КАК Я НЕ СТАЛ ДЕПУТАТОМ. ЗАПИСКИ САМОВЫДВИЖЕНЦА

Завершая эфир программы «Час Пик», гостем которой я был 01.04.2015г., ведущая Ю.Бычкова спросила меня о будущих планах. Помню, ответил неопределённо, добавив:« чем чёрт не шутит». Сказать всю правду тогда постеснялся, потому что единственное, что тогда, после оправдательного решения суда по- настоящему хотелось, так это впервые за двое суток поесть и выспаться.

Вот насчёт чёрта угадал. Потому что первоначальная эйфория затёрлась в рутине последующих судебных тяжб в попытке реализовать своё право на реабилитацию, не закончившихся и поныне. Была борьба с Генеральной прокуратурой, вносившей кассационное представление в Верховный Суд с просьбой вернуть приговор, сейчас бесплодные пока попытки получить от родного государства то, что оно само признаёт моральным и имущественным вредом.

Спокойная жизнь в условиях деревенской пасторали только на первый взгляд безмятежна и привлекательна. Социально – экономические язвы, свойственные российской глубинке, человека деятельного и активного устраивать не могут. Со всей нескромностью, лично себя я смею таким человеком полагать. А потому, после некоторых сомнений в выборе между спокойным настоящим и отдалённо-неопределённым будущим, всё-таки решил ещё раз попробовать себя на поприще местной политики. Благо, что сентябрьские выборы не за горами. Как любое спонтанное решение, это тоже пришло с запозданием — 29 –го июля, когда до окончания срока регистрации в качестве кандидата оставалась примерно неделя.

Для регистрации необходимо было прибыть в районный центр Белый Яр, где располагается окружная избирательная комиссия. Единственный способ преодолеть расстояние в 226 км, отделяющих Катайгу от райцентра – это несколько часов тряски на маршрутном такси по тому, что называют дорогой. Признаки осваивания нескольких выделенных миллионов из пресловутых 500, выделенных губернатором на борьбу с бездорожьем и разгильдяйством здесь никак не ощущается. Ситуация с транспортом такова, что уехать в тот же день не получилось, в субботу вообще было «окно» в графике движения. На воскресенье все места были заняты.

Итого, стартовал я только в понедельник. В Белый Яр прибыл поздним вечером и, разумеется, комиссия меня в это неурочное время ждать не стала. В утро вторника, наконец – то, встречаюсь с секретарём избирательной комиссии, которым является по совместительству управляющий делами Администрации района. Мысль: « А как же разделение властей? Разве это нормально, что действующий сотрудник исполнительной власти принимает активное участие в формировании власти представительной?» Гоню крамолу из головы и узнаю последовательность действий. После заполнения нескольких бланков мне необходимо заказать подписные листы для сбора подписей в поддержку своего самовыдвижения. Такая честь мне оказана одному, так как мои соперники такой дурью не маются и идут на выборы при поддержке своих партий. В таком случае подписи собирать не требуется. Конкуренты были значительно прозорливее, это я осознал чуть позже. Мне же требовалось в оставшееся до 8-го августа время собрать за неполных четыре дня 819 подписей.

Двигаюсь по любезно указанному секретарём адресу, где располагается индивидуальный предприниматель, который может напечатать нужное мне количество экземпляров подписных листов. Прихожу, показываю образец, совместно обсуждаем параметры страницы и прочие технические вещи. Наконец, пробный экземпляр готов. Хватаю и бегу обратно, в избирком. « Нормально?» Оказывается, что это то, что надо.

Снова бегу в храм полиграфической и прочей похожей продукции. Оформляю заказ и могу погулять пару часов. Но погулять не получилось, потому что ещё раньше предусмотрительно я узнал, что рассчитаться  за работу я смогу только через специальный избирательный счёт. Решаю с пользой использовать время и снова бегу. На этот раз в сторону местного офиса ПАО «Сбербанк». (ПАО, оказывается, публичное акционерное общество. А я и не знал. Как-то режет слух.)

Для удобства посетителей в фойе установлен специальный автомат, выдающий талончики на нужное окошко кассы. Так как мне нужно открыть счёт, жму на панели «оформление счетов», получаю талон и жду. Ждать приходится минут 30-40. Наконец, механический голос из динамиков объявляет номер моего талона и я иду. Оказывается, ждал напрасно. Функция, которая мне необходима, называется по другому и выполняется другим оператором. Вспоминаю слова секретаря избиркома, что счета оформляются только до обеда. Первые признаки отчаяния, но девушка сжалилась и пощёлкав по клавиатуре направляет меня к своей коллеге. Начинаем оформлять счёт. Оказывается, всё не так просто. Собственно, само заключение договора много времени не заняло. Вот оформить именно избирательный счёт – это проблема. Озадаченная оператор начинает потихоньку подтягивать своих напарниц, в попытке совместными усилиями вспомнить, как эта операция осуществляется. Как я понял, дело не в квалификации операторов, а в какой-то специальной замороченной программе, которую какие –то умники придумали, чтобы обеспечить выполнение девиза о честных и прозрачных выборах.

Получаю приглашение погулять часок. В назначенное время прихожу; всё почти закончилось. Подписываю пакет документов, теперь я как бы клиент «Сбербанка». С этим пакетом мчусь обратно в избирком. Узнаю подробности: теперь я должен вернуться обратно и внести сумму в размере счёта, который мне выдал изготовитель подписных листов, а уже со своего избирательного счёта перечислить средства по реквизитам  предпринимателя.

Снова с низкого старта в храм полиграфии. Сообщаю реквизиты своего избирательного счёта и это немаловажно. Иначе двадцатизначный номер придётся писать от руки на всех 80 – ти листах. Листы напечатаны, беру пачку и счёт. На всех махах – куда? Конечно, в родной «Сбербанк». На бегу добрым словом вспоминаю свои занятия спортом, экологически чистые сельские продукты, физические нагрузки на свежем воздухе, отсутствие вредных привычек в их обычном понимании и природную конституцию.

Снова беру талон в автомате и снова неправильно. Это выясняется опять после получасового ожидания. Вот теперь мне как раз нужно туда, куда брал первый талон. Излагаю свою просьбу. Оператор начинает работать и чувствуется по её виду, что должен быть подвох. Всё правильно, опять начинается коллективная работа с моим счётом. Чувствую себя неловко, но вовремя вспоминаю про родную Катайгу и  депрессивный Верхнекетский район. Хочется стать депутатом и честно попробовать помочь малой родине. Терплю.

Всё. Деньги благополучно ушли, все 300 рублей. Наличными закон не позволяет и это правильно. На такие деньги можно купить всех на корню. Обратно в избирком. Кажется, некоторые прохожие меня уже узнают и по лицам читается недоумение: в порядке ли с головой у этого бегающего целый день вдоль центральной улицы райцентра мужика средних лет? Массовый спорт, несмотря на все усилия родной партии и правительства, у нас не прижился.

Родное уже лицо секретаря избиркома. Кажется, мы прощаемся. Даже не верится. Последние напутствия. Оказывается, собирать подписи я могу только со следующего дня после изготовления подписных листов, т.е. с 3-го августа. «Дорога» в ночи, бесплодные попытки попробовать подремать (завтра же за подписями!), Катайга. Шесть часов утра. Как там моё родное домашнее хозяйство? Бегу доить-кормить коров, коз, три экземпляра хрюкающего поголовья и кур. На часах – 8. Отбой. Недолгий сон. Подъём. «Сегодня же уже третье августа!» Переправляю часть листов в поселок Степановка, бывший коллега по авиалесоохране взялся помочь. В поселке Ягодном обнаружилась сподвижница, председатель местного Совета ветеранов. Видела в интернете фильм журналистов ТВ2 А.Багаева и Д.Бевза «Собачья работа», видеоролики А.Дубинца обо мне и теперь считает меня своего рода Прометеем. Если честно, то хочется всемерно соответствовать. Такое отношение предполагает ответственность, обманывать таких людей – преступление. Тоже направляю подписные листы.

Наученный горьким опытом, на воскресенье записываюсь к местному таксисту «забить место» до Белого Яра. Теперь – вперёд. Подписывают хорошо, правда, не совсем отчётливо некоторые граждане представляют цель сбора подписей. Многие считают, что я хочу вернуться на прежнее место работы главой поселения и подписывают особенно охотно. Мда, показатель отношения к действующей местной власти. Начинают, хоть и незначительно, проявляться первые признаки иного мнения, проще говоря, обычной российской паники. Выражается смешно: «я депутат, мне нельзя»(?); «я свои паспортные данные никому не показываю»(??); «да, а вдруг кредит на меня оформите»(???). Но таких - единицы. Приезжали люди даже домой ко мне — «Где расписаться?»

