КАК МЫ ОКАЗАЛИСЬ ТАМ, ГДЕ МЫ СЕЙЧАС? РАБОТА НАД ОШИБКАМИ ВМЕСТЕ С ТАТЬЯНОЙ ВОРОЖЕЙКИНОЙ

Как мы построили авторитарный режим.

2016 год - год 25-летних юбилеев: четверть века избрания Ельцина на пост президента РФ (12 июня 1991) и четверть века августовского путча и победы над путчистами (19-21 августа 1991). Эти даты – повод подумать над тем, как случилось с нами, что мы за четверть века потеряли совершенно свободу, которую вроде бы обрели в начале 90-х. Нынешний российский авторитаризм нередко сравнивают с авторитарными латиноамериканскими режимами ХХ столетия. Поэтому об уроках российской истории последних четверти века мы говорим с политологом Татьяной Ворожейкиной, многие работы которой посвящены, в частности, изучению этой параллели. Как так случилось, что демократическая революция 1991 года за 25 лет при полной преемственности власти привела к становлению авторитарного государства?

На фото: Татьяна Ворожейкина

Татьяна Евгеньевна, как так произошло, что постепенно, за шаг за шагом мы потеряли демократические завоевания начала 90-х . Что случилось с Россией?

На этот вопрос коротко ответить трудно. Основы перехода от демократической революции к авторитарному государству были заложены в той политике, которая проводилась тогда же, в начале 90-х. Демократический проект фактически был сведен к рыночному. Считалось, что главное – это быстро провести приватизацию и либерализацию экономики, используя старый, по сути советский аппарат. Согласно теории авторитарной модернизации, которая была популярна тогда, считалось, что на основе рынка взрастут средний класс и гражданское общество. Это была теория доброкачественного авторитаризма.

За примером далеко ходить не надо. Степан Сулакшин, ваш земляк, член Верховного Совета РСФСР, затем представитель Ельцина в Томской области в интервью газете «Известия» в 91-м году говорил, что главная задача исполнительной вертикали – «приводить в действие волю и политику Президента», а главная цель – «ликвидация оппозиции президенту в исполнительных органах». Поэтому глав местных администраций предлагалось не выбирать, а назначать. «Малогарантированный итог выборов в ряде областей не позволяет сейчас принять иную, чем назначение, процедуру», - считал тогда Степан Сулакшин. То есть «правильные» выборы уже тогда рассматривались как игра с гарантированным результатом.

На фото: август 1991 года. Борис Ельцин, Александр Коржаков, Виктор Золотов на танке.

Что получилось в результате?

В результате – вот что. Провести в начале 90-х демократическую реформу и создать демократические институты не получилось. Более того, Конституция закрепила тот самый исторический перекос, который всегда у нас существовал – доминирование исполнительной власти над всеми остальными властями. Россия никогда не знала разделения властей, она знала всегда одну власть – будь то царская власть или власть ЦК КПСС. Следующей итерацией этой власти стала исполнительная власть в ельцинский период. Считалось, что все кто выступает против нее – это враги демократии. Так была пройдена решающая развилка нашей истории, когда конфликт законодательной и исполнительной власти был переведен в военное столкновение 1993-го года, которое завершилось победой исполнительной власти во главе с Борисом Ельциным. Никто не идеализирует законодательную власть того времени. Верховный совет считал, что вся власть должна быть у него и никому не приходило в голову, что должно быть разделение властей, в особенности – при президентском режиме.

На фото: Москва, октябрь 1993. танки возле Верховного Совета

Что из этого получилось? Демократические институты не сложились, а главное, что они не стали тем, чем они, например, стали в Польше и Бразилии. Они не стали для основной массы населения каналами защиты их собственных интересов. Именно для тех людей, которые пострадали и от падения уровня жизни и от проводимых тогда реформ. Тех самых людей, которые в городах теряли работу из-за закрытия предприятий, которым переставали платить деньги, которые перешли на выживание за счет собственных огородов. А с 96-го года, еще одна важнейшая для нас развилка истории, выборы в России собственно перестали быть выборами. Что такое выборы в демократической системе? Это игра по всем известным и неизменяемым правилам с неизвестным результатом. У нас же с 96-го года выборы стали игрой, в которой постоянно меняются правила в пользу правящей власти и всегда известен результат. Тогда полуживого Ельцина нужно было любой ценой провести на президентский пост, потому что он был гарантом рыночных реформ. Рыночных, но не демократических. Таким образом, в 90-е годы в России была воспроизведена система, для которой характерны единство власти и собственности. Кто контролировал власть, тот контролировал и собственность. Логическим продолжением этой системы является и путинская вертикаль власти.

На фото: Борис Ельцин и его преемник

Давайте вспомним, что Путина назначила именно ельцинская семья. Меня потрясает, что мы всё время наступаем на одни и те же грабли в течение всего 20-го века. В начале 20-х годов противостоящие друг другу фракции внутри большевиков – Зиновьев, Каменев, Бухарин, Троцкий – договорились назначить Сталина как самую слабую фигуру, которую они будут контролировать. То же самое произошло и с назначением Хрущева, потом с назначением Брежнева и то же самое было воспроизведено с назначением Путина. Давайте назначим президентом никому не известного человека и будем его контролировать. Здесь воспроизводится то, что назначается человек, который всем кажется слабым, но с колоссальным ресентиментом, обидой, смешанной с завистью и потом это компенсируется.

Татьяна Евгеньевна, давайте вернемся к началу и попробуем поэтапно провести работу над ошибками. 1991-1993-й год, эта первая развилка истории. Можно ли было пойти другим путем, можно ли было договориться с Верховным Советом? Я прекрасно помню многочасовые прямые трансляции тех заседаний, когда в длительных спорах не рождалась истина. Как, на ваш взгляд, можно было решить тот конфликт между законодательной и исполнительной властями? Какая была альтернатива указу Ельцина под номером 1400, которым он распустил Верховный Совет?

Я и тогда считала, и сейчас, что надо было искать компромиссы. Компромисс – это основа демократического устройства. Гнилой, беспринципный компромисс для демократии лучше, чем победа авторитарными методами. Демократия – это не что, а как. Цели не существует вне средств ее достижения. Единожды был предпринят разгон Верховного Совета, принято неконституционное решение. На демократические институты наплевали во имя рынка, во имя частной собственности.

Давайте вспомним Хасбулатова, Руцкого. Разве была возможность не наплевать и договориться с ними?

У меня эти люди не вызывают никакой симпатии. Но недоговороспособным был и Ельцин. Он предлагал договариваться на основании подчинения исполнительной власти. Якобы Ельцин был избран на демократической основе, а Верховный Совет не на демократической. Но это неверно. И Ельцина и Верховный совет выбирали в одно и то же время, в условиях старой власти. Легитимность у них была сопоставимая. В Бразилии, например, президент Фернандо Энрике Кардозу, осознавая все опасности осуществления экономической реформы, в условиях, когда неизбежно, что ты нарушишь как интересы трудящихся, так и интересы собственников, он все время искал компромиссы. В Бразилии, в этом смысле, и в России ситуации были похожи. Для любого шага экономической реформы Кардозу нужно было собирать Конституционное большинство в две трети. Так устроена бразильская система. Он медленно продвигался вперед, и говорил, что главная задача – это не экономический успех, а создание демократических институтов. Так вырабатывается практика политического компромисса. Добиваться, того, чтобы решения принимались большинством – это нудная и грязная работа.

У нас же разгон Верховного Совета стал крахом нарождающейся демократической системы. Потому что, если ты по парламенту стреляешь из танков, ты соответственно демонстрируешь себе и обществу, что нет другого выхода, как насилие.

Это первая принципиальная ошибка?

Есть еще один очень важный момент, но менее очевидный. Либерализация Гайдара и приватизация Чубайса. Это строительство капитализма сверху, путем конвертации власти в собственность. Ускоренная приватизация крупной государственной собственности осуществлялась людьми, связанными с властью и реально эту собственность контролировавшими. Это сопровождалось колоссальными социальными издержками. Фактически ваучерная приватизация была фикцией, она не дала людям даже иллюзии доступа к тем богатствам, которые были накоплены всеми.

