КОМУ МУСОР — КОМУ ЦЕННОСТЬ

Приносят из дома, подбрасывают на крыльцо музея, звонят с просьбой, чтобы пришли и забрали... Три года назад Томскому краеведческому музею перестали выделять деньги на покупку новых экспонатов. Теперь музей тратит на это не больше 15-25 тысяч рублей в год! Так что, в основном экспонаты принять можно только в дар. Пока поток дарителей не иссякает. Хотя чаще всего устаревшая вещь просто оказывается в мусорном ведре.

«История одной вещи» - совместный проект с Томским краеведческим музеем.

Музейщики, в отличие от простых обывателей, на многие вещи смотрят иначе, вернее, смотрят вперед, и для них простая молочная бутылка, вышедшая из обихода — музейный экспонат. Периодически в музее собирается комиссия из сотрудников, которая оценивает поступившие предметы. Процесс увлекательный, за которым нам удалось понаблюдать.

«Девушка за прилавком. На Горбушке стою, всякие разности продаю», - с этой шутки в Томском краеведческом музее начала работу оценочная экспертная комиссия. На двух столах - предметы, на первый взгляд, самые обычные. Такие есть в каждой семье.

Рассказывает старший научный сотрудник Томского краеведческого музея Елена Малофиенко:

– Елочные игрушки... они у нас бесконечно дополняются, после каждого Нового года нам что-нибудь приносят. Этот Дед Мороз у нас много лет стоял, ждал своей очереди, нужно принять его в основной фонд. Он  - идеальный экспонат, на котором имеется этикетка со всеми выходными данными: октябрь 1962 года, производство: г. Ярославль, Норская фабрика.

– Новогодние игрушки ничего не напоминают по форме? Груши? Лампочки? Да, лампочки. Принесла их нам Сапожникова Валерия Александровна - дочь известного томского ученого Сапожникова, который работал в СФТИ в годы войны. Ее мама - Зинаида Александровна Сапожникова в годы войны работала в протезном госпитале рентгенологом и была ответственной за досуг раненых. Сама Валерия Александровна 1938 года рождения. Она рассказала, что с мамой ходила в какую-то кустарную мастерскую к стеклодуву в районе переулка 1905 года, там они и заказали эти игрушки. За их основу были взяты лампочки, вероятно, брак с Томского электролампового завода.

Интересно, как мы датировали эти предметы. Валерия Александровна на тот момент была маленькой девочкой, она помнит, как ей дали подуть в стеклодувную трубку с горячей стеклянной массой. Но она не поняла, вдохнула в себя и обожгла горло. Так она этот момент жизни и запомнила. Мы с ней и прикинули, что трехлетнему ребенку еще бы не дали подуть, в школу она еще не ходила, значит, ей было где-то 5-6 лет. То есть это - 1942-43 год.

– Деревянная резная шкатулка - принадлежала Николаю Бельчикову. Принесла его в музей его сноха Бельчикова Татьяна Михайловна — томская художница. Николай Бельчиков в 1930-ые годы несколько лет отсидел в Соловках. В музее есть его письмо Берии, где он пишет, что был осужден незаслуженно. Шкатулка — скорее всего, работа рук заключенных. В ней в семье Бельчиковых лежали награды и хранились женские украшения. В музее есть гулаговские вещи, и шкатулка войдет в эту коллекцию.

Платье Татьяны Михайловны Бельчиковой пойдет в фонд «Ткани». Этим платьем владелица в свое время очень гордилась, сшито, как она потом поняла, из обивочной ткани, но в 81-ом году это был шик.


Игра «Эрудит» в свое время была широко распространенна. До интернета. Та, что поступила в музей, имеет конкретную привязку к томским художникам. Летом 1977 года они плыли на теплоходе в рамках фестиваля «Северное сияние». И на остановке в селе Александровском купили эту игру, которая на теплоходе разнообразила им досуг.

Еще один интересный предмет, опять же от Татьяны Михайловны Бельчиковой. Не раз она стояла у мусорного ведра, чтобы их выкинуть, но рука не поднялась. Это колода игральных карт венгерского производства в стиле пин-ап. Пин-ап - то, что приколото булавкой к стене. Картинки с кокетливым соблазнительным содержанием. Предназначение таких картинок - быть слабым утешением мужчин, ограниченных в женском обществе. Распространение эти карты получили в Америке и Западной Европе в 1950-ые годы. Чаще всего для таких картинок позировали известные актрисы, манекенщицы, а потом их перерисовывали. В 1966 году муж Татьяны Бельчиковой приехал из Венгрии и привез эти карты. Весь политехнический институт, где он тогда работал, ему завидовал, все просили, но они никому не давал в эти карты играть, поэтому они в хорошей сохранности и в полном комплекте. Тогда это считалось порнографией, сейчас  - милые картинки, подумаешь, девушки в купальниках.

В музее есть игральные карты в Восточной коллекции, китайские карты, теперь вот будут в стиле пин-ап.

Старый кувшин для умывания художника Лукина, бутылка, посвященная столетию Томского пивзавода, пивные кружки к юбилеям города, советская литровая молочная бутылка с пластмассовой крышкой, кувшин со штампом «Дружба» ( этот штамп ставился на многих товарах, завозимых в Россию в советское время из Китая)....Предметы нашего обихода, которые или уж стали, или скоро станут историей. Музей утрамбовывает их в своих тесных запасниках, лишь бы не пропали. Ведь с каждым годом их историческая ценность только возрастает.

PS: Очень давно съемочная группа ТВ-2 снимала на Богашевском керамическом заводе. Помню большой цех, длинную печь для обжига, как умело мастерицы орудовали кистью, раскрашивая глиняные изделия. При заводе был магазин готовых изделий, там я купила светильник-домик, карандашницу , кажется в форме козы и кувшин. Много лет они разрозненно валялись по дому. Чем-то пользовалась, чем-то нет. Сегодня я протерла их от пыли и поставила рядом на полку. Теперь и для меня это не просто предметы быта, а история завода, которого в нашей области больше нет.

Метки: "История одной вещи", Томск, Томский краеведческий музей, игра "Эрудит", карты в стиле пин-ап, новогодние игрушки из лампочек

 

 

 

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Поделитесь