Короткий трактат о всеобщей любви.

Любите ли вы театр так, как люблю его я?
                                                                                                            
В.Г.Белинский                                              

С недавних пор эти слова классика звучат в Сибирских наших Афинах преимущественно  в гендерно-определенном смысле  Служители и любители Мельпомены с Талией настойчиво выясняют сексуальные предпочтения режиссеров и лиц, облеченных властью... Люди традиционных сексуальных предпочтений (а их пока - большинство) обвиняют своих оппонентов в оторванности от почвы и совращении малолетних прямо на сцене Театра Юного Зрителя. Продвинутое же меньшинство укоряет оппонентов в непонимании новых веяний,  архаичности и неполиткорректности. Лексика дискуссии заставляет забыть напрочь про Мельпомену с Талией, а вспомнить про Каллиопу, ту из муз, что ведала не театрами, а вовсе даже - эпической поэзией (ну, если кто не в курсе : Гнев, о Муза, воспой Ахиллеса, Пелеева сына... - как то так...).

А ведь еще Платон (ну раз уж мы в Афинах, уместно его вспомнить, наверное) говорил в своем диалоге «Пир»  о двух видах Эрота и хотя отдавал предпочтение  тому, что процветает в тесных и замкнутых мужских коллективах типа казармы, фаланги, античной философской школы или, как теперь выясняется,  иной театральной тусовки, однако же, и за любовью мужчины к женщине признавал право на существование.

 

Считал,  значит, что могут сосуществовать ко всеобщему благу. Однако не таковы наши театральные партии, чтобы соглашаться на невнятные компромиссы.  Вопрос «С кем Вы, мастера культуры?» поставлен с определенностью и требует определенных же ответов.

В нынешнем горячем обсуждении  как-то сразу затерялся вопрос, собственно, о качестве наших театральных постановок безотносительно к ориентациям режиссеров. Похоже, никому нет дела до того,  соответствуют ли уровень спектаклей нашим афинским амбициям, либо самое место им  на сцене какого-нибудь додонского (был когда-то такой захудалый городишко на севере Греции - Додон)  Дома культуры тружеников овцеводства.

Признаюсь, я в наши афинские театры за последний десяток лет заходил всего несколько раз. И все как-то неудачно. То, что приходилось видеть, было бесконечно уныло и единственное чувство, которое у меня возникало по ходу действия— это чувство запредельной  жалости к усталым и замотанным людям, которые  волею режиссера и трудной своей судьбы должны были произносить на сцене какие-то слова. Для города, на театральных подмостках которого когда-то блистали Лебедева (ее мамаша Кураж была, право же, не хуже той, что исполняла в те же 70е  прошлого века великая Татьяна Пельтцер), Афанасьев ( какой у него был Сирано! до сих пор помню этот спектакль в деталях ), Варенцов (Мещеряков в Соленой Пади), для города, где ставил Григорян своего «Слона», для города, в котором можно было посмотреть уникальные совершенно постановки Виндермана — боюсь, что все играемое нынче — это бесконечный упадок.  Впрочем, может статься, я ошибаюсь — и мне просто сильно не везло.

Во всяком случае,  в чем не откажешь нынешнему действу, которое эти же самые, из нынешних театров, люди разыгрывают за пределами сцены, так это - в драйве, в истинных страстях. Они им ведомы, оказывается... Беда только в том, что палитра страстей в данном случае бедновата. Она, собственно, одна — эта страсть. Почитайте полемику сторон в Сети. И сравните ее с другими дискуссиями. Вот, к примеру, спорят велосипедисты с автомобилистами, вот - догхантеры с зоозащитниками. А вот — и  наши  служители и поклонники Мельпомены... Право же, сколько-нибудь ощутимой разницы в стилистике высказываний не просматривается. Все эти истории объединяет одно — какой-то зашкаливающий градус  нелюбви всех ко всем. Тут хозяйничают не Эрот с Афродитой, а Арес с Танатосом. Кстати, оба этих божка, судя по текстам греческих мифов, помимо вздорности характера отличались преизрядной глупостью.  И все это, увы,  уже не про  театральные наши обстоятельства, а про нашу жизнь.
       
У афинян была такая обязанность для состоятельных граждан. Называлась — хорегия. На свои деньги богатый и уважаемый гражданин должен был для своих земляков ставить спектакли. Если некий житель Афин претендовал на серьезную политическую карьеру, ему следовало несколько раз эту обязанность исполнить. Ибо театр считали делом государственной важности — в комедиях Аристофана, трагедиях Еврипида обсуждались  проблемы, политически значимые. Не знаю уж, кого считать хорегом нынешнего нашего околотеатрального спектакля. Но -  аплодисменты ему. Спектакль удался. Было интересно. И очень познавательно. Лично я люблю, когда про любовь....
   

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?