На фото: Челночницы

И был другой путь развития капитализма. Развитие «снизу», польский путь. Этот путь гораздо медленней. В Польше большая приватизация социалистической промышленности – это вторая половина 90-х годов. Началось все там все с либерализации рынка и с возможности для людей создавать собственные предприятия. И у нас такая возможность тоже была. Достаточно вспомнить челночную торговлю, мелкий сервис, который вырос везде как грибы. Вся эта мелкая и средняя предпринимательская деятельность по сути была задавлена гайдаровскими реформами. Во-первых, потому что мелким предпринимателям не было никаких реальных кредитных льгот, они выживали за свой собственный счет. А во-вторых, потому что важнейшим ресурсом стал административный ресурс и фактически государственные функции стали товаром.У нас нет государства в прямом смысле этого слова, у нас государство – это то, что приносит доход. И в этой ситуации в 90-х годах именно те, кто до этой функции дорывался, тот и получал доступ к собственности. Все ростки снизу были задавлены. Иначе говоря, тот конфликт мог быть решен по- другому, если бы выборы стали каналом отстаивания интересов мелких частных собственников.

На фото: Борис Ельцин, Егор Гайдар и Геннадий Бурбулис

Давайте, вернемся к развилке 96-го года. Тогда был выбор между больным Ельциным и гарантией рыночных реформ и здоровым Зюгановым с возвратом в СССР? Нужно было выбирать из двух зол, и большинство решило проголосовать за меньшее. Разве был другой вариант?

Лично я голосовала в первом туре за Явлинского, а во втором против всех. Я не могла проголосовать за коммунистов, потому что на самом деле – это никакая не левая партия, а империалистическая, националистическая партия правого толка. За Ельцина после развязывания чеченской войны тоже нельзя было голосовать. Чеченская война была начата ровно ради того, чтобы сохранить власть путем маленькой победоносной войны. Тогда была опция против всех и во втором туре я выбрала ее.

На фото: Президентская кампания 1996 года – предвыборный плакат

Если бы чуть большая часть людей проголосовала как вы, то победил бы Зюганов. То есть можно сказать, что тогда нужно было голосовать за Зюганова?

Если коротко, то да. Та система, которая стояла за Ельциным оказалась разрушительной для демократических институтов. Во-первых, тогда была использована лживая пиар-кампания. Голосуй сердцем, голосуй или проиграешь и плакаты Зюганова с палкой колбасы - это беззастенчивое запугивание людей было впервые использовано тогда теми, кто считал себя демократами и интеллектуалами. Я думаю, что нужно было дать проголосовать за коммунистов.

На фото: Президентская кампания 1996 года – предвыборный плакат

Конечно, гарантий здесь не было никаких, но это было в первый раз в истории России, когда была бы обеспечена сменяемость власти. В большинстве бывших соцстран, в той же Польше, коммунисты вернулись к власти. Но те институциональные ограничения, которые там были, делали не невозможной отмену выборов, но очень сложным процессом. Я не исключаю, что коллизия с которой мы столкнулись потом, она была бы возможна и при коммунистах. Но исторический факт заключается в том, что нас тогда пугали, что коммунисты придут к власти и выборов больше не будет. Коммунисты к власти не пришли, но выборов у нас больше не было. Нормальные демократические выборы у нас отменили не коммунисты. Я еще раз повторю - демократия это не что, а как. Для того, чтобы демократические институты работали, они должны признавать любой результат.

Продолжение следует…

 

 

 

Метки: 90-е годы, авторитаризм,  авторитарная модернизация, гайдаровские реформы, демократия, Ельцин, приватизация, Путин, Россия, свобода

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Радио Свобода
"ЖИВЕМ У МОРЯ, ОТДАВАЙТЕ ДЕНЬГИ"
Почему снизился поток туристов в Крым
НОВЫЙ ПУТЬ
ЛЕЧЕНИЕ НАРКОМАНИИ, АЛКОГОЛИЗМА, ИГРОМАНИИ
Поделитесь