ТОМСК НЕИСТОРИЧЕСКИЙ ИЛИ НАДЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПРОЕКТ ГУБЕРНАТОРА

«Честно скажу, мы могли бы про это вообще не говорить», — признается нам в разговоре по скайпу гендиректор Института «Ленгипрогор» Наталья Трунова. Речь идет об инициативе питерских проектировщиков снять с Томска статус исторического поселения федерального значения.

Эта новость вызвала переполох не только среди томских защитников памятников архитектуры, но и среди чиновников мэрии. Заммэра Александр Цымбалюк заявил, что власти Томска против снятия с города статуса исторического поселения.

«Поддерживать данную инициативу мы не намерены. Во-первых, это решение было принято не нами, не нам его и отменять. В 1990 году Томск приобрел статус исторического поселения по инициативе местных властей — это был закономерный итог деятельности по сохранению культурного наследия и его «раскрутке», которую начал еще Егор Лигачев», — так прокомментировал журналистам Цымбалюк новость, которую в мэрии узнали из СМИ.

На фото: Наталья Трунова — генеральный директор ООО «Институт «Ленгипрогор»

«Мы могли просто сдать свою работу обладминистрации и все, — неудомевает по поводу разразившегося в Томске скандала Наталья Трунова, руководитель организации «Ленгипрогор», которая занимается проектом «Томские набережные». — Границ исторического поселения пока не утверждено. Регламентов четких нет. Когда они будут, в силу того, что все так долго происходит со стороны Минкульта, вообще неизвестно. Для нашего проекта — это отдаленный риск, мы могли про него и не говорить. Сформируют границы, сформируют предмет охраны и выяснится потом, что часть концепции «Томские набережные»становится невозможной, ну и собственно, это уже и не наша проблема. Но мы себе позволить этого не можем».

Информация о том, что для реализации мега-проекта «Томские набережные» необходимо с города снять статус исторического поселения, стала известна благодаря Галине Немцевой. К ней в руки попали приложения к Концепции развития и мастер-плану «Томские набережные».«Говорить о снятии статуса исторического поселения с города Томска, — заявляет Галина Немцева, — просто безответственно. Это предложение прозвучало из уст разработчиков проекта «Томские набережные».Они не томичи и, вполне возможно, у них есть свое видение Томска. Но я наслышана о работе института «Ленгипрогор» в Самаре, и у меня складывается впечатление, что компания просто осваивает средства». 

На фото: Галина Немцева, депутат Законодательной Думы Томской области

Мария Бокова только что вернулась из Самары. Там проходил межрегиональный форум «Культурное наследие — фактор развития современного города». С самарскими коллегами координатор движения «Томск исторический» общий язык нашла быстро — проблемы одинаковые. 

На фото: Мария Бокова, координатор движения «Томск исторический», выступает на форуме в Самаре

«Та же самая точечная застройка, — перечисляет Мария Бокова, — деревянные дома жгут, чтобы кирпичные возводить. И, если у нас сейчас разговоры идут о снятии статуса исторического поселения, то там местное руководство против присвоения городу такого статуса. По тем же причинам. Почему у нас сейчас встал вопрос о снятии статуса? Потому что это мешает коммерческой застройке исторического центра. У нас исторический центр совпадает с общественным центром, который притягивает застройщиков — свой бизнес туда внедрять... И в адрес компании «Ленгипрогор» на этом форуме звучала очень резкая критика — они и в Самаре отметились. Благодаря их инициативе (почему самарцы и возмущаются!) многие объекты были выведены из списка объектов культурного наследия. Так же, как и в Томске, «Ленгипрогор» предлагает застроить берег реки высотными домами — поставить ряд коробок стеклянных, которые абсолютно закрывают город с реки».

Фото: Виталий Стадников проводит экскурсию по Самаре для участников Межрегионального форума «Культурное наследие — фактор развития современного города».

Осенью 2013 «Ленгипрогор» выиграл госконтракт на разработку проекта планировки территории в месте слияния рек Волги и Самары. Проект, который представлял общественности Юрий Перелыгин (на тот момент директор «Ленгипрогора» и, так совпало, советник самарского губернатора по градостроительству), предполагал: демонтаж речного порта и возведение вместо него парковой зоны с ЗАГСом и конгресс-холлом, строительство торгового центра на месте возникновения города и застройку прибрежной линии Волги жилыми домами высотой в 16 этажей, пишет «МК в Самаре». Услуги питерских проектировщиков по модернизации исторической части Самары (а кроме «Ленгипрогора» господряды выигрывали питерские компании «ГеоСпецСтрой» и «Севзапинжтехнология») обошлись самарскому бюджету более, чем в 230 млн рублей. Сумма контрактов «Ленгипрогора», как нам уточнили в организации, составляет 60,8 млн рублей. Но речпорт демонтировать передумали. 

«Смысл деятельности "Ленгипрогора" — наплодить макулатуры за бюджетные деньги, — так прокомментировал нам по телефону ситуацию Виталий Стадников, бывший главный архитектор Самары. — Четверть миллиарда рублей в Самаре потрачено из бюджета на концепции, проекты модернизации исторического центра города, но пока нет ни одного конкретного результата деятельности "Ленгипрогора" в Самаре». Фото с сайта archi.ru: Томские набережные, музей Науки и техники 

«Надчеловеческипроек» Томских набережных, как его охарактеризовал губернатор, разрабатывался в рамках концепции ИНО Томск. Визуализация градостроительных фантазий особой оригинальностью не отличается — стекло, бетон, высотные параллелепипеды и стойкое ощущение, что где-то это уже было. Смотрите сами.

«На мой взгляд проект «Томские набережные» нереализуем не только с точки зрения финансовых вложений, а с точки зрения противоречия той исторической застройки, которая сейчас есть на берегу Томи», — говорит областной депутат Галина Немцева.«Мне не понятно, почему не привлекаются местные историки, архитекторы, эксперты. Приехали какие-то люди с питерской пропиской и они для нас свет в окошке. Они нам нарисовали проект без учета той среды, в которой мы проживаем. Некоторые сейчас говорят, что Томск стал провинциальным и поэтому нам надо все здесь закатать в гранит и соответствовать «надчеловеческому уровню». Но мне кажется, что не над бояться нам провинциальности. В этом и есть наша фишка. С нашими деревянными кружевами, каменными купеческими домами. Это наша особенность. В Томске есть душа и мы почему-то постоянно норовим плюнуть в эту душу», — говорит Галина Немцева.

?

Гендиректор «Ленгипрогора» Наталья Трунова, напротив считает, что консервация для территории может быть губительной.

«Опыт консервации исторических центров и небольших городов существует в мировой практике и российской федерации. Мы знаем, что в Чехии есть Крумлов, полностью законсервированный город с 16 века, — приводит пример Наталья. — Но это 13 тысяч жителей. И полтора миллиона человек туристов. Мы знаем Суздаль — это чуть больше 20 тысяч жителей. И миллион туристов в год. И то, как правило, у этих городов большие проблемы, потому что это однодневные туристы».

По мнению питерского проектировщика, проблема в том, что у нас принимаются некоторые законы, без комплексной оценки экономических последствий для города от принятия таких решений. 

«Поскольку присвоение городам статуса исторического поселения — это решения Минрегиона и Минкультуры, то, наверное, они должны были проанализировать, какие последствия будут для городов с подобным статусом. Но с учетом того списка, который итоговой оказался, этого сделано, по всей видимости, не было. Санкт-Петербург еще в 2010-м году, когда губернатором была Валентина Ивановна Матвиенко, ходатайствовал об исключении из списка исторических поселений, именно исходя из этой же аргументации. Именно когда у вас город определенного масштаба и туристическая функция является одной из, вы не можете позволить себе законсервировать исторический центр.Статус исторического поселения — это не панацея от всех бед, — считает Наталья Трунова. - Напротив, в том виде, в каком оно сейчас существует  — это странное приобретение».

Марина Бокова напротив считает, что статус исторического поселения сохранить нужно однозначно. Потому что он защищает не просто отдельные объекты истории и культуры, но и всю территорию, на которой они расположены: и земельные участки, и ландшафты и фоновую застройку.

«В границах исторического поселения все представляет ценность! — говорит Мария Бокова. — В том числе и рядовая застройка, потому что все это строилось и возводилось, как минимум век назад. Взять Татарскую слободу — сколько там красивых домов с резьбой, и как агрессивно туда внедряется точечная застройка. Фокус меняется, целостность размывается...»

Вот свежий пример. Новодел на Аркадия Иванова, 2: вместо одноэтажного деревянного домика здесь вырос  мрачный мавзолей, который визуально совершенно задавил стоящий рядом красивый дом, который со вкусом был построен больше ста лет назад.

Еще один пример — переулок Картасный, 6. Здесь проект зоны охраны был разработан таким хитрым образом, что застройщику удалось воткнуть восьмиэтажное здание на территории, где, по идее, могло быть разрешено только малоэтажное строительство.

«Зоны охраны, как мы сейчас видим, — говорит Мария Бокова, — даже при наличие статуса у нас изменяются . Даже на форуме в Самаре отдельно обсуждался этот вопрос. Везде одно и то же — проблема недобросовестных экспертов. Люди зарабатывают деньги...».

До Самары Наталья Трунова поработала над преобразованием исторического облика Пскова. В Пскове, правда, «Ленгипрогора» еще не было. Тогда, пять лет назад Наталья Трунова работала в псковской областной администрации председателем государственного комитета по туризму, инвестициям и пространственному развитию. Но ее подходы к городской среде к тому времени уже сложились.

«Как я оцениваю свою работу? Люди, которые не знают о моей работе в Пскове, рассказывают мне свои впечатления о поездках. Говорят, когда ездили раньше в 2007-08 году и сейчас — это небо и земля».

«Наталья Трунова принесла Пскову ущерб, сопоставимый с плановым уничтожением исторической застройки», — так прокомментировал деятельность гендиректора «Ленгипрогора»  в родном городе политик и журналист Лев Шлосберг. — Её работа в Пскове стала реальной градостроительной трагедией. Мы не смогли её предотвратить».

«Наталья Трунова взяла на себя роль своего рода КПСС: она все решала, но ни за что не отвечала, — пишет Лев Шлосберг в газете «Псковская губерния». — Только громкое возмущение жителей города массовой вырубкой деревьев и грубые способы ведения работ на памятниках архитектуры, находящихся рядом с набережной, привлекли к проекту общественное внимание такой силы, что его реализация была остановлена. Полмиллиарда рублей — на ветер, в пыль, в мусор».

Теперь про деньги. Финансирование «надчеловеского проекта» под большим вопросом: на строительство дамбы (необходимость которой в запланированном грандиозном масштабе — тоже, мягко говоря, неочевидна), проектирование и возведение набережных, транспортных развязок, пешеходных зон, торговых и развлекательных центров — а это территория в 420 га — нужны миллиарды рублей. А в стране, по выражению самого же губернатора Сергея Жвачкина — «экономическая непогода». Еще нужен большой запас терпения — проект рассчитан до 2030 года. За это время областная власть может смениться трижды. Или, как минимум, дважды. Столько же раз может поменяться и вектор развития в регионе. Вспомнить хотя бы левобережную дорогу в никуда — один из недавних «золотых прожектов» Томской области. Вот и сейчас есть опасность того, что город, заплатив миллионы за «концепцию будущего», может остаться и без будущего, и без истории.

Метки: Галина Немцева, Лев Шлосберг, Ленгипрогор, Мария Бокова, надчеловеческийпроект , Наталья Трунова, Сергей Жвачкин, статус исторического поселения,  Томск, Томские набережные


Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
КАРЛ у КЛАРЫ
18, 25 мая - не пропусти!
Поделитесь