КВАРТИРА НА БУМАГЕ. ЛЬГОТЫ ЕСТЬ, ЖИЛЬЯ НЕТ

Двенадцатилетняя Виолетта — инвалид детства. С родителями и годовалой сестрой они уже несколько лет живут в съемной квартире, несмотря на то, что два года назад выиграли суд у районной администрации, по решению которого должны были получить двухкомнатную квартиру, соответствующую санитарным нормам для проживания в ней инвалида.

История началась четыре года назад — в сентябре 2012 года, тогда девочке исполнилось девять лет. Мама Виолетты, больной ДЦП и психическим расстройством, — Надежда Шарова (в то время фамилия была Самохвал) — хотела купить квартиру в ипотеку. Но в управлении молодежной политики Томска семью заверили, что есть программа, по которой семьи с детьми-инвалидами могут получить льготы на покупку жилья. Однако, чтобы собрать нужные для участия в программе документы, Надежде потребовалось полтора года — в администрации семью не желали признавать нуждающейся. За это время срок действия социальной программы закончился.

«Для участия в этой программе мне нужна была справка из администрации о том, что я состою на учете в качестве нуждающейся в жилом помещении. Я начала подавать документы. Администрация Советского района нам постоянно отказывала. В итоге в судебном порядке администрацию района обязали поставить меня и ребенка на учет. Это длилось около полутора лет. Когда я начала разбираться с законодательством, я узнала, что вне очереди меня должны поставить на учет и вне очереди предоставить жилье. Позже мы получили решение суда и администрация сообщила, что поставила нас на учет. К тому времени программа управления молодежной политики уже закончилась», — рассказывает Надежда.

Но на учет, по словам женщины, семью так и не поставили: отказывали в постановке, либо заверяли, что все будет устроено, но позже.

«В итоге я решила, что раз мне палки в колеса вставляют, то и я буду. Я стала претендовать на жилье. Написала заявление в прокуратуру, прокуратура рассмотрела, провела расследование и подала иск в защиту меня и моего ребенка в суд. Мы выиграли дело. По решению суда, администрация Советского района должна предоставить нам благоустроенную квартиру не менее двух комнат, соответствующую всем правилам размещения в ней инвалида, с правом на отдельную комнату для Виолетты», — продолжает Надежда.

Самохвал – фамилия Надежды до замужества. На фото: часть решения суда

Этот суд семья выиграла в январе 2014 года, решение вступило в силу через месяц — в феврале. За два года администрация три раза все же предлагала жилье, но оно не соответствовало нормам.

«Сегодня уже март 2016 года. До сих пор никто ничего не предоставил. На протяжении двух лет три раза нам было предложено жилье: две квартиры из них не соотвествовали санитарным и техническим нормам. Это были однокомнатные малогабаритные квартиры, в одной из них была просто душевая, причем душ был устроен так, что нужно было сначала через унитаз перепрыгнуть, чтобы в него попасть. Ни кухни отдельной, как это в санитарно-технических нормах прописано, ни ванной», — сетует Надежда.

На фото: Надежда с дочерью Виолеттой

«Я узнала по законодательству, какие правила и нормы должны соблюдаться. Если написано, что благоустроенная двухкомнатная квартира, то в ней должна быть именно кухня, не кухня-студия, не ниша, должен быть санузел с ванной. Для инвалида-колясочника должна быть отдельная комната не менее 18 квадратов. Это стандарты, которые должны быть в идеале. У нас вряд ли такое когда-то будет», —  добавляет она.

Вторая предложенная администрацией квартира была в плохом состоянии. По словам Надежды, когда они пришли посмотреть жилье, увидели горы мусора под потолок, прогнившие трубы, негодную сантехнику, старые оконные рамы, которые не удерживали тепло в помещении.

«Нам могли предложить матпомощь от соцзащиты — около 22 тысяч. А там ремонтировать надо было все: от оконных рам и замены сантехники, прогнивших труб... Я не знаю, что там было, какая-то атомная война», — вспоминает Надежда.

Последний вариант, предложенный администрацией, в целом устроил семью. Надежде предложили двухкомнатную квартиру в приемлемом состоянии. Но было одно  «но».  Надежду смутил даже не тот факт, что квартира находится на Спичфабрике, тогда как ребенок учится в школе на Кулагина, смутило другое — квартира располагается на пятом этаже, лифта в доме нет.

«Последний вариант, который нам предлагали — неплохой, там действительно двухкомнатная хорошая квартира в «хрущевке», но это был пятый этаж. Ребенок-колясочник у меня, носить ее туда-сюда, сами понимаете, очень и очень проблемно. Пугает, что мне придется  дочь по несколько раз в день поднять, спустить.  Мужа часто нет в городе, я с двумя детьми, иногда еще продукты несешь. Я не могу согласиться, потому что я не железная. Я дочь девять лет, грубо говоря, просто на себе таскала», — говорит Надежда.

На фото: Виолетта с сестрой

Недавно Надежда Шарова записалась на прием к мэру, но в назначенное время в администрации ей сообщили, что мэр лично распорядился, чтобы прием провела заммэра по социальным вопросам Татьяна Домнич. На приеме заммэра предложила Надежде взять квартиру на пятом этаже, а после поучаствовать в программе переселения маломобильных групп на первые этажи. Надежда опасается, что в этом случае переселение может затянуться надолго.

«Когда разговаривали с заммэра Татьяной Домнич, ни к чему общему не пришли. «Мы ищем, мы будем искать вам жилье», все, что услышала. Было, конечно, предложение поучаствовать в программе переселения маломобильных людей с высоких этажей на низкие. Якобы в программу заложены деньги, но на тот момент выяснилось, что эта программа еще не утверждена, находится на утверждении в прокуратуре. Сколько времени пройдет, пока программа утвердится, сколько времени пройдет, пока найдут жилье для обмена, потом процесс оформления документации, перечисления денежных средств? Я думаю, это еще года полтора точно займет», — рассказывает она.

Как пояснили нам в мэрии, предполагается, что программа переселения инвалидов с верхних этажей на нижние, начнет действовать в марте-апреле этого года, в это же время начнется прием документов от участников программы, сейчас принимаются предварительные заявки.

Был и еще один шанс у семьи получить жилье, но и он оказался иллюзорным. В начале в конце сентября – октябре прошлого года в комитете жилищной политики мэрии Надежде сказали, что в ближайшее время будет проводиться аукцион, на котром для семьи приобретут квартиру. Планировалось, что итоги аукциона будут известны в первом квартале 2016 года. Тогда Надежда согласилась на эту перспективу.

«Наступает январь, в середине января я звоню, спрашиваю. Мне начинают говорить: аукцион прошел, все нормально, но на высшем уровне не знают, из какого бюджета это будет все оплачено: федерального или местного. Мол, федералы отказываются платить, местные отказываются платить. Я говорю, но ведь аукцион изначально предполагает из каких средств будет оплачиваться госзакупка, что-то не то. После этого как раз и решила записаться к мэру», — говорит женщина.

Из разговора с заммэра по социальной политике Татьяной Домнич выяснилось, что семья Надежды не участвовала в аукционе. Квартиры закупались для других людей, Надежда с дочерью могла получить квартиру лишь в том случае, если бы кто-то из участников отказался от своего жилья.

«Я не понимаю, зачем вообще мне было говорить об этом. Может быть по факту нужно было сообщать, что кто-то отказался, получите... А так я сижу, надеюсь: да, квартира будет в первом квартале, наконец я перееду со своей семьей», — добавляет она.

В ближайшее время Надежда с юристом планируют подавать в суд на горадминистрацию за бездействие и добиться выплаты компенсации за съем квартиры. Также иск в суд подадут на судебных приставов, которые также бездействуют в исполнении судебного решения двухгодичной давности.

«За два года у меня было четыре обращения в управление президента с жалобой на местную администрацию, писала губернатору. На все — очередные отписки о том, что мы ищем, или, что вам было предложено, вы отказались. Вот так до сих пор и живем, два года съема. Суд будем подавать в ближайшие дни, составлять иски», — говорит Надежда.Юрист Надежды пояснил, что иски будут подготовлены в ближайшую неделю. На сколько времени затянется процесс, пока неизвестно.

Тем временем Виолетта растет, места  становится все меньше.

«Пространства нужно уже больше. Сейчас она может хоть немного походить ногами, дома вот приучаем ходить. В последнее время стали замечать, что координация плохая, когда ходит, все косяки собирает», — добавляет Надежда.

В администрации Советского района, от которой семья пытается получить жилье, о ситуации знают. Говорят, что несколько раз предлагали квартиры, но все они по тем или иным причинам не подошли семье. По информации мэрии, в первый раз женщине предлагали квартиру в 24 квадратных метра с перепланировкой за счет администрации, во второй — в 21,5 квадратный метр, в помещении требовался ремонт, замена окон, сантехники, в третий — описанная выше двухкомнатная квартира площадью 44 квадратных метра на пятом этаже. От всех этих варинтов Надежда отказалась из-за несоблюдения в них норм для размещения ребенка-инвалида. Администрация района, по информации пресс-службы мэрии, продолжает искать варианты жилья для семьи из числа освободившихся помещений.

«В настоящее время в муниципальном жилищном фонде нет других свободных жилых помещений, отвечающих требованиям, установленным решением суда (то есть нет других двухкомнатных квартир в собственности муниципалитета вообще). В департаменте финансов решается вопрос о выделении средств из фонда непредвиденных расходов для приобретения жилья хронически больным нуждающимся в жилье. В том числе, речь идет о приобретении квартиры, соответствующей требованиям суда,  Надежде и Виолетте Самохвал», — пояснили нам в комитете жилищной политики адмнинистрации.

Сроков решения вопроса в администрации  пока назвать не могут.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?