Мнение жителей никого не интересует

В понедельник в программе «Час Пик» шла речь о расселении бесперспективных деревень Томского района. Среди прочих была названа и деревня Госконюшня. Эта информация для ее жителей стала новостью. О том, что их собираются расселять, в Госконюшне узнали из нашего эфира. В деревне Госконюшня - это примерно 40 километров от города, сейчас живет 11 семей. Молодежь уехала, остались пенсионеры. Живут натуральным хозяйством, и даже хлеб пекут сами. Магазина давно нет. Им привозят пенсию, и иногда продукты под заказ. Отрезанными от большой земли жители чувствуют себя только зимой, когда дорогу переметает. А то, что деревню собираются ликвидировать - для них пока не более чем слух. И реальных предложений не поступало, да и повода нет - они себя считают вполне самодостаточными.
Юрий Эйбиндер: «Бесперспективные - это деревни, которые не могут жить без дотаций. А какие у нас тут дотации? В выборы один раз дорогу прочистить, чтобы приехать?»
Зинаида Степановна Сорокова, жительница: «А куда ехать? На 29 тысяч что можно купить скажите, пожалуйста».
Надежда Ивановна Попышева: «Ну, кому мы мешаем? Такой клочок земли занимаем, она ведь все равно пропащая, если ее расформируют. Нет уж, тут будем помирать».
Надежда Ивановна в госконюшнях работала конюхом. Вспоминает, что было здесь более двухсот голов, да не дворняжки, а всё породистые племенные лошади. Последних вывезли лет восемь назад, говорят, на мясо. Развалины – все, что от конюшен осталось. Их бы тоже уже не было, но развалины - федеральная собственность.
Сейчас приехал человек из Москвы и в Департаменте Госсобственности возможно решится вопрос с их ликвидацией. А пока местный фермер Большаков на развалины приходит только смотреть: теперь он арендатор этой земли и получил разрешение построить здесь дом. Если кто и собирается в Госконюшнях умирать, то он с детьми планируют жить дальше и работать. Разводить скот, выращивать овощи, следить за собственной деляной леса. И он настойчив в своем решении. Раньше были единомышленники: тоже не боялись работы, но сдались в борьбе с бюрократией.
Сергей Большаков, фермер: «В начале 90-х ни разрешения на строительство, ни даже разрабатывать эту территорию, чтобы убрать мусор, хлам, перестойные деревья мне не давали. Я четыре года добивался этого».
33 гектара оформлены им в пожизненное владение. Каждый метр вычищен буквально вручную граблями. Чтобы провести санитарную рубку пришлось проводить лесопатологическое исследование и оформлять лесоустройство. Обошлось в пять тысяч триста рублей. Каждое действие - плата в государственную казну. Фермер законопослушен и готов первые годы работать только на справки. Только вот пошло уже второе десятилетие.
Сергей Большаков: «Получается парадокс: землю дали, а работать на ней не имеешь права».
Времянка задумывалась Сергеем как основа под будущее хозяйство: здесь планировалось обустроить маленький пруд и держать скотину. Теперь она всего лишь пункт охраны. Самовольные рубщики леса пилят лес вокруг в Калтайском заказнике и у него на участке.
Несколько дней назад фермер обнаружил на своем участке очередную самовольную рубку. Вызвал лесников, обратился в прокуратуру.
«Мне сказали: ваши обходы, вы и позаботьтесь. Я буду подавать в суд». Когда Большаков, как и положено фермеру, начнет непосредственно заниматься земледелием и скотоводством - сложно даже загадывать. Пока он идет в разрез с государственными планами: государство говорит, эта деревня не перспективна, а он пытается наладить здесь собственное дело.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?