Критские заметки

Кое-как пережив удручающую  томскую весну, наша компания из 11 человек в начале  июня прилетела на остров Крит, и прямо в аэропорту города Ираклиона попросила климатического убежища. Две недели нашего отдыха были наполнены солнцем, морем, вкуснейшей едой и вином, и, конечно, путешествиями. На Крите просто невозможно оставаться в отелях, даже те, кто предпочитает пляжный отдых, переезжают от пляжа к пляжу, поражаясь их разнообразию.

 

На греческом слова «гость» и «иностранец» звучат одинаково, но, думаю, не только этим объяснялось не покидавшее нас во время отдыха чувство, что мы почти дома. Ощущения «заграницы» не было. С одной стороны, со школьных лет мы привыкли считать Крит предтечей всей Европейской цивилизации, а значит в чем-то и российской, с другой – именно мы сейчас поддерживаем экономику острова, поток туристов из России год от года увеличивается, в магазинах, тавернах, отелях персонал часто говорит по-русски. В Интернете же столько информации об особенностях отдыха, о достопримечательностях Крита и даже подробные маршруты для самостоятельных путешествий, что едешь уже с полным знанием обстановки.

Греков и русских объединяет общая религия и многие черты характера кажутся похожими. Тем очевиднее различия в самоощущении людей, которые особенно ярко проявляются в отношении к прошлому в самом широком смысле слова. 

 

Греки не просто гордятся своим прошлым, они, прежде всего, принимают его, принимают без надрыва, причем не только в ментальном смысле, но и в приземленном бытовом.  Их не угнетает соседство дорогой таверны с руинами, как в венецианской части Ханьи, а заброшенный вход, покрытый паутиной, можно украсить цветами.

 

Все отреставрировать, или сделать новодел, как сейчас это принято в Томске, – либо неприемлемо, либо дорого. Но любая новая жизнь естественно вытекает из старой, даже разрушенной, но заслуживающей почтения и интереса.

Хотя пляжный отдых в большой компании и не предполагал интенсивного посещения местных музеев и памятников, остаться в стороне от этого буквально пропитавшего критский воздух наслоения эпох и смыслов оказалось невозможным. Причем, приехав из города, хоть и значительно более молодого, но все же с богатой историей, мы обречены были постоянно сравнивать те пути, которыми критяне раскрывают свое прошлое туристам, с томским опытом подобных коммуникаций.

В каждом областном городе Крита имеются собственные муниципальные музеи, причем археологический – обязательно. Здесь не стремятся свезти все раритеты в одно место, например, в неофициальную столицу Ираклион.Результаты раскопок на территории нома (области) становятся достоянием местного музея. Помимо муниципальных,  государственных  и церковных музеев много частных, созданных на вполне коммерческой основе. Прежде всего такие музеи располагаются при различных производствах: в хлебопекарнях, винодельнях и т. п. Каждая уважающая себя таверна готова выставить у входа что-нибудь из предметов старины и украсить свои помещения старинными гравюрами.  Подобные музеи достаточно распространены в мире, есть они и в Томске. Пожалуй, у нас их развитие сдерживает отсутствие мелких производств с историей.

Но есть на Крите и совершенно особые музеи, они выросли из коллекций энтузиастов (далеко не олигархов), их существование не обусловлено коммерческой выгодой.

Музей оружия

На полпути с северного побережья Крита на южное на проходящей через плато Аксифу трассе  мы сделали остановку в местечке Карес, расположившемся в живописной горной долине.

 

Удовлетворив понятную туристическую потребность в снимках «я здесь был», мы уже собирались продолжить наш путь, когда увидели ржавую вывеску, гласившую, что, свернув налево, мы попадем в Музей оружия. Дорога петляла, но периодически встречавшиеся самодельные вывески вывели нас в нужное место.

 

Музей оказался частным, коллекция оружия и амуниции, которой могут позавидовать многие государственные музеи, собрана и выставлена для обозрения всех желающих семьей Хадзидакис  прямо в собственном жилом доме. Ее основу составили  находки времен Второй мировой войны, хотя встречаются и экспонаты XVIII века.

Винтовки, пистолеты, мечи, бомбы, мины, минометы,  детали самолетов и другой военной техники, аптечки, огнетушители, обмундирование, фотографии, плакаты, развешены по стенам, выложены на террасе дома и даже на дороге. Сохранность – от практически нового до полусгнившего, выкопанного из земли.

Экспонаты можно рассматривать вблизи, даже трогать руками.  Прямо у входа – небольшая коробочка, в которую посетители кладут такую сумму денег, которую посчитают нужной, насколько мы поняли, фиксированной оплаты нет.

 

Хозяин лично встречает посетителей,  рассказывает на очень плохом английском историю участия в войне своего отца и то, как по крупицам, в течение полувека собирал свою коллекцию. Остров был захвачен фашистами в мае 1941 года в ходе операции «Меркурий». Немецкие парашютисты при десантировании имели  при себе только ножи и пистолеты, а основная часть оружия и боеприпасов спускалась в специальных контейнерах. Многие из десантников погибли, не добравшись до своего боевого запаса. Так и не выпущенные на волю носители смерти со временем были подобраны местными жителями и заняли свое место в частном музее. Коллекция не ограничивается военными экспонатами.

В музее можно ознакомиться с домашней утварью и орудиями производства разных лет, а прямо за приоткрытой дверью – обычные жилые комнаты. Гостеприимный хозяин после экскурсии предложил нам отведать домашней ракии, мы вежливо отказались.

Посещение музея стало едва ли не самым сильным впечатлением этого дня, и одним из лучших за время отдыха. Самое удивительное, что деревушка Карес расположена вдали от оживленных туристических маршрутов, какой-то специальной рекламы музея нет ни в Интернете, ни в путеводителях по Криту. Круг его посетителей пополняется «народной молвой», а зачастую – случайным взглядом, брошенным на придорожный указатель.

«Лихностатис» или Крит в миниатюре

На небольшом участки земли у самого моря, как объяснение в любви всему тому, что составляет традиционную критскую жизнь, расположился музей под открытым небом – «Лихностасис» (Светильник). Участок приобрела и стала обустраивать семья профессора Йиоргоса Маркакиса. В течении семи лет с 1986 по 1992 год на взятый в банке кредит велось строительство.

Идея расположить на одном гектаре земли свидетельства критского быта, каким он был более века назад, «осветить» этот уголок прошлого, нашла поддержку, и к  5 членам семьи присоединились рабочие-добровольцы. Здание выставочного корпуса было построено исключительно из местного сырья по старинным технологиям, никакая строительная техника не использовалась. Весь строительный мусор пошел в дело, более того, тот мусор, что выбрасывается на берег морем, так же утилизируются. В одном из помещений музея можно увидеть выставку поделок из пластиковых и жестяных упаковок.

Помимо возведения музейных зданий создателям «Лихностатиса» удалось перевезти к морю несколько  подлинных построек, например, мельницу с плато Лассити. На стенах этой мельницы ее хозяин каждый день рождения писал стихи своей любимой жене. Эти надписи сохранились.

 

На территории музея есть часовня, школа, хижина пастуха, пасека, ткацкая и гончарная мастерские, винодельня, разбит плодовый сад, посажены ароматные травы. Практически все можно потрогать своими руками,  потоптать виноград, попытаться сделать глиняную посуду, попробовать плоды деревьев.

 

Йиоргос Маркакис в течение 30 лет собирал коллекцию народных ремесел от орудий до результатов труда, эта коллекция стала основой экспозиции, но вокруг «Лихностатиса» быстро сформировался круг друзей и спонсоров. С 1992 года, времени официального открытия музея им управляет специальный частный Фонд и Ассоциация членов музея. Главные посетители «Лихностатиса» – школьники и туристы, но здесь также устраиваются праздники, мастер-классы ремесел, научные семинары. Все мастерские – действующие, и, помимо сбора от билетов, музей получает средства от продажи здесь же произведенных сувениров, меда, травяных сборов, вина и напитков из рожкового дерева.

Атмосфера в музее очень уютная, и радует полное отсутствие китча, характерного для той же «новой деревни» в Шушенском.  И, конечно, поражает, как такой замечательный музей существует в небогатой в общем-то стране (средняя зарплата на Крите – 800 евро) исключительно благодаря частной идее и общественной поддержке.

Старая Греция

В многочисленные сувенирных лавочках – развалах овеществленных воспоминаний – взгляд выделяет стойки с открытками. Обилие ярких пейзажей, немного «хулиганства» на тему эллинского эротизма, совсем чуть-чуть котов и осликов, и – целые ряды с фотографиями стариков.

 

Это не те образы, которые в последнее время широко распространились по Интернету: бодрые и гламурные бабушки и дедушки, доказывают всему миру, что моде и любви все возрасты покорны, а в 70 лет жизнь только начинается. Ничего не имею против последнего, но мудрые в своей суровой естественности лица греческих стариков завораживают, и притягивают.

В эти фотографии хочется вглядываться. Большинство из них – работы культового греческого фотографа Жоржа Мейса. Именно благодаря Мейсу мир увидел чудесные панорамы греческих островов, потаенные уголки «затертых» известностью туристических мест и скромную жизнь греческой провинции. В этом году его студия выпустила календарь «Старая Греция» - черно-белые снимки еще существующего, но уже уходящего мира, в котором полунищий с точки зрения современного европейца быт не унижает, а возвышает.

 

Повторюсь, это не просто глубокий взгляд фотохудожника, это – та частичка греческой жизни, которую туристы готовы забрать с собой на память об отдыхе! Это почтение к старикам и к высшей правде простого труда прочно укорено в местном укладе.

 

Как-то случайно заглянув в небольшую таверну на трассе, мы были поражены, отсутствием границы между частной жизнью и бизнесом. Столики для посетителей стояли прямо в семейной столовой, где на диване с котом возились дети. Тут же, у входа, стояли фотографии ребятишек, а на стенах висели портреты представителей не одного поколения хозяев таверны. Самые ранние явно были сделаны в начале прошлого века.

Можно сказать, вся история семьи была представлена случайным посетителям, и являлась предметом гордости. Позднее, в один из чудесных вечеров в старой Ханье, вновь встретился  коллаж из старинных семейных фотографий: висел он прямо на улице, в простой раме, закрепленной на остатках крепостной стены, чуть в отдалении от  столиков  летнего кафе под открытым небом. И это не было рекламой заведения, показателем его древности. Просто портреты и семейные сцены.

В том же «Лихностатисе» мы застали выставку фотографий исчезающих профессий. До этого, устроенная обществом Культуры Крита и Ассоциацией фотографов, она почти год демонстрировалась в Ханье. Здесь объектом уважения и авторского интереса становится не просто человек, пожилой, или средних лет, а его ремесло.

 

В поддержку традиционных ремесел организаторы устроили мастер-классы и показ серии документальных фильмов о мире ремесел под девизом «Изучайте и продолжайте ремесло». Завершал показ фильм  "Школа жизни", о старом учителе, дарителе музея.

Почему приведенные сюжеты остались в памяти? Эти музеи, выставки, коллекции и серии фотографий создавали люди, которые просто жили и были интересны сами себе. Интересны как личности, как представители народа, нации. То, что им казалось ценным, они сохранили и поделились с гостями.Это реальная жизнь уважающих и принимающих свой мир и свое прошлое людей, которая одна своим особым эмоциональным настроем способна привлечь множество туристов, и любая программа по развитию туризма тут может только помочь, но отнюдь не заменить этот дух самоуважения и гостеприимства.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?