В других посёлках, однако, процент таких ответов выше и к нему добавляется ещё один, самый привычный. «Я никому не верю и вообще, на выборы не пойду». Тем не менее, подписи собраны почти все, и это за неполные 4 дня. Вспоминаю, что видел где-то в перечне документов, прилагавшихся к тексту постановления требование предоставить нотариально заверенный список лиц, осуществлявших сбор подписей. Воспринимаю это как факт замаскированной борьбы с инакомыслием. Много ли найдётся сейчас людей, готовых на такое действие, как сознательная «засветка». Консультируюсь по телефону с секретарём избирательной комиссии. Так и есть, причём получается, что этих граждан – жителей разных посёлков - я должен буду свезти в Белый Яр, так как нотариальное действие совершается только после оплаты квитанции и в присутствии лица, чью подпись необходимо удостоверить. Причём, проплату необходимо провести так же через избирательный счёт. В Катайге филиал Сбербанка есть, но необходимая программа отсутствует. Странно, а я то полагал, что Сбербанк должен выполнять свои обязательства по договору в любом своём представительстве. Что-то похожее на ступор от предстоящих перспектив ради проплаты очередных ста рублей колотиться до Белого Яра. Нервы сдают, начинаю кричать в трубку что-то про равные условия для всех кандидатов, но сам понимаю бесплодность эмоций. На том конце молчание, равнозначное выражению «сам дурак». Я, видите ли, мог всех этих проблем избежать, если бы заблаговременно завёл себе в Белом Яре финансового директора. Т.е., нужно найти в чужом посёлке либо грамотного альтруиста, готового за тебя сидеть в очередях, либо платить зарплату кому-то за то, что он за тебя внесёт на избирательный счёт какие-нибудь сто рублей и отправит их по назначению. Формально, любое лицо может пополнить твой избирательный счёт. Сложность в том, что только сам кандидат (или финансовый директор) может со счёта отправить средства.

В воскресенье выезд по прежнему маршруту. С утра в понедельник – к нотариусу, потом в Сбербанк. Очереди, процесс ожидания, челночный бег туда – сюда воспринимается уже не так остро. Стараешься загипнотизировать себя — так надо». Сдать подписи необходимо до 18.00 часов, поэтому заблаговременно выдвигаюсь. И тут узнаю, что я должен от руки заверить все свои листы с подписями, а их десятки. Написать нужно сущие пустяки. Убористым почерком( по другому не получится) необходимо внизу листа написать: фамилию, имя, отчество, дату рождения, адрес места жительства (область, район, населённый пункт, улица, дом, квартира), серию и номер паспорта или иного документа, удостоверяющего личность гражданина с указанием даты его выдачи, наименование или код выдавшего его органа, подпись и дату её внесения. Строчкой ниже – фамилия, имя, отчество, подпись и дата её внесения. Начинаю заполнять, процесс длительный. Секретарь сидит со мной, второй сотрудник периодически заходит и уносит часть листов на проверку. Почему–то в другой кабинет. Ловлю себя на мысли, что этак можно половину подписей при желании «утерять». Но отвлекаться некогда, нужно работать авторучкой.

Подсчёт. Выясняется, что ряд подписей нужно выбраковывать. Даже не спорю, хотя обидно: знали бы, как это – инструктировать по правильности заполнения бланков по телефону. Опять же, человеческий фактор. В итоге, не хватает два десятка подписей. Всё. Выборы проходят мимо.

Традиция устояла. Так сокрушался глава облизбиркома Эльман Юсубов, что мало нынче самовыдвиженцев. Действительно, вроде бы все условия для них созданы. И чего, спрашивается, не идут? Пока возвращался в Катайгу, может на очередной кочке так подкинуло, что озарило: 819 подписей – это требуемые по закону 6 % от числа избирателей, зарегистрированных на территории округа. При этом, данные предоставляются, насколько мне известно, по состоянию на начало года, а выборы назначаются и определяются границы округов только через полгода. Территории, входящие в состав округа, тотально депрессивны, народ массово выезжает «куда-нибудь» подальше. В поселениях масса народа только прописаны, а сами годами и даже десятилетиями проживают в городе. Насколько на этом фоне обоснованно и, главное, актуально требование именно такого количества подписей? Больше похоже как раз на борьбу с самим институтом самовыдвижения.

 

Поделитесь
Радио Свобода
Уцелеет ли Дмитрий Медведев после всех напастей, которые на него обрушились?
Радио Свобода
Уцелеет ли Дмитрий Медведев после всех напастей, которые на него обрушились?
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Поделитесь