МАРШРУТНИКИ: РЕФОРМА? РЕВОЛЮЦИЯ? РАСКУЛАЧИВАНИЕ?

2017 год для маршрутного бизнеса станет переломным. Верхи верят, что теперь все будет хорошо, а низы предсказывают коллапс. Но одно точно — многие водители и предприниматели с 1 января потеряют работу. Мы вышли на маршруты и поговорили с теми, кто остается и кто уходит.

Новая маршрутная сеть заработает в Томске 1 января. Автобусы с привычными номерами поедут по новым маршрутам, а заодно и сменят перевозчиков. Владельцы одного-двух автобусов дорабатывают последние дни в маршрутном бизнесе, потому что продлить маршрутные карты к январю смогут лишь крупные перевозчики — победители аукционов.

Вячеслав Федоренко — предприниматель. Свой человек в компании водителей. Носит кожаную кепку и теплую куртку камуфляжной окраски, знает всех водителей по именам и ест с ними шашлык, купленный в кафе на конечной остановке. Вячеслав владеет несколькими автобусами на разных маршрутах, один из них на 26 линии. На «Алтайской кольцевой» – конечной остановке маршрута – Вячеслав проводит свое рабочее время, пересаживаясь из одного отъезжающего автобуса в другой вновь прибывший. Доедая шашлык, жалуется на гастрит и новую маршрутную систему: «Новшества – это всегда сложно. Вышел 220 приказ, и его наша администрация выполняет с кучей нарушений. Вот и не знаем, что будет. Коллапс какой-то».

Федеральный закон № 220 «Об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом» вступил в силу июле 2015 года. Летом следующего года в соответствии с законом начались работы по модернизации действующей маршрутной сети в Томске. Администрация города выпустила Постановление № 567 о закрытии старой маршрутной сети и приступила к планированию новой маршрутной схемы. В соответствии с ней администрация заключает контракты на осуществление регулярных перевозок с перевозчиками — победителями открытого аукциона. Однако большинство перевозчиков выступает против такой схемы реорганизации маршрутной системы.

Мнение недовольных отстаивает Дмитрий Салин, председатель независимого профсоюза работников автомобильного транспорта и владелец нескольких автобусов на 26 маршруте:

— Мы не боремся против новой маршрутной сети. Мы говорим лишь о том, что аукционы были  проведены незаконно. ФЗ 220 четко прописывает алгоритм проведения изменений. В соответствии с этим законом на первом этапе все действующие перевозчики должны были реорганизоваться по своим маршрутам так, чтобы к январю этого года на каждом маршруте было не более трех перевозчиков. А если более трех, то они должны были организоваться в товарищества. Все перевозчики города Томска выполнили это требование, и в январе этого года был составлен реестр томских перевозчиков, который утвержден администрацией города. Далее по этому закону всем перевозчикам реестра обязаны были выдать маршрутные карты на 5 лет. В течение этого срока администрация города обязана была подготовить документ планирования. Который бы состоял из решений об открытии новых или закрытии старых маршрутов, а также присвоение каждому из маршрутов определенного типа тарифа: регулируемого или нерегулируемого.

Администрация Томска приняла решение сделать все маршруты города с регулируемым тарифом. Такой тариф означает возможность властей влиять на ценообразование. Маршрутники могут также перевозить льготников по ЕСПБ (единому проездному билету), но в этом случае из бюджета им должны компенсировать затраты.

«По закону и во всех близлежащих городах на аукцион выставляется сумма субсидирования, которую администрация города готова выделить перевозчикам за предоставляемый ими льготный проезд, — объясняет Дмитрий Салин, — к примеру, в соответствии с пассажиропотоком на конкретном маршруте администрация готова субсидировать 15 миллионов, а льготников нужно перевезти на 30 миллионов рублей. Один перевозчик готов получить 15 миллионов и возить льготников на 30 миллионов, другой готов отказаться от субсидирования и возить льготников совершенно бесплатно, а третий перевозчик может объявить себя меценатом, возить льготников бесплатно и еще в городскую казну инвестировать. Таким образом ведется аукцион на понижение. И это законно. Так как в Томске дотации не были предусмотрены вообще, на аукцион выставили, получается, право работать. У нас нигде в действующем законодательстве не прописано, что при конкурсном отборе перевозчик должен заплатить за право работы. Когда администрация заказывает какую-то услугу, она должна ее оплатить. Сейчас мы пытаемся через прокуратуру, ФАС, полицию донести, что в нашем городе законодательство поставлено с ног на голову».С тем, что маршрутную систему Томска необходимо реформировать, действующие перевозчики согласны.
 
«Власти могли бы просто начать контролировать санитарное состояние автобусов, видеонаблюдение, ГЛОНАСС, наличие кондуктора и штрафовать в случае нарушений. Мы же согласны, – выражает свое недоумение владелец автобуса и его водитель Владимир Тодорович, – это все не проблема, если бы администрация сказала, что подпишет с нами контракт на 5 лет, а мы обновим состав и купим низкопольник, мы бы это все выполнили. Вопрос в другом, нас никто об этом не спрашивал. Нам сказали: вы должны сделать так и заплатить деньги за право работать».

