НА МОГИЛУ К БАБУШКЕ АВДОТЬЕ

 

Авдотья Андреевна Литвинчук - пятый ребенок в большой крестьянской семье. Родилась в 1896-м. По документам, которые ей справили уже под старость лет. А так-то может и годом -другим раньше. Или позже. Крестьянское время плохо документировано и течет иначе, чем городское. Жили они на хуторе неподалеку от Краснотуранска. Жили крепко. Несколько коров, несколько лошадей, сеялка, веялка, крупорушка.

Работала Авдотья с пяти лет. Грамоте обучиться не успела. Рано вышла замуж. С первым мужем не пожилось. Детей не было. Со вторым, Матвеем Анискиным обзавелась пятерыми. Ивана, второго своего, родила прямо в поле. Выпал на землю и на голове у него на всю жизнь осталась отметина от этого падения.

В тридцатом их раскулачили. Отправили за сто километров в небольшую на четыре десятка дворов деревеньку Старо-Свинино. Земля под огород там была неважная. Картошка родилась мелкая , как горох. Однако все равно сумели обжиться немного. Были корова, куры, гуси, пара свиней, несколько овец. Покосов, правда, Советская власть не дала. Так что косили ночью, серпом а не литовкой, пригнувшись, тайно. Чтобы начальство не увидело. И свиней резали тайком. Потому что шкуры полагалось сдавать. А что за сало без шкуры? То было хорошо, что волки в Старо-Свинино не заходили. Какой-то странник в былые времена эту деревню от волков заговорил. Везде по соседству озорничали. А в Старо-Свинино ни-ни. Заговоренное потому что.

Советскую власть Авдотья Андреевна не любила. Была религиозна. На большие церковные праздники ходила в сохранившуюся где-то километрах в двадцати от Старо-Свинина церковь. Детям своим говорила: "Вы - советские. Живите, как хотите, но при мне бога не обижайте". Слова "советские", "советское" у нее ругательные были.

Там, в деревне Старо-Свинино, и родилась в сороковом пятым ребенком в семье теща моя. Валентина, Иван, Николай, Таисья и Аня теперь. Анна Матвеевна, стало быть. Авдотье было уже за сорок. Ребенок был нежданный. Кормить было нечем. Голодали во время войны и сразу после нее страшно. Если бы не Василий, муж Валентины, старшей дочери, возможно не все выжили бы.

Василий - один из немногих деревенских мужиков, вернувшихся с войны. Их было пять из шести десятков ушедших. Ему повезло. Вернулся быстро, весь израненный, без половины желудка. По пьяному делу, бывало, рассказывал, что гоняли их на немецкие окопы поначалу фактически безоружных. По сто граммов дадут фронтовых и вперед. Жукова ругал. Стал ухаживать за старшей авдотьиной дочерью Валентиной. Был франт. Приходил на свидания весь чистенький, в белой рубашечке. А Валентина на тракторе работала. Смеялась, говорила, что приобнимет его , бывало , прямо там же возле трактора своего и белая рубашка черной становится. Валентину он после женитьбы , выпивши , иной раз бивал, потом винился. Работал Василий кладовщиком и подбрасывал родне при случае лишний мешок зерна. В самые тяжелые годы это спасало.

Временами в дом Авдотьи наведывалась власть в виде инспектора и переписывала всю наличествующую в доме живность. С коровы власти причиталось молоко, с овец - шерсть, с кур - яйца, со свиней - шкуры. "А сколько у вас, Авдотья Андреевна, овечек?",- спрашивала власть. "Шесть...". "Мам, ты обсчиталась, у нас семь овечек", - радостно кричит маленькая Аня и получает от мамы тумака. Инспекторша слегка улыбается. И записывает в тетрадку свою, что овечек шесть. Она хоть и власть, но из своих, из деревенских. Ей здесь жить.

Теща рассказывает, что была маленькая, ножки кривые от рахита, голова в коростах. Тетки, старшие авдотьины сестры, ее жалели. И мама жалела. Когда Аня пошла в школу Авдотья никогда не отрывала ее от уроков и старшим не давала. Работа по дому в основном на старших была. А младшая училась. Любила учиться. Сначала в четырехлетке у Таисии Христофоровны, первой учительницы, потом в семилетке. Семилетка была в другой деревне, в Ново-Свинино. И мороз - не мороз туда. В школу. По осени и по весне обувку, что от старших донашивала, к ногам веревками приматывала. Чтобы в грязи не оставить. В школе было интересно, тепло, да и поесть немного давали. И библиотека была. Книжки. Читать Аня любила. "Я - первый человек в нашей семье, который получил высшее образование",- с гордостью говорит теща. Хоть и заочное, но высшее. Фармацевтическое.

Оставшаяся в деревне Валентина называла своих перебравшихся в город младших сестер Аню и Тасю городскими балеринами. "Ничего вы в жизни не понимаете, балерины городские",- говаривала она. Сестры не спорили. Старшая потому что.

Однажды Авдотья поселила в доме цыганскую семью. Занесло их в те края после войны. Цыганки ходили по деревне, гадали. Не баловали. Как-то одну цыганку муж взялся жизни учить. Она бежала по деревне, звеня монистами, растрепанная, за ней муж. А следом - детишки. Бусины собирали, которые с цыганки сыпались. Теща говорит, что в детстве она ничего краше этих стеклянных бусин не видела.

Матвей умер в сорок пятом. На войну не угодил то ли по возрасту (было ему в сорок первом уже изрядно за сорок) то ли потому что хром был. Однако войны не пережил. Вытаскивал в сорок четвертом комбайн по осени из ледяной воды. Простыл. А дальше - скоротечный туберкулез. Теща помнит , как с матерью на телеге они возили отца в госпиталь. Там его не приняли. Мест не было. И лечения никакого не назначили. На обратном пути он плакал. То ли от обиды, то ли знал, что его ждет.
При строительстве Красноярской ГЭС в середине шестидесятых Старо-Свинино, как и десятки деревень рядом с ним, ушли на дно Красноярского моря. Накануне потопа кости Матвея Анискина перевезли на кладбище под Краснотуранском.

А Авдотья жила долго. Умерла в 85-м. Родилась при Николае, умерла при Горбачеве. Года не дожила до девяноста. Успела младшую свою внучку Вику понянчить. Любила ее. Похоронили Авдотью Андреевну рядом с мужем. Там , на краснотуранском кладбище, на пригорке, почти все они лежат (Анискиных только - девять человек) , жители деревни, которая ушла под воду.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?