Наши в Барселоне. "Я безумствовала очень много.."

«Люди работают, чтобы заработать деньги, а я зарабатываю деньги, чтобы работать». Тамара Зайцева, художница.

Мастерские в заброшенных зданиях бывших фабрик довольно распространённое явление в Барселоне. Escocesa – одно из таких мест. Именно здесь я познакомилась с Тамарой. Приятная молодая женщина с внешностью греческой богини, русской душой и легким испанским акцентом.

Тамара провела меня по закоулочкам мастерских, познакомила с другими художниками и их творчеством, напоила вином и открыла прекрасный вид на Барселону с крыши Escocesa, рассказала о том, как живётся художнику в Барселоне, о сложностях и радостях, о красках и сигаретах.

 

Я рано ушла из семьи. Жила с мальчиком. Когда ссорились, возвращалась домой к маме.

Уехала еще в 90-х годах, улетела на крылышках любви. Он путешествовал с другом на машине. Я им сдавала комнату. Он сразу в меня влюбился. С первого взгляда. А я не очень. Я еще ребёнком была, никуда  не выезжала. Поехала смотреть Италию. И там и осталась.

Меня арестовали один раз. Виза была на 3 месяца. Закончилась. Я осталась нелегально. Пробовали сделать бумаги, ничего не получалось. И тут приходит полиция. Я раз-раз и хотела уже спрятаться. А сосед-дурачок: «Вот же она». Я плакала, испугалась, конечно. Позвонила своему парню, он прибежал. Поехали в полицию. Сказали, что срочно нужно возвращаться и лучше делать бумаги на женитьбу. Говорили с начальником по иностранным делам, это была  женщина и она хотела помочь.

 

Вышла замуж за друга. Мой молодой человек тогда разводился. А там (в Италии) развод длится три года. Всем хочется когда-то пожениться по-настоящему. Прекрасно. Праздник любви. Но в нашем случае это был праздник дружбы, доверия. Вот, только развелись (смеётся). Но для меня он был и остаётся семьёй.

В Италии начала рисовать масляными красками.  Нашла их дома. Пока не знала итальянского, рисовала. Сначала был портрет моего друга, к которому приехала. Рисовала на дощечках. Потом скопировала «Жницу» Малевича. Когда ездила разводиться, увидела её. Даже лучше, чем в оригинале (смеётся). Конечно, нет, другая вещь, но неплохо так.

Тяжело не было, было весело. Иногда грустила и ностальгия была. Чем-то подрабатывала, рисовала на кухне. Но я сразу попала в хорошую почву. У меня были русские друзья и итальянцы, все совершенно разные.

Конечно, я безумствовала очень много. Воровали цветы с клумб: нарциссы, тюльпаны, сирень. Заполняли ими машину. Домой несли. Кукурузу воровали на полях. Совдеповское воспитание.

После Италии я здесь (в Барселоне) ходила и плакала. Брешиа – маленький городок в Италии в 3-4 бара. Там было проще. Итальянцы более общительные, чем каталонцы. Но у меня здесь тоже быстро появились друзья. Всё-таки я довольно общительная.

Тут я поняла, что такое ностальгия. И по Италии, и по Ялте. Вначале было ощущение, что я перекати-поле, что нет почвы под ногами. Это давало чувство беспокойства. Сейчас уже нет такого. Мне могло не хватать друзей, языка, но зачем страдать. Я это поняла и вылечилась. Мой дом там, где я. Мой дом там, где моя студия.

Сейчас мой дом – это «Эскосеса». Высокие потолки, большие пространства, много света –  можешь видеть работу издалека и вблизи. У художника очень много материала: рамы, холсты, незаконченные работы – это всё нужно. Любой переезд: теряется очень много, выбрасывается, у меня, во всяком случае, я не очень организованная. Но это не только моё наблюдение.

 

 

Чувствуешь себя дураком,  когда твои работы находят на блошином рынке.

Это издевательство над культурой, когда работы Ван Гога, написанные даже на кухонных полотенцах, сейчас продаются за бешеные деньги, а тогда он чуть ли не умирал с голоду. Этот контраст ужасный, душит просто. Люди работают, чтобы заработать деньги, а я зарабатываю деньги, чтобы работать.

 

Жаль времени: писать гранты, проекты, просить денег у государства. Потом, возможно, тебе не дадут. Много энергии не на основную работу.

Успех – это работа, это очень много работы. Нужна железная дисциплина, нужно работать, как вол. И вот тогда…может быть.

 

 

Давали бы художникам пенсию. Маленькую. И мы бы жили спокойно, как-то выживали. Хотя я уже не верю ни в какую систему.

Сегодня я себе пообещала не курить и всё равно курю.

Никогда бы не променяла свою работу, ни на какую другую. Иногда, конечно, не хватает каких-то элементарных вещей: вылечить зубы, на проезд. Не смотря на то, что я стараюсь не потреблять больше, чем нужно. Табак, может, потребляю слишком много. Можно было бы и в этом урезать. Но тогда, что же остаётся? (Смеётся). Будем кушать краски… Какой эффект даёт синий цвет… Всё равно, не променяла бы.

 

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?