МОГИЛЬНАЯ ПЛИТА, О КОТОРУЮ ВЫТИРАЛИ НОГИ

Томский комендант, француз Томас де Вильнев, в доме которого останавливался ссыльный писатель Радищев, вместе с которым они запустили первый в истории Томска воздушный шар. Томас де Вильнев — личность неординарная и для Томска значимая. Но ни личных вещей, ни документов, ничего от Томаса де Вильнева с конца 18 века до наших дней не дошло. Единственное материальное свидетельство его жизни в Томске — плита с могилы. Там, где он похоронен, могилы уже не найти, а вот чугунную плиту в советское время использовали, чтобы вытирать ноги. И сохранилась она, скорее всего, лишь потому, что слишком тяжелая. 280 килограммов даже впятером утащить проблематично.

«История одной вещи» совместный проект с Томским краеведческим музеем.

Томас Томасович де Вильнев — уроженец Франции, находился на русской службе и уже в конце своей жизни несколько десятилетий служил комендантом в Томске. О его службе, истории, написано очень мало. Главным образом, что в доме коменданта (Бакунина, 26) останавливался по дороге в ссылку известный писатель Радищев. Причем, останавливался и когда следовал в ссылку, и когда возвращался. А также тот факт, что умер Томас де Вильнев от заворота кишок, объевшись черемухового пирога. Было ему 79 лет.

Рассказывает историк Василий Ханевич:

«Томас де Вильнев умер в 1794 году 2 августа и был похоронен как католик не на православном кладбище, а на иноверческом, которое находилось на Шведской горе. Некоторые дореволюционные историки говорили, что Шведская гора — это Каштак. Но на самом деле нет. Шведская гора находилась в том месте, где сейчас проходит Кузнечный взвоз, слева, как подниматься к ТГАСУ. На мысе этой горы и была могила Томаса де Вильнева, над которой стоял большой католический крест. Сибирский общественный деятель и историк Николай Ядринцев в своих воспоминаниях в 1884 году писал, что его дом находился ниже горы и что он все свое детство провел на могиле томского коменданта.

Со временем кладбище было заброшено и эта плита оказалась у местных жителей. В конце 19 века ее обнаружил настоятель томской католической церкви Валериан Громадский, эта плита была перенесена в ограду католического храма и там долгое время хранилась. Есть воспоминания, что кроме этой плиты там находились еще две плиты на польском языке с могил умерших здесь ссыльных поляков. В дальнейшем, когда в годы советской власти в здании католического храма обосновался аэроклуб, эта плита служила местом, о которое вытирали ноги. Ее увидел Витольд Славнин — наш томский музейщик, краевед. И благодаря его усилиям эта плита во второй половине 1950-х годов была доставлена в фонды музея».

ФОТО: католический костел, во вдоре которого в совесткие годы и лежала в качестве ступеньки могильная плита.

Нужно сказать, что при жизни Томаса де Вильнева католической общины в Томске не существовало. Она была учреждена в Томске с царского соизволения только в 1807 году. А первые священники приехали сюда только в 1816 году. Костела тоже не было.

Католический костел в советское время: костел был закрыт в 1936 г. орган сломали и растащили, некоторое время здание костела пустовало, затем в разное время там был собачник, различные службы горотдела НКВД и аэроклуб. В 1980 году здание отремонтировали, верующие надеялись, что здание передадут им, но там открыли планетарий.

Католические кладбища в Томске до революции. Рассказывает историк Василий Ханевич.

«Сейчас на горе, где был похоронен Томас де Вильнев, стоят здания — и старые (постройки начала 19 века) и новые. А в 18 веке там было инославное кладбище, то есть где хоронили не православных. Со временем это кладбище было потеряно, и уже в начале 19 века католический квартал был на Вознесенском кладбище — сейчас это район Сибкабеля. На Вознесенском кладбище было православное кладбище, еврейское кладбище и последним, вплотную примыкавшим к пересыльной тюрьме, был квартал католического кладбища. Переносились ли могилы 18 века куда-либо — информации нет.Когда в начале 50-х годов 20 века эту территорию передали Сибкабелю и ломали Вознесенское кладбище, то было постановление горисполкома о переносе кладбищ могил. Но если что-то и переносили, то это были единичные случаи. Да, мы находим на Южном кладбище некоторые памятники со старого кладбища, но они перебитые и перелицованные. Основная часть памятников, оградок и, естественно, могил была срыта трактором и сброшена в овраг около тюрьмы. Это так называемый "страшный овраг", что разделяет центральную часть Томска и Каштак».

