Косарева 8-69

Открытое письмо в ООО УК «Кировский массив» (г.Томск) Весной 2012 г. мы, жильцы квартиры №69 (Косарева 8), впервые обратились в УК «Кировский массив». Проблема наша заключалась ни больше, ни меньше, как в том, что с потолка нашей квартиры во время всякого ливня, дождя, или даже самого плохонького дождичка лилась вода. Диспетчер сказала, что зафиксировала нашу заявку и направит мастера для проверки. Поскольку мы, будучи студентами, уехали домой на лето, то проследить за дальнейшим развитием событий не могли. А очень жаль. Ибо мы не знали тогда еще, что собой представляет УК «Кировский массив», и через какие круги морально-психологического ада нам предстоит пройти. Если б Данте Алигьери, прославленный создатель «Божественной комедии», жил в наше время, то он непременно посвятил бы «Кировскому массиву» одну или даже две главы своего непревзойденного сочинения (здесь мы разумеем главу «Ад» «Божественной комедии», конечно же). Проблема заключается в том, что «Кировский массив» совершенно не реагирует ни на какие заявки и обладает потрясающими навыками (приблизительно 50 левела) ухода от назойливых клиентов. Далее об этом будет подробно рассказано, наш нетерпеливый читатель, и ты сможешь погрузиться в эту бездну мрака и позора вслед за нами. Когда осень разверзла небесные хляби, и потоки вод хлынули на землю, потекло и у нас в коридоре. Да не просто потекло, а полилось так, что треснула бетонная стена, и нам пришлось отрывать от сердца пусть и не новые, но вполне себе приличные обои. Тут мы поняли, что «Кировский массив» так и не направил к нам своих чудо-мастеров, и, в своей простоте душевной, решили обратиться еще раз, дабы напомнить о своем жалком существовании. Диспетчер была любезна и приятна, сказала, что обязательно передаст нашу заявку мастеру, и он все сделает в лучшем виде. Когда через неделю ситуация повторилась, диспетчер снова удивленным голосом отвечала нам, будто заявку она передала, и это совершенно удивительно, что мастер до сих пор не пришел. Милая, отзывчивая женщина с теплотой в голосе обещала лично проследить за решением нашей проблемы, и нам показалось, что мы не одни на белом свете. Еще через неделю диспетчеру надоели наши бесконечные звонки и она стала раздражаться. Действительно – заявку она передала, а что еще от нее требуется? Какие-то ненормальные названивают при каждом дожде и чего-то просят, умоляют, клянут (но в целом, прошу заметить, вполне вежливо и в рамках пристойных). А между тем ненормальные жители 69-ой квартиры собирали воду, как ведрами, так и тазами, вычерпывали ее ковшами и ловили по всему коридору половыми тряпками. В квартире нарастала сырость, вещи приобретали изысканный затхлый аромат и не желали сохнуть, обои становились все мягче и нежнее на ощупь, а местами даже решили отойти от стен и посмотреть, что происходит вокруг. Однажды пришли рабочие. С бесконечной тоскою в глазах посмотрели они на закрытый люк, ведущий на крышу, вздохнули, сказали, что у них нет ключей, осмотрели трещину в стене, и отправились восвояси. В конце концов, осень прекратилась, землю припорошило белым пушистым снегом и квартира 69 вздохнула спокойно. Спокойствие, как наш догадливый читатель наверное уже понял, продлилось до весны. О, Весна! Счастливая пора быстрых ручьев и счастливых птиц! Плывущего мусора и вечно мокрой обуви, непроходящей многометровой [здесь имеет место поэтическое преувеличение] в глубину грязи вокруг милого нашему сердцу дома №8! Как мы помним тебя, как не хотим, чтоб ты приходила вновь! Крыша наша прохудилась вовсе, и никакому исчислению не поддаются вычерпанные из коридора ведра воды, бесконечные звонки и жалобы в «Кировский массив». В качестве следующей тактики ухода компания выбрала требование письменной заявки. О, конечно! Вот в чем все дело: те полгода, что мы названивали, мы просто не догадывались подать письменную заявку, а милая диспетчер все забывала нам об этом сказать! Тогда мы написали свое обращение (гораздо менее многословное, чем оное) на листе, и принесли его в компанию. Более того, тогда я, пишущий эти строки, впервые лично встретился с самой Татьяной Николаевной Трофимовой, директором благословенного рая на земле (для сотрудников, но не для посетителей, разумеется). История нашего общения заслуживает отдельного рассмотрения. Эта женщина всегда необычайно занята, у нее настолько нет свободного времени, что ее даже нельзя застать на рабочем месте телефонным звонком. Ибо я названивал в течение недели по несколько раз