Как я нашел в Грузии древнюю Россию. Путешествие из Томска в Грузию (часть вторая)

В июле выехал на скутере в экспедицию «Мост дружбы» по маршруту Сибирь-Москва-Грузия. С целью понять, почему наши друзья вдруг стали врагами.Экспедиция осуществляется в рамках проекта «Спаси храм». В ходе поездки путешественник  искал храмы, нуждающихся в помощи,а также занимался разработкой новых паломнических маршрутов и созданием «Карты паломника».

Экспедиция на скутере из Томска в Грузию с целью понять, почему наши друзья вдруг стали врагами.


Тост – это молитва
В одном из высокогорных сел я познакомился с монахом, живущим в заброшенной церкви, которую он же и охранял.

 

От него я узнаю, что это село, как и почти все высокогорные села Грузии, наполовину языческое. Его жители, например, считают, что «застольный тост – это тоже молитва». Долгое время тот монах жил в России, потом на Украине, а когда решил постричься в монахи, ему сказали, что монахом лучше быть на своей родине. Рассказал, что недалеко от них располагается высокогорная резиденция грузинского патриарха Илии II, где тот хочет построить церковь второго пришествия Христа, единственную в мире. Церковь эту увидел когда-то во сне его отец-священник, которому было сказано, что его сын будет патриарх и приведет народ ко спасению. На обратном пути я заеду в это село, найду резиденцию патриарха, но о церкви второго завета тут никто не слышал. Наверно, еще не пришло время.

Грузия для нас сегодня это терра-инкогнито, здесь меня интересовало буквально все. Я спрашивал, ввели ли в грузинских школах сексуальное воспитание (замечено, что чем больше образовывать детей в этом вопросе, тем меньше у них будет впоследствии детей). В городах я смотрел, торгуют там эротической продукцией, как у нас, или нет. Ничего подобного в Грузии нет. Так же как и не видно «ночных бабочек», которые в России стоят при въезде в любой город. В Грузии они тоже где-то есть, но их нигде не видишь.

На мой вопрос о необходимости сексуального воспитания среди детей, один 80-летний дедушка мне ответил так:

- Ну вот смотри сам, у моего папы было 13 детей, у его папы было 14 детей, у меня их восемь и никто нас ничему этому не учил.

Я подумал, что моя мама тоже была 10-я в семье, а мне мой президент разрешил почему-то иметь только двух детей и ни на одного больше.

Грузия – это Горная Россия
Я интуит и большинство важных решений принимаю слушая свое сердце – какую купить машину, или квартиру... Въехав в Грузию, неожиданно для себя я ощутил, что это вовсе не заграница, как будто я никуда не уезжал – это мой дом. Странное и непонятное состояние. Нечто схожее я испытывал, когда приехал на Алтай в деревню, откуда пошел наш род, где сохранился дом построенный прадедом, где могила моей бабушки… Я стоял на этой земле и чувствовал, как она «поет» от радости, что вернулся ее сын и ту же песнь я услышал здесь, в Грузии.

 

Может, это было только мое ощущение, потому что по отцовской линии мы происходим от кубанских казаков, то есть почти горцев и мне не раз говорили, что я похож на грузина.

Есть мнение, что в античные времена Грузия и Россия были одной страной. Это подтверждает и славянское происхождение названия «Грузия», которое происходит от словосочетания «Горная Руссия» (так же как Белоруссия – от Белая Русь, Украина – от окраина Руси).

 

Зная о том, как легко переписываются истории целых государств, я спросил у знакомого историка, известного своими нетрадиционными взглядами, как он относится к «Новой хронологии России». «Маловероятно, - ответил он, - чтоб русские жили на территории нынешней Грузии, скорее горцы (грузины) жили в Южной России. То есть все было до наоборот - часть нынешней России принадлежала Грузии». Но об этом сейчас не модно говорить. В конце концов, какая разница, кто кому принадлежал, главное, что мы были одной страной.

Рай для туристов
В Грузии очень мало русских туристов. Русским здесь некомфортно, их здесь ни кто не ждет. Это негласная политика проамериканского правительства Сакашвили, которое не переносило, все, что связано с Россией. Поэтому в Грузии сегодня редко встретишь русские надписи, все они заменены на английские. Разговаривая с грузинами, я часто от них слышал: Саакашвили настроен на добрососедские отношения с Россией, это вы против. Пренебрежение и даже запрет всего русского и славянского – это один из главных показателей реальной любви к России.

В школах русский язык тоже перестал быть обязательным, хотя для грузин он гораздо важнее английского. Много раз я слышал от грузин: «Зачем нам этот английский - где Америка и где Россия?». Но, несмотря на «официальный запрет», русский язык знает практически все взрослое население и недостатка в общении нет. А так как русских в Грузии мало, где бы ты ни заговорил на нем, как только услышат русскую речь, бросают все дела и спешат на помощь. Лишь в высокогорных селениях меня действительно не понимали. И почти все дети и подростки, рожденные в эпоху Саакашвили, не знают русский язык.  

 

Нелюбовь Саакашвили ко всему русскому и славянскому порой доходила до абсурда. Он предложил Литве называть их страну на английский манер Джорджией, а не по-славянски Грузией, как было принято в Литве. На что Литва ответила: У каждой страны сложились свои традиционные названия тех или иных стран, да и сама Грузия, например, себя называет Сартавелло, а вовсе не Джорджией.

И в то же время, я каждый день встречал подтверждение того, что официальная нелюбовь к России, абсолютно неестественна для грузинского народа. Зачастую, разговаривая с каким-нибудь крестьянином, я слышал от него чуть ли не извинения за своего президента. Повторяю, агрессии к русским нет и в помине, как будто грузины понимают, что тот шквал денег, который на них обрушился после всех этих войн, получен и благодаря России. Просто у России сейчас не так много сил, чтоб помочь всем, и она вынуждена брать «взаймы» у Америки.

Европейских туристов в Грузии тоже мало, они напуганы недавней войной. В реальности войны в Грузии нет, последствий тоже почти нет, нищета да, она повсеместна.

 

Это тем более удивительно, что Грузия - это рай для туристов, как по своей сути, так и по целям ее президента. А так как в Грузии главной промышленностью всегда было сельское хозяйство, которое развиваться может  только при дружбе с северной Россией, то президент сделал главный упор на туризм. Туристов здесь все ждут как манны небесной, но при Саакашвили они все равно не едут.

В этой нацеленности на один туризм, нет ничего хорошего. Массовый туризм еще ни кому ничего хорошего не принес, ничего кроме денег. Потому и Грузии хочется пожелать, чтоб она стала не туристической меккой, а сельскохозяйственной страной, каковой всегда была. Туризм это не спасение, во всяком случае, одного туризма здесь явно недостаточно.

 

Покупать туристам в Грузии тоже нечего. Грузия по-прежнему мало что производит. Есть правда бабушки, спасающие положение, они сидят на перекрестках и безостановочно что-то вяжут для туристов. Где-то есть мастера, изготавливающие клинки и прочий ширпотреб…

На дорогах часто встречаешь гончарные изделия, но двухметровый глиняный кувшин сможет купить не всякий турист. Еще в Тбилиси я нашел прекрасный блошиный рынок, думается, это один из самых лучших и больших блошиных рынков в бывшем СССР, занял он несколько улиц. Откуда в Грузии нашлось столько старинных вещей? Подобные рынки могут возникать только в очень бедных странах с богатым прошлым, смутным настоящим и еще более туманным будущим.

В Грузии в продуктовых магазинах все местного производства, прочие товары – тот же Китай. В Грузии мне было тяжело заходить в продуктовые магазины. Супермаркетов здесь пока мало, потому все продукты отличного качества – сыр, масло, вино, даже хлеб – всё исключительно домашнего качества. А такого вкусного сока как в Грузии я еще не пил никогда. Было очень печально, что все это для нас потеряно. После возвращения из Грузии, я не могу есть русские соевые пельмени, после настоящих грузинских.

Грузия очень древняя страна и подтверждения этому встречаешь на каждом шагу. Я даже не говорю о церквях и монастырях, для которых пятьсот лет здесь совсем не возраст. В Грузии даже какой-нибудь каменный забор или сарай, воспринимается как посланник из далекого прошлого. Смотришь на такую стену и не можешь понять, когда она была сложена, сто лет назад или может быть тысячу и такие стены встречаются здесь на каждом шагу.

Никогда в жизни я не фотографировал так много как в Грузии. Будь у меня теперь пленочный фотоаппарат, я бы просто разорился на пленке – здесь все интересно, все необычно. Древности в Грузии на каждом шагу. И так как туристов еще мало, все пока сохранилось в первозданном виде. И понимаешь, что в следующий приезд всего этого может не быть, потому что ничего не охраняется.

 

Зашел в очередную крепость. Никого, если не считать мальчишки лет семи, путавшегося под ногами, мешавшего осматривать древность и ни слова не говорящего по-русски. На выходе найду надпись, что это была легендарная Сурамская крепость, в которой снимались два художественных фильма.

«Грузины не воруют»
Об ошибках Саакашвили мы слышим и читаем каждый день, но его победы и достижения нам неизвестны. А между тем у нас с Грузией одно недавнее прошлое и от его ошибок маленькая Грузия избавилась быстро, мы же забуксовали. Так почему не воспользоваться их опытом. Ни где в Грузии я не увидел ни одного памятника Ленину или улицы его имени, которые у нас остались повсеместно. Зачем они там стоят не знает ни кто, но мы точно знаем, что пока они там стоят и лежат, у нас мало что изменится.

Нельзя не признать, что за годы своего правления, Саакашвили искоренил коррупцию и бандитизм, хотя бы на нижнем и среднем уровнях. До него в Грузии уровень преступности во всех сферах был одним из самых высоких в СНГ. Мне постоянно говорили, что при Шеварнадзе машину невозможно было оставить без присмотра, приходишь, колес нет, теперь в Грузии воровства нет вообще. Один грузин мне так и сказал, с не скрываемой гордостью: «Грузины не воруют».

Меня, например, мало волнует, что творится в высших эшелонах российской власти, меня занимает, что происходит на нашей улице или в школе, куда ходят мои дети. Потому мне было так важно услышать, что в Грузии все тихо и спокойно, чего в России не было давно.

Нас уверяют, что в России коррупция неизлечима, что мы с нею рождаемся и должны с нею же умирать. Грузинам твердили то же самое, пока с нею не начали реально бороться.
 
Мы все знаем, что коррупция это то, что рано или поздно погубит Россию, но все равно сделать ничего с ней не можем. Мне порой кажется, что и наш президент здесь бессилен. Как большинством демократических стран сегодня управляют не президенты, а финансовые корпорации, то же происходит и в России. Остается одна надежда, что наш бессменный президент, рано или поздно, возглавит одну из таких корпораций, тогда мы наконец сможем победить коррупцию. А пока этого не произошло, задача нашего президента не победить коррупцию, а бороться с нею вечно. Также как с наркоманией, терроризмом или пьянством.

Нет, я не ругаю Путина, чем-то он мне даже симпатичен. Я, как и он, верю в большое будущее России. Верю в то, что спасение придет из России, из православия, потому что больше  просто неоткуда.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь