Критика насилия

В Томске состоялись традиционные шестые уже шпетовские чтения.   «Феноменологический замысел Густава Шпета и гуманитарные проекты 20-21 веков» — так обозначена тема нынешней конференции, на которую съехались исследователи из разных городов России. Участник конференции доктор философских наук Игорь Чубаров и журналист Юлия Мучник поговорили о роли Густава Шпета в развитии отечественной и мировой философской мысли , а также о пределах и  возможностях философского осмысления самых актуальных проблем сегодняшнего дня.

Ю.М. Ваш доклад на конференции посвящен  сравнению учений Густава Шпета и  немецкого философа Вальтера Беньямина . Почему именно эта тема? Не схожесть ли судеб двух мыслителей Вас заинтересовала?

И.Ч. Да, Вы совершенно правы. Я как раз шел от  какого-то единства судьбы.  Вальтер Беньямин — это человек , который был также репрессирован тоталитарной системой. Как еврей, он был вынужден покинуть свою Родину — Германию, пытался бежать,  и, не получив визу на границе между Францией и Испанией, покончил собой... И судьба Густава Шпета также, как мы знаем трагична... Беньямин, кстати, до самых страшных событий был в Москве — в 20-ые еще годы прошлого века...

Ю.М. Но со Шпетом он, к сожалению, насколько я знаю не встретился тогда?

И.Ч. Но он встречался с другими членами Академии Хуожественных Наук, где Шпет в те годы  был вице- президентом. Жалко, что они тогда не встретились. Но их объединяет большее - единство тем, подходов к философии, интенсивность мысли, глубина разработки проблем,  философия искусства, которой оба этих мыслителя занимались, учения их о языке... Вот  это все сближает двух выдающихся философа  - российского с известным немцем.

Ю.М. Про «известного немца» хочу спросить. Беньямин ведь один из известнейших теоретиков такого направления в философии, как «критика насилия». Но как  может философ критиковать насилие? Философы же все больше о тайнах бытия, а тут... Ну, убивают, мучают люди друг друга, так они из века в век только этим и занимаются. Философская ли вообще это тема — «критика насилия»?

И.Ч. Казалось бы, эта тема имеет большее отношение к этике, юриспруденции, психологии. Но Беньямин начинает менять этот подход. И, собственно, он первым стал говорить о «чистом насилии», как о сущности. Именно с философской точки зрения. Это попытка выяснить неизбежность насилия и возможности отказа от него. Если мы-люди на него обречены, как представители вот такого биологического вида, для которого насилие — единственно возможный способ жизни, для которого убийство других, насилие над другими в той или иной форме - это просто единственно возможный способ выжить, значит мы оправдываем насилие, и можем только пытаться его распределять в обществе так, чтобы хоть немного уменьшить...А если поставить вопрос иначе: может ли человек предложить  другой  ненасильственный способ взаимоотношений, могут ли люди отказаться, вообще, от насилия по отношению друг к другу... Это задача философа, вполне философская задача. И Беньямин решает эту задачу.

 

 

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь