается в процессе. Убежден, что многим, кто захочет проделать нечто подобное – это блестяще удастся.

Вы спрашиваете про "наше общество" и "наше государство". Вы полагаете, что можно говорить сразу за всех в общем? Люди очень разные. Многообразие – это большая ценность. Инвариантность – ключ. Каждый решает свою задачу, у каждого своя жизнь и история; человек – творец своей судьбы и своего вписывания в окружающую его данность (некоторые называют эту данность "объективной реальностью" – ну, пусть так). Модернистская парадигма трактовки истории как тоталитарного единого универсума, на мой взгляд, уже не является оптимальной описательной моделью.
 
О каком "нашем обществе" вы говорите? О каком именно "нашем государстве"? Скорее, можно говорить о локальных сообществах, субкультурах и сословиях – скорее так; а здесь уже у каждого своя и антология и онтология. Поэтому я не берусь говорить про "наше общество" и "наше государство"; могу лишь говорить только про своё ко всему отношение, на основе фактически установленного моим расследованием материалов (событийности). Вот, "событийность" – хорошее слово; от [со-бытие] – отлично всё описывает. Всё и сразу, и для нашего государства! Но, а если серьезно, то главное, на мой взгляд, – это просто назвать все вещи своими именами – этого будет вполне достаточно.
 
На фото: Степан Карагодин и его семья

Хотели бы Вы, чтобы потомки тех, кто убивал, познакомились с результатами Вашей работы?

Цепочка убийц достаточно большая (не менее 20 человек); и действительно во время проводимого мною расследования были установлены некоторые из потомков. Но, меня они совершенно не интересуют. Моя задача совершенно в ином. Потомки (при их наличии) – ничем мне не обязаны и ничего мне не должны; равно, как и я им ничего не должен. Я не веду их треккинг принципиально; их появление в "разработке" – это всегда какой-то эксцесс – я именно так это для себя всегда рассматривал, они как эхо следственной нити – не более. Я никогда ничего им не писал и не буду. Если они что-то захотят найти – найдут это и сами; состояние же их сознания – это точно не мой вопрос. Пользуясь случаем, хочу предостеречь любого от посягательства на них; трогать их – недопустимо – они ни в чем не виновные люди. Это моя принципиальная позиция.
 
Метки: Большой террор, сталинские репрессии, Томск, Томская область, Степан Карагодин, Денис Карагодин
 

 

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь