Куда ж нам плыть?

Через 20 лет Томск должен будет ответить на вопрос: в каком виде он готов снова войти в историю?

Город, у которого все было

У Томска есть неприятная проблема: он трижды вылетал из истории и сегодня возвращаться в нее не хочет. Это значит, что 20-летний прогноз истории Томска чрезвычайно прост – здесь ничего не случится. Ничего – это ничего хорошего: он не станет столицей Сибири и величайшим центром науки и культуры, но ничего плохого тоже не произойдет. За ближайшие 20 лет Томск исчерпает возможности существования в этом цикле – города, вышедшего из истории. И ему придется принимать жесткий вызов: либо он перестает быть городом вообще, либо включится, влетит в историю, в которой его уже никто не ждет. Извините, сэр Томск, сначала вы отказались от Транссиба, потом от Академгородка, а после революции вы еще привели к тому, что великую Томскую губернию превратили в Томскую область! В связи с этим возникает вопрос: а зачем Томск? 20 лет этот вопрос вставать не будет.

Предыдущий губернатор, уважаемый немец по своим корням, как всякий немец решал первоначальную базовую задачу выживания, создания и упрочнения среды. И он ее решил. Например, в сфере общепита Томск, на мой взгляд, опережает Новосибирск, а Новосибирск в этой сфере очень неплох и по ряду параметров не хуже Москвы.

Следующий губернатор должен решить задачу конвертации существующей молодежной энергетики в развитие. И если бы только в развитие, но еще в понимание того, куда нужно развиваться, в направление.

У Томска очень плохая коннотация: Сибирские Афины. Это как в анекдоте: мужик вытащил золотую рыбку и говорит: «Я хочу, чтобы у меня все было». А она отвечает: «О’кей, мужик, у тебя все было!» Афины – город, у которого все было. И ничего нет, и не будет уже никогда.

За ближайшие 20 лет Томск должен будет ответить на вопрос: в каком виде он готов снова войти в историю? Кто он для нее? Не прежний Томск, не Афины Сибири, а что?
 

Ресурс для развития

У вас хорошая городская среда – одна из лучших в России. Томск – это город. А для России это очень необычно. В России много столиц. Омск, например, столица Сибири, говорят. Норильск – столица Таймыра. Хабаровск – столица Дальнего Востока. А Владивосток – нарождающаяся столица Тихоокеанского региона. Уже не говоря про Москву и Петербург.

В России я насчитал буквально семь городов, о которых написаны свои книги. Существует московская проза, петербургская проза, одесская проза, севастопольская проза, под некоторым вопросом киевская проза, безусловно, Владивосток. И есть отдельная томская проза, по крайней мере, в области фантастики. Если город способен создать свою фантастику, да еще фантастику о городе, значит, у него заведомо есть ресурс на движение в будущее. А Томск – это Юлий Буркин. С Томском был тесно связан Виктор Колупаев и еще ряд авторов из первых эшелонов советской фантастики. «Фирменный поезд Фомич» – это же поезд «Томич»…

В знаменитом фильме «Пираты Карибского моря» есть такой интересный диалог: «Ты самый ничтожный пират из тех, о которых я что-либо слышал!» – «Да. Но вы обо мне слышали». О многих ли городах те же москвичи и петербуржцы устойчиво слышали? Не о многих. Томск в их число входит. Командировка в Томск воспринимается как позитивное событие.

Еще один сильный момент связан с взаимодействием местного населения и студентов. Каждый пятый житель Томска – студент. А это значит, что у вас в городе всегда будут замешиваться молодежные студенческие субкультуры. Это тоже дает определенный шанс. А дальше весь вопрос заключается в следующем: все эти шансы могут реализовать на практике правильные управленческие решения. Томску нужны очень хорошие управленцы.

ИНО Томск – 2020

Не понимаю, зачем создавать в Томске центр исследования и разработок мирового уровня? В мире мало таких центров? Как вы собираетесь конкурировать с центрами, которые расположены лучше вас? Извините, я томский аэропорт видел. Вы, конечно, за это время сделаете его приличным, но Шанхай со Стэнфордом тоже улучшат свою инфраструктуру. И как вы отставали от них на 50 лет, так и будете отставать.

Конечно, есть вероятность, что за счет нефти вы сделаете так, что какие-то люди к вам поедут. Но все равно вы окажетесь мировым центром науки и культуры третьего, а скорее пятого, класса. И я говорю сейчас не о конкурентоспособности Томска и томичей, я говорю о том, что мир в этой сфере поделен.

Программа «ИНО Томск – 2020», с моей точки зрения, базово обречена, потому что вы вступаете в невероятно конкурентное поле, где, для того чтобы выиграть, надо быть не просто сильными, а намного сильнее соперников. Потому что к привычным победителям привыкли судьи. Если вы приехали из Нигерии на чемпионат мира по фигурному катанию, то, чтобы выиграть, вы должны выполнять упражнения не так же, как чемпион, а гораздо лучше.

Я говорю о России всегда одну и ту же фразу: «Гамлет, принц датский, не может сказать: «Я вчера был принц датский, извините, больше не буду». Страна, которая была сверхдержавой, может быть сверхдержавой и больше ничем. И Томск должен ответить на вопрос: какое место он занимает в сверхдержаве? В СССР он не занимал места: не попал в Транссиб, не попал в Академгородок, не попал в атомный проект, не попал в космический проект… Все это было реализовано по чуть-чуть.

Как сказали студенты во время форсайт-игры: «Томск частично связан с другими городами Сибири». «Проклятый Ланселот потерял все и частично захвачен в плен». Это как «частично»? А никак – это военная тайна.

Куда ж нам плыть?

Если хотите мой личный ответ, за который я готов взять ответственность, но который не буду доказывать: движение Томска будет непосредственно связано с развитием ТУСУРа. Томск развернется как базовый инженерный центр. Я, как прогностик, утверждаю: ближайшие 50 лет в мире – время ренессанса инженерии. И ближайшие 20 лет в России – время решения базовых инженерных задач. В этом плане развитие Томска пойдет через ТУСУР. И не через науку, а через инженерию. О Томске не будут говорить, что здесь открывают не то, что другие, а будут говорить: здесь делают то, что не делает никто.

ТУСУР в свое время выделился из ТПУ и в этом плане являет собой авангард. Более того, он обречен на ситуацию авангарда, потому что, если ее потеряет, будет не нужен по отношению к исторически сложившемуся политеху. Поэтому я считаю, что ему придется брать на себя задачи развития. В то время как задача политеха – это те самые главные силы, которые должны построить инфраструктуру на занятых территориях. И это фундаментальнейшая задача.

Задача, которая стоит перед управленцами всей России: как связать между собой авангард (а у нас отличный авангард, может быть, один из лучших в мире) с главными силами, которые тоже неплохи, но призваны решать абсолютно другие задачи. И для того, кто будет заниматься управлением Томском, задача, как связать ТУСУР и ТПУ, должна стать одной из основных.

Форсайт (от англ. Foresight – «взгляд в будущее») – инструмент формирования приоритетов и мобилизации большого количества участников для достижения качественно новых результатов в сфере науки и технологий, экономики, государства и общества.

                                                                                                                                  Записала Ксения Салюкова.

От редакции:  Оригинал статьи  размещен на сайте "Томских новостей". 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?