МОЯ ХАТА С КРАЮ...

Недалеко от Томска  в поселке Корнилово хозяева 210 участков не могут построить дома или вынуждены сносить уже построенные, потому что оказались в защитной зоне магистрального газопровода. При этом люди покупали землю в границе населенного пункта  с разрешенным использованием: под индивидуальное строительство и о какой-то защитной зоне не знали вообще ничего. Сейчас газовики подают в суд на снос этих домов. А чиновники, которые в 2009 году отвели земли под строительство, не «заметив» газопровода, на прежних местах уже не работают.

В семье Татьяны и Андрея Калакуцких подрастают трое ребятишек. Свое жилье у них появилось год назад. Построили дом, оформили как положено свидетельство о собственности, переехали, а через пол года получили уведомление, что дом построен в зоне минимальных расстояний от газопровода, и что они обязаны его снести. Сейчас «Газпром трансгаз Томск» подал на семью в суд. Но выселяться им некуда.

«Земли населенных пунктов, без обременений, под жилищное строительство, мы спокойно строились. Сейчас ждем какого-то ответа от нашей администрации, надеемся на них, видимо это все-таки они допустили, что мы в такой ситуации оказались», — рассказывает Татьяна Калакуцкая, мать троих несовершеннолетних детей.

«Сейчас указатель, что под землей проходит некий газопровод, виден, потому что нет травы, нет зелени, летом его вообще не видно», — Дмитрий Гурзу рассказывает, что когда они покупали здесь землю, о том, что рядом газопровод ничего не знали, тем более о защитной зоне при нем. Похоже об этом знал тот, кто строил им дом, но застройщик, по словам Дмитрия, «промолчал». Сейчас на снос дома Дмитрия Гурзу газовики тоже подали в суд. А так как его суд не первый, а все предыдущие люди проиграли, Дмитрий ждать судебного решения по своему делу не стал. И уже начал разбирать крышу дома. Тем более, что смог договорится с застройщиком о компенсации своих затрат.

«Я не буду ждать, чтобы ко мне пришли судебные приставы, я человек законопослушный, поэтому начал демонтаж дома. Средства конечно во все это вложены колоссальные для меня, простого рядового гражданина. Я тоже был вынужден продать однокомнатную квартиру, вложил средства в строительство, ну а сейчас получается вынужден снимать жилье», — рассказывает Дмитрий Гурзу.

Все соседние дома тоже попадают под снос. С той разницей, что в одних случаях люди считают виновными чиновников, что отвели под строительство землю, на которой строить нельзя. Газопровод на этом месте построен больше 20 лет назад и как-то можно было его с тех пор «заметить». Другие винят застройщика, который знал, но скрыл информацию о защитной зоне.

«Мы пошли по другому пути, мы считаем, что в нашем случае виноват застройщик, потому что мы заключили договор 19 июля 2014 года, а 13 мая 2014 года ООО «Газпром трансгаз Томск» уведомил застройщика: ООО «Стройинвест» господина Константина Попова лично о том, что на моем участке строить нельзя, причем в том уведомлении есть ссылки на статьи и снипы. Но господин Попов не проинформировал нас об этом. У нас был суд 17 ноября 2015 года, мы его выиграли. Суд признал сделку  о строительстве данного дома не действительной. Но выиграть-то мы выиграли, а воз и ныне там, у нас теперь ни дома, мы его снесли, ни денег, нам их застройщик выплачивать не хочет. Я пенсионер, жена пенсионерка, и мы как два побитых цыпленка стареньких», — рассказывает пенсионер Владимир Данковцев.


«Мы считаем, что виновата администрация: они переводили землю, они должны были учесть все обременения, все ограничения. Эти участки не должны быть по сути под индивидуальное жилищное строительство», — говорит Наталья Матюгина, на снос дома которой уже тоже подали в суд.



Глава Корниловского сельского поселения объясняет, земли по индивидуальное строительство отвели еще до прихода его на этот пост, в 2009 году, и что делать сейчас — он не знает.



«Я честно не знаю, как сегодня быть. Там же люди вложили свои последние деньги, дом построить это ведь не колесо от машины купить, я не знаю, что делать. В 2009 году эти земли были переведены под индивидуальное жилищное строительство. Причина возможно в том, что в публичной кадастровой карте охранная зона, зона минимальных расстояний от газопровода не показана. А почему — это вопрос не ко мне. Газовики сегодня отвечают, что закон и не обязывает их это делать», — объясняет глава Корниловского сельского поселения Геннадий Логвинов.


За кадром глава Корниловского поселения поясняет: газовики не обязаны наносить газопровод на карту вроде как в рамках антитеррористических мер. Теперь вот и муниципальные власти боятся, что если нанесут на карту газопровод, раскроют государственную тайну.


«Во-первых нужно остановить ситуацию, там есть такой Попов  — «Стройинвест», который продолжает строить дома и продавать, то есть умышленно обманывает приобретателей. Еще нужно официально, точно определить границы этой 150-метровой зоны от газопровода, вычленить земельные участки, которые в нее попадают и владельцев оповестить. Теоретически возможен обратный процесс перевода земель из ИЖС в земли, например, сельхозназначения, которым охранная зона не помеха, но тогда мы умышленно своими действиями ущемляем права этих собственников. Это сложно: нужно менять зонирование в ген. плане и делать обратный перевод», — добавляет Геннадий Логвинов.


Директор и учредитель ООО «Стройинвест» Константин Попов на встречу с нами соглашается не сразу, говорит, что домов, которые он построил в «проблемной» зоне не больше 12. А информационное письмо, что направляли ему газовики о защитной зоне — не официальный документ.



«Нас предупредили газовики только об одном участке по улице Раздольной, где где были 4 дома. Предупредили уже после того, как мы начали строить. То есть Данковцевы, когда приобретали дом, там уже коробка стояла, — рассказывает директор ООО «Стройинвест» Константин Попов. — Я съездил в «Газпром трансгаз Томск» они мне объяснили что-то на пальцах, я говорю, вы мне документы покажите какие-то. Они мне документы не показали. Я обратился в Корниловскую администрацию, там вразумительного ответа не дали, мол никаких координат у них нет. Мы навели справки в кадастровой, в Росреестре... никаких выделений под линейные, тем более опасные объекты нет. Соответственно мы просто стали завершать строительство. Наших домов там из 210 участков только 11 или 12. Мы обязательства свои выполнили, мы заключили договор подряда и его выполнили. Как меня сегодня убеждали в областной администрации, что подрядчиков обязывают получать разрешение. Я говорю вы почитайте законодательство: подрядчиков не обязывают, это заказчик должен получать разрешение на строительство, а подрядчик только строит», — объясняет Константин Попов.


На днях под руководством замгубернатора Анатолия Рожкова прошло совещание. Собрались все стороны: чиновники, газовики, директор «Стройинвеста». Пострадавших жителей, правда, не позвали. Обсуждали, кто виноват и что делать. В областной администрации, где и подписывали распоряжение о переводе земель под строительство, объясняют, что все случилось из-за пробелов в законодательстве.



«Эти распоряжения, вот поверьте, проходили все необходимые согласования, в том числе, очень пристальное внимание со стороны прокуратуры было, если бы на тот момент было допущено хоть какое-то нарушение, то это распоряжение никогда бы не вышло. Но это по принципу, как в известной миниатюре, к карманам претензий нет, к пуговицам претензий нет, а в целом все плохо, — говорит начальник Департамента по управлению гос.собственностью Алексей Трынченков. —  Если мы начнем смотреть нормативные документы, которые определяют охрану этих магистральных трубопроводов, то каким образом это должно быть зафиксировано, в каких публичных документах, где находятся эти охранные зоны, каким образом они регистрируются и наносят на карту — нигде ничего не сказано. Я думаю, вы, наверно, разговаривали с кадастровой палатой, у них нигде этих обременений в виде зафиксированных документов нет.То есть у Газпрома могут быть сколько угодно эти снипы, в каких границах чего делать нельзя, но, если это документально нигде не зафиксировано, мы попадаем в правовую коллизию. То есть у нас получается в законе пробел: никто не обязан это фиксировать. Люди стали заложниками ситуации в связи с пробелом в законодательстве, — говорит Алексей Трынченков».


Сейчас Томскому району дано указание не оставить на улице, тех, у кого дети и это единственное жилье, подыскав им маневренный фонд.



Между тем парадокс: газовики одновременно с подачей заявлений в суд, как и обещали жителям, подвели к их домам газ, в том числе к тем, что подлежат сносу.


«Если даже будет решение суда я его просто не выполню, потому что жить на улице не менее опасно, чем жить рядом с газопроводом», — Татьяна Калакуцкая, мать троих несовершеннолетних детей.


Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?