Надгробная плита до наших дней сохранилась, в том числе, потому что очень тяжелая. Ее вес примерно 280 килограммов. Сделана она была, скорее всего, на Томском железоделательном заводе, об этом писали краеведы. Завод открыли в 1771 году, то есть хронологически через двадцать лет он вполне мог отлить такую плиту. Находился завод на реке Томь-Чумыш, это приток реки Чумыш, которая протекает по Прокопьевскому району Кемеровской области. На месте, где был этот завод, расположено село Томское.

Плита сегодня. Рассказывает старший научный сотрудник Томского краеведческого музея Елена Малофиенко:

«Эта плита уже больше 50-60 лет находится на территории музея, сначала она лежала в музейном садике, потом в подвале, потом в разных хранилищах, в данный момент она просто стоит в коридоре, прислоненная к стене. Она до сих пор не стоит на музейном учете. Потому что все эти годы к ней сложное отношение: то ли вернуть ее в богоугодное место, но никто ее брать не хочет, то ли уж придать ей светский характер и сделать ее просто памятником истории и культуры. Дело в том, что у нас, так скажем, бытовых вещей 18 века, не археологических, очень мало. В Томске их считанные единицы. А здесь к тому же, так как Томас де Вильнев не был православным, на плите написано гражданским шрифтом, и надпись читается хорошо даже младшими школьниками. Если бы у нас в музее была постоянная экспозиция, я думаю, что эта плита могла бы стать одним из центральных экспонатов».

Информация с краеведческого портала «Земля томская»:

На улице Бакунина сохранилось одно из самых интересных зданий, построенных в конце XVIII века - двухэтажный дом с мезонином. Нижний этаж кирпичный, на каменном фундаменте, верхний деревянный. Строился дом по образцовому проекту, выписанному из Петербурга специально для коменданта г. Томска француза Томаса Томасовича де Вильнёва (1715-1794), бригадира на русской службе.

Но в историю г. Томска дом вошел как временное жилище Александра Николаевича Радищева (1749-1802), русского писателя, автора книги "Путешествие из Петербурга в Москву" и оды "Вольность".

Знаменитая книга Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву" появилась на прилавках магазинов Петербурга в июне 1790 г. и вызвала неоднозначную реакцию в обществе. Императрица Екатерина II гневно назвала автора книги - "бунтовщиком хуже Пугачева". И в 1790 году государственный совет приговорил писателя к смертной казни через отсечение головы. Но императрица, смягчившись, заменила смертную казнь ссылкой на десять лет в Илимский острог Иркутской губернии.

Следуя к месту ссылки, Радищев, в начале августа 1791 года проезжая через Томск, решает остановиться на некоторое время в городе. Радищев с семейством был радушно принят в своем доме комендантом г. Томска Т.Т. де Вильневым. Известно, что де Вильнев был человеком либеральных взглядов, много сделавшим для развития Томска.

По некоторым данным, комендантом г. Томска Томас де Вильнев стал в 1774 г. и находился на этом посту до 1794 г. В период его правления, в 1775 г. в городе был построен новый деревянный мост через р. Ушайку, в 1777 - 1784 гг. возведена каменная Богоявленская церковь, в 1776 г. заложена, а в 1789 г. освящена каменная Казанская церковь, при Богородице-Алексеевском монастыре открылось народное училище, смотрителем которого был избран комендант де Вильнев, а также, в 1789 г. началось строительство каменной Воскресенской церкви.

Из воспоминаний сына Радищева, Павла Александровича, известно, что Радищев порадовал томичей необычным по тем временам зрелищем - запуском воздушного шара, "монгольфьера" (изобретение французских революционеров, братьев Жозефа и Этьена Монгольфье), склеенного из тонкой бумаги и наполненного горячим воздухом. При этом следует отметить, что в России запрещалось запускать "монгольфьеры" под страхом ссылки в Сибирь, их считали символом французского вольнодумия.

В 1970 г., в память о пребывании А. Н. Радищева в Томске, на доме была установлена мемориальная доска со следующем текстом: "Александр Николаевич Радищев останавливался в этом доме на пути в сибирскую ссылку в августе 1791 года и возвращаясь из ссылки в марте 1797 года". Потом текст новой таблички сократили.

В целях сохранения памятника верхний этаж дома в 1958 г. переложен заново, но его внешний вид и размеры остались прежними.

В 1990 г. загорелась крыша комендантского дома. Пожар потушили, но дом оказался полностью залит водой. Ремонт, конечно, быстро сделали, но здание оказалось непригодным для проживания людей. В 1992 г. здание было расселено. Сейчас в этом здании находятся офисы.

На фото: здание на Бакунина, 26, сегодня.

Метки: "История одной вещи", Томский краеведческий музей, Томас де Вильнев, Радищев в Томске, надгробная плита, католические кладбища в Томске

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?