каждый день с одной и той же робкой просьбой: «Позовите к телефону Татьяну Николаевну, пожалуйста…», на что каждый раз следовал один из следующих ответов: - она еще не приехала - она только что уехала - она выехала по делам - она на совещании - она разговаривает по телефону - я не знаю, где она - я диспетчер, я не буду никого звать И множество других, столь же непреодолимых и причиняющих страдание причин для разлуки. О, женское вероломство и коварство! О ты, незримый и многоликий диспетчер! Ибо сколько бы раз я ни приходил в «Кировский массив» лично, Татьяна Николаевна всегда была на месте и всякий раз любезно принимала меня в своих скромных апартаментах. Я не могу для себя объяснить причины этого явления иначе как страстной, кипучей женской ревностью каждого диспетчера, стремящегося изо всех сил отдалить мою встречу с Татьяной Николаевной. Каждая отдельно взятая трудовая единица этого необыкновенно слаженного, четко работающего коллектива работает только для того, чтобы вы, посетитель, во что бы то ни стало, ничего не добились. Итак, как уже было сказано, Татьяна Николаевна была не менее любезна, чем диспетчеры поначалу, но последствия наших дружеских бесед были ровно теми же самыми. Впрочем, нет, читатель осведомленный мог бы уличить меня в некотором прегрешении против истины: в квартиру № 69 снова пришли рабочие, осмотрели стену с трещиной, и им даже удалось попасть на крышу. Они окинули своими незамутненными глазами окрестности с высоты 9 этажа, сказали, что крышу должно чинить как можно скорее, и закрыли люк. На этом ремонтные работы были благополучно окончены. О, гениальный русский полководец, Михаил Илларионович Кутузов! Ты был мастером отступления и блистательно разбил французов, сжегши Москву в самый момент их мнимого триумфа! Но и тебе, прославленный Кутузов, не снились такие маневры, какие совершает «Кировский массив», отступая и скрываясь от назойливых просителей. Ибо при следующей нашей встрече с Татьяной Николаевной, она с прискорбием сообщила мне, что на общедомовом собрании жильцов был представлен план капитального ремонта… лифтов! И что в этом году расходы на наш многострадальный дом превышают всякие границы, и на крышу вовсе не остается никаких средств. Отчего, отчего «Кировский массив» решил ремонтировать лифты, которые вполне себе нормально ходят, в то время как мы в течение года просили отремонтировать протекающую крышу? Сие дела, разуму смертного человека недоступные, и поняти их никоим образом невозможно. Впрочем, Татьяна Николаевна, не поддаваясь смертному греху напрасного гнева, обещала направить к нам самого главного инженера (имя коего мы, к сожалению, запамятовали), который и пришел в наше скромное жилище, чтобы осмотреть трещину в стене и сошедшие обои. Это был уже третий или четвертый осмотр на нашей памяти, и мы в некотором недоумении продолжаем задаваться вопросом, для чего каждый раз смотреть на эту стену вместо того, чтобы починить крышу? Определенно, современное искусство порой принимает весьма и весьма необычные формы, и наш кусок стены с трещиной вполне мог бы быть выставлен в каком-нибудь московском или даже парижском музее современного искусства, между унитазом и чайником, погруженным в аквариум, однако в сотрудниках «Кировского массива» вы едва ли сможете признать ценителей абстрактной живописи или поэтического авангарда. Тем не менее, они каждый раз приходят полюбоваться на нашу трещину, и мы даже подумываем уже над тем, чтобы собирать деньги за возможность созерцать эту удивительную инсталляцию. Главный инженер заверил нас, что через неделю или полторы он пришлет бригаду рабочих, которые сделают локальный ремонт крыши над нашей квартирой, что прекратит наши мучения и мы выйдем наконец из кровавого мрака дантова Ада. Не далее как 28.06.2013, а именно неделю спустя, я имел счастье снова позвонить в «Кировский массив», чтобы уточнить, когда нам ждать рабочих. Диспетчер, которая уже узнает мой голос среди тысяч других голосов, прохладно ответила мне, что Татьяна Николаевна только что уехала по делам, и главный инженер тоже. Никаких указаний о нашей квартире главный инженер не оставлял, Татьяну Николаевну никто не заменяет, мы можем попробовать перезвонить позднее. Долгие гудки в трубке разрывали тишину. Мне показалось, что мое сердце вот-вот остановится. «Кировский массив»! Воскреси меня, верни к жизни! Ты знаешь мой адрес, тебе известен мой телефон! Не беги от нас, ведь мы – твои клиенты…
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?