Предприниматель Вячеслав Федоренко тоже был согласен принять требования администрации и работать по новой схеме. Но с 1 января он лишается работы. Денег на участие в аукционе у него нет:

— У нас был один из самых дисциплинированных маршрутов (26). В Новый год катались в морозы, когда троллейбусы и трамваи повставали. Года три так выручали. Власти нас благодарили, грамоты давали, а теперь все забылось. Хорошо, если уж решили убирать людей, если хотят, чтобы один владелец-монополист был, тогда решите вопрос с тем, куда новых безработных пристроить. Предложите нам альтернативу.

А пока альтернатива только одна: идти в качестве наемных работников к победителям. Дмитрий Салин уверен, что схема аукционов покрывает заговор крупных перевозчиков, желающих поглотить мелких предпринимателей:  «Они были крупными, а теперь станут монополистами. Вот к примеру, один крупный перевозчик, владелец пяти выигранных маршрутов (мы убрали фамилию — прим. редакции). При этом у него подвижного состава есть только на два маршрута. Человек просто захотел стать хозяином. Его задумка в том, что 99 процентов перевозчиков, оставшихся без работы, придут к нему и будут на любых условиях работать».

Алексей Кочетов выиграл аукцион по маршруту 8 и 9. Владеет 32 машинами и имеет около 50 «договорных» машин – их владельцы мелкие индивидуальные предприниматели, которые с 1 января лишаются работы.

— Как только администрация начинает вмешиваться в бизнес, начинается коллапс, — говорит Алексей Кочетов. — Новая маршрутная сеть никому нафиг не нужна. Прекрасно работала и старая. Отдельные изменения в отдельные маршруты можно было внести, зачем все закрывать? Январь покажет, кто был прав. У нас как в революцию 1917 года: сейчас произвели раскулачивание маршрутников, потом коллективизацию проведут. А к чему приведут эти колхозы, я не знаю. Мне нравится идея одного перевозчика на одном маршруте, за который он полностью отвечает. Но я всегда предлагал проводить конкурсы, а не аукционы. Если бы я сейчас не участвовал в аукционе, я бы остался совсем без работы. У меня кредиты, семья, ответственность перед работниками и их семьями. Хотя бы по минимуму, но я все-таки остаюсь при деле. Вместо аукционов перевозчики предлагают провести конкурсы. В соответствии с ними претенденты подают в администрацию документацию о наличии подвижного состава, его характеристиках, наличии водительского коллектива, опыта работы. На основании этих документов перевозчики получают баллы. Перевозчик с наивысшими баллами становится победителем. При этом никто никому не платит. Администрация не выплачивает субсидии – перевозчики не покупают право на работу. Так, считает Дмитрий Салин, было бы справедливо для всех: «Скорее всего, в случае проведения конкурсов, нам, мелким предпринимателям, просто пришлось бы уйти из бизнеса, но по крайней мере это было бы честно».  


 

Николай Бурдик, водитель 26 автобуса:

— Давно работаю водителем, лет 15-16. Сначала на грузовой работал, потом на автобус пересел. Здесь и остался. Коллектив хороший, приработался – все нравится. На этом автобусе уже три года. Привык к нему, уже и не хочется пересаживаться на другой автобус. Жалко уже свой бросать, столько усилий в него вложено».

На вопрос о новой маршрутной системе Николай реагирует эмоционально, вздыхает и разводит руками: «Еще неизвестно, как нас коснется новая маршрутная система. Сами все в неизвестности. Кто говорит так же и будем работать, только начальник сменится. Ну если что — к другому пойдем. Куда деваться. В январе посмотрим. Черт его знает, что будет».  

Фикрет Агасиев, водитель 17 маршрута:

— Я уже пятый год работаю как предприниматель сам на себя. Но с 1 января наш маршрут закрывают. Этот автобус мне придется куда-то поставить. Перейду на 22 маршрут работать, туда позвали. Но уже никак предприниматель, а как наемный водитель. А что делать, семью надо кормить. Мне кажется, новая система все упростит. Сейчас 10-15 хозяев на каждом маршруте, а будет один. Остальные станут просто водителями. Думаю, что я не очень потеряю от этого. Единственное, что переходить с одного маршрута на другой не хочется. Я все время только на «семнашке» ездил, а теперь опять адаптироваться придется. Уже половину жителей Зонального знаю. Они даже руку не поднимают на остановках, я знаю, что они нас ждут. Жаль, что этот маршрут закрывают. Но я надеюсь, что какой-то другой пустят.Подъезжая к конечной остановке, пассажир 17 маршрутки пересаживается поближе к водителю, передает деньги за проезд и завязывает диалог: «А что 17-ого правда больше не будет? – ответы водителя заглушаются шумом мотора, но это не страшно – вопросы пассажира легко можно назвать риторическими, – и что теперь только на 27 ездить? А на людей всем вообще фиолетово? Все для народа, да?».  

Кстати, уточним, 27 маршрут с 1 января также не ходит. Вместо 17 и 27 будут ходить межмуниципальные автобусы под номерами № 400 и 401, за которые отвечает областная администрация.

Владимир Виноградов — водитель 26 маршрута:

— Мы накатывали этот маршрут с нуля. А его сейчас отнимают. Ну как так-то? Где в жизни справедливость? Казне не хватает денег, и они таким образом решили пополнить бюджет? Мы недовольны происходящим. Они же у нас кусок хлеба забирают. Мы можем, конечно, работать и под другим началом. Мы же наемные водители, нам без разницы, на кого работать. Но я не знаю, какие будут условия у нового предпринимателя, он же введет свою зарплату. С нынешним владельцем у нас свои договоренности и зарплата у меня зависит от выручки. Меня это устраивает. А так придется сидеть на зарплате и неизвестно, будут ли мне ее нормально платить. Этот маршрут купил какой-то Ткачук, я его знать – не знаю. А других альтернатив кроме работы на маршруте у меня нет. Будем надеяться, что Салин чего-нибудь добьется. А то наши чиновники сильно много на себя берут.

Евгений — водитель 16 автобуса:

— Я уже лет 20 работаю на 16-ом, с тех пор, как он образовался. Еще не знаю, как нас коснется новая сеть, что будет. Город встанет – мы придем. Но чую, что-то будет. 20 лет накатывали маршрут, делали карты, подбирали маршруты, работали с населением. А теперь нужно свои трусы у кого-то купить. Кто-то просто хочет деньги сорвать.

Георгий и Джема — водитель  и кондуктор 4 маршрута:

— Мы уже лет 5 на этом маршруте вместе. Больше 30 лет живем вместе, теперь вот еще и работаем вместе. Но еще не устали друг от друга. Работа тяжелая, но где еще сейчас хорошую работу найти? Негде. На предприятиях зарплаты задерживают, говорят: «Подождите!» А я же не могу детям сказать: «Подождите, пока деньги будут!». А здесь каждый день какие-то живые деньги есть. Еды по дороге домой купить можно. Хватает – не хватает, но жить можно. У меня есть план, я его отдаю хозяину, а что остается – моя зарплата. Не знаю, какой владелец купит этот маршрут. Сейчас наш хозяин очень добрый, хороший. Мне не хочется отсюда уходить, не люблю прыгать с места на место. Если смогу подружиться с новым хозяином, буду работать и дальше. Посмотрим. Никто не знает, что будет завтра. Сейчас время такое, если утром проснулся, уже нужно быть благодарным Богу. Что власть скажет, так и будем делать. Что мы против нее сделать можем? Как скажет идти, так и пойдем.

Михаил Милкин — водитель 5 маршрута:

— 21 год проработал водителем. Мой брат предприниматель, а я водитель. Но с 1 января, видимо, больше не буду. Нас продали на аукционе, а я в аукционе не участвовал, потому что, зачем мне это надо. Не знаю, что дальше будет. Может нам и после Нового года продлят маршрутные карты, если автобусов не будет хватать. Другого заработка у меня нет. Кто возьмет меня сейчас в 50 лет на работу? Так я сам себе хозяин, а придется идти в наем. Если прижмет, то пойду, конечно. Куда деваться.

Михаил Вторушин работал на 5 и 16 маршрутах:

— 2 года работаю водителем. Но сейчас я буду уволен. Владелец этого автобуса аукцион не выиграл и закрывает свое дело. К новому хозяину я не пойду. Он меня работы лишил, а я к нему пойду что ли? Буду рассматривать другие варианты. Числа с 10, я думаю, народ начнет бунтовать. Сейчас уже многие маршруты не справляются, а с нового года их еще сократят.

Татьяна — диспетчер на 4 маршруте:

— Больше 10 лет работаю на «четверке». И сейчас могу лишиться работы. Новый владелец будет набирать своих людей. Всем сейчас нужно высшее образование. Поэтому пока работаю до 31 декабря. Я бы, конечно, хотела остаться тут. Проблематично хорошую работу найти, а здесь уже сработанный коллектив. Ну если что, пойду в магазин на кассу, но там зарплата совсем другая.

Светлана Ильиченко — диспетчер на 26 маршруте:

— Схему и нумерацию нашего маршрута не поменяли. Потому что это маршрут, который накатывался самими водителями на протяжение почти 20 лет. Начинали раньше с Лагерного, потом с вокзала, потом со Степановского переезда, а потом на кольцевую Алтайской доехал. Представляешь, какой-то дядька заплатил деньги и хочет все это забрать. Мы пойдем войной, а что делать? Мы же тоже кушать хотим. Я тут уже 15 лет работаю. У нас коллектив прочный, нет текучки. Хорошо тут. У нас на конечной остановке беседка есть, летом чай пьем. Клумбы из автобусных шин сделали, в них цветы выращиваем. Водители редко меняются, хотя маршрут сложный, кольцевой. Круг составляет 2 часа 20 минут. Но новый владелец, скорее всего, своих возьмет. С нами он даже не встречался, мы с ним не знакомы.

Метки: Томск, Томская область, новая маршрутная сеть, маршрутники, проезд в городском транспорте в Томске

 

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь