КВАРТИРЫ ДЛЯ СВОИХ

Арбитражный суд Томской области за последние три года передал в частные руки четыре квартиры, купленные за счет федерального бюджета для нужд суда. Новые владельцы квартир, по нашим данным, никогда в суде не работали, но в судах работали их родственники. Но родственные связи не являются основанием для получения служебных квартир. Тем более, не предназначенных законом для приватизации.

В России у судей есть несколько возможностей получить от государства бесплатное жилье: если судья проработал в судебной системе более 20 лет, стал инвалидом в период работы, хочет переехать в другой город или находится в тяжелом материальном положении. Получается, круг лиц, которым предоставляется эта привилегия, достаточно ограничен. Но «способ» нашелся, и, как минимум, на четырех квартирах его уже отработали.

Когда какая-либо организация покупает для своих нужд квартиру за государственный счет, квартиру вносят в специализированный жилищный фонд, а сама организация становится «управляющей» этой собственностью, но не владельцем. Квартира превращается в служебное жилье, которое нельзя приватизировать, но можно сдавать своим сотрудникам. Например, в эти квартиры можно селить иногородних судей, либо работников, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации. Однако это жилье дается временно и не может стать собственностью работника суда.

В марте 2013 года гражданин Медведев А. В. подал заявление в Октябрьский суд г. Томска на приватизацию квартиры, сказав, что живет там по условиям социального найма. Эту квартиру семья Медведевых получила от Арбитражного суда Томской области. По нашим данным, Медведев А.В. не работал в судебной системе (его нет в списках сотрудников - прим. редакции), а в Арбитражном суде до прошлого года работала его мама: Медведева Т. В. В результате, сын, так как прежде он не использовал право на приватизацию, пошел в суд, чтобы «безвозмездно получить в собственность» данную квартиру. Хотя по всем правилам, приватизация невозможна, так как эта квартира должна находиться в специализированном жилищном фонде. Но во время суда выясняется, что квартира по непонятной причине в фонд не внесена.

Представитель Арбитражного суда Лебедева К. Ю.  протестует. Говорит, что раз деньги были целевые, то и квартиру приватизировать нельзя. Но у суда не оказывается никаких доказательств, что ее внесли в специализированный фонд. А нет доказательств — государственная квартира уходит в собственность частному лицу — сыну бывшего судьи.

Для справки: Социальное жилье в Томске могут получить малоимущие, а также те, кто проживает в квартирах, где квадратных метров на человека — меньше нормы. Малоимущий — тот, кому собственные доходы не позволяют купить квартиру. Решение о присвоении этого статуса выносят сотрудники социальной защиты. После чего малоимущий гражданин встает в очередь и ждет. Однако судьям, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, по сложившейся практике, не предоставляется социальное жилье: их обеспечивает суд, вселяя в квартиры из специализированного фонда.

Как же получилось, что квартира Арбитражного суда сдавалась в аренду как социальное жилье? Почему среди всех малоимущих Томска она досталась именно сыну судьи? И почему судья (Медведева Т. В.), чей семейный доход за 2014 год составил более 3 млн. рублей (задекларированный доход на сайте Арбитражного суда), смогла претендовать на социальное жилье?

На официальный запрос редакции, представители суда ответили отказом, так как «сведения о квартирах …непосредственно не связаны с деятельностью суда».Аналогичная история в том же 2013 году в том же Октябрьском суде происходит и с «приватизацией» еще одной служебной квартиры, принадлежавшей Арбитражному суду Томской области. Сценарий тот же. В суд обращается Попов К. М., никогда не работавший в Арбитражном суде. Квартиру в соцнайм получила его мама: Попова Н. Н. Сейчас она в суде уже не работает.

Представитель Арбитражного суда выступает против приватизации, приводя те же аргументы; квартира так же оказывается не внесенной в специализированный фонд, хоть и куплена за счет государства и на нужды суда. В итоге, право собственности переходит от РФ к Попову К. М.

Третья квартира перешла в частные руки в 2015 году Кышко Алле Валерьевне, которая также никогда не работала в Арбитражном суде. По нашим данным, из открытых источников в соцсетях, Алла Кышко — дочь Прозорова Валерия Владимировича, который работает в судебно-арбитражных органах около двадцати лет и входит в Административную коллегию Арбитражного суда. Семейный доход Прозорова В.В. в 2015 году составил более 4 млн. рублей.

С 2013 года, после первого судебного процесса, представители Арбитражного суда Томской области знают, что их квартиры не внесены в специализированный жилищный фонд и незаконно сдаются как социальное жилье. И не могут не знать, кто именно живет в этих квартирах и на каких условиях. На данный момент у суда есть еще одна квартира на Московском тракте, купленная у «Томского пива» за 3,5 млн. рублей из федерального бюджета. Она также не внесена в специализированный жилищный фонд, и, значит, никак не защищена от приватизации.

На редакционный запрос представители Росреестра ответили, что Арбитражный суд по поводу внесения данных квартир в специализированный фонд не обращался.

Метки: Томск, Томская область, квартиры судьям, Арбитражный суд Томской области, специализированный жилищный фонд

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?