К 90-ЛЕТИЮ ЕГОРА ЛИГАЧЁВА: ВЗГЛЯД ИЗ ТОМСКА

     Егор Кузьмич Лигачёв родился 29 ноября 1920 года в сибирской крестьянской семье. Учился в МАИ, получил диплом авиационного инженера. В войну работал по специальности на Чкаловском заводе в Новосибирске. С 1944 года член ВКП(б), тогда же ступил на стезю комсомольской, а затем и партийной работы.
     Стал, если так можно выразиться, профессиональным руководителем.
     Довольно быстро занял пост первого секретаря обкома ВЛКСМ, но, оказавшись слишком деятельным для этой должности, был с неё снят. В вину ему поставили создание молодёжных рабочих бригад, в чём усмотрели противопоставление комсомола партии, то есть троцкистские тенденции; тягчайшее по тем временам обвинение! Очень даже просто могли бы и посадить, но как-то обошлось. Однако около года мыкался в изгоях – без друзей, без работы… 
     Потом жизнь стала постепенно налаживаться.
*     *     *
 
     К активному труду вернулся после смерти Сталина. Возглавлял Советский райком партии в Новосибирске. Район оказался ни на что не похожий, так сказать, особого назначения: на его территории создавался знаменитый Академгородок Сибирского отделения АН СССР.
     Повседневное общение с академиками: Михаил Лаврентьев, Герш Будкер, Сергей  Христианович, Гурий Марчук – научные звёзды первой величины…  Золотая долина, Морской проспект, исследовательские институты генетики и цитологии, геологии и геофизики, ядерной физики… Непосредственно при академии – университет, физико-математическая школа для особо одарённых школьников из сибирской глубинки, Дом учёных, яхт-клуб… Всё ново, непривычно, ни на что не похоже и необычайно интересно. И всё это начиналось, строилось, создавалось при живейшем участии Лигачёва.
     Спустя полвека признал: Сибирское отделение следовало создавать в Томске.
- Возглавив Томскую область, я понял, что изначально совершена некая ошибка, – так он вспоминает это сейчас. – Центром СО АН должен был стать отнюдь не Новосибирск, в то время скудный научными кадрами, но именно Томск, уже имевший могучую школу целого ряда дисциплин, обладавший учёными мирового масштаба. Многие из этих учёных, потеряв уверенность в перспективах томской науки, иммигрировали в соседний город, получив там и более широкое поле для исследований, и давно заслуженные ими академические регалии. Было ощущение: в результате такой миграции Томск обеднел. Между тем, здесь продолжали действовать знаменитые вузы, из года в год генерирующие молодую интеллектуальную поросль. Вот почему я с самого начала поставил вопрос о создании в Томске собственного Академгородка… И наш город сохранил позиции,  завоёванные им в 1878 году, когда Александр II подписал монарший указ о создании первого в Сибири университета.
*     *     *
     Он не умел быть равнодушным к делу. И принцип «Понедельник начинается в субботу» был ему присущ всегда – задолго до того, как прозвучала сама эта формула одухотворённого труда.  
     Дальнейшие штрихи биографии: секретарь Новосибирского обкома (по идеологии), затем, на протяжении четырёх лет – зам. зав. отделами ЦК КПСС (сначала – пропаганды и агитации, затем – орготдела). 26 ноября 1965-го «избран» первым секретарём Томского обкома КПСС; такой вот подарок к сорокапятилетию. 
     В Сибирь из Москвы вернулся, как он утверждает, от тоски по живой работе с людьми. И тут же, немедленно, можно сказать, стремительно стал одним из организаторов нефтегазопромышленного комплекса Западной Сибири. Официальная дата рождения томской нефтяной отрасли – 13 января 1966 года.
Здесь можно говорить о государственных интересах Лигачёва, но можно – и о чисто местнических. Тут его можно в чём-то уподобить Ивану Калите, великому собирателю. Только средневековый князь консолидировал земли, имея на то ярлык Золотой Орды, а Егор Кузьмич по благоволению Москвы прибирал к рукам хозяйствующие объекты. И наперекор изначальной позиции Госплана СССР, вопреки даже геологическим предпосылкам самой природы, успел-таки отхватить кусок лакомого нефтяного пирога, на который всецело претендовала Тюмень.   
*     *     *
     Командовал Томской областью семнадцать лет и четыре месяца – редкостный пример долгожительства на такой должности. Отсюда совершил совершенно непредсказуемый карьерный скачок.
     Волею Юрия Андропова вновь оказался в столице. С апреля 1983 года – зав. орготделом ЦК КПСС, через полгода – секретарь Центрального Комитета. С 1985-го – член политбюро, фактически – вторая фигура в партийной иерархии Советского Союза. В начале перестройки – вернейший соратник Михаила Горбачёва. Тогда снискал в революционизированной стране репутацию консерватора и ретрограда; до последних дней КПСС отстаивал её конституционное главенство над государством и обществом.
     Какое-то время сотрудничество Лигачёва и Горбачёва напоминало взаимодействие двух следователей, злого и доброго. Потом их воззрения на стратегию и тактику общего развития государства резко разошлись, и на XXVIIIсъезде (1990 год) Лигачёв выставил собственную кандидатуру на пост генерального секретаря. Проиграл, и был выведен из состава высших партийных органов.    
     Депутат Верховного Совета СССР в 1966-89, народный депутат СССР (по партийному списку) в 1989-91. С 1999 по 2003-й – депутат Государственной Думы РФ от Томской области, причём был избран (в возрасте семидесяти девяти лет!) в честной и равной борьбе, победив ближайшего соперника с перевесом всего лишь в 819 голосов. Однако следующую кампанию проиграл: «партия власти» оказалась заведомо сильнее.     
*     *     *
     Для характеристики образа – пара деталей. В отличие от большинства коллег, партийных руководителей высшего уровня, Егор Кузьмич не имеет звания Героя Социалистического Труда. Недостоин, что ли? Да нет, как раз наоборот. Он был не только организатором, но и убеждённым идеологом именно такого труда, социалистического. Но – скромничал.В 1980-м, в преддверии шестидесятилетия, велел похерить уже оформленный наградной лист, в котором фигурировала – как полагалось! – Золотая звезда. Удовлетворился орденом Ленина…
     Совсем в другую эпоху, когда и от КПСС, и от СССР остались только рожки да ножки, а страна тонула в бурных волнах инфляции, пенсионер Лигачёв оказался вместе с народом. И это не только патетический оборот речи! Чтобы обеспечить простейшее прожитие, Егор Кузьмич подрабатывал расклейкой эстрадных афиш: всякие маши распутины, филиппы, кристины, шуры и прочая шушера… При этом он меньше всего стремился к эпатажу или демонстрации: смотрите, мол, люди добрые, до чего довела ельцинская клика! Напротив, он работал по ночам, как подпольщик, – чтобы, не дай бог, никто не узнал в лицо. Далеко за полночь выходил из дому, неся ведёрко с клейстером, широкую кисть и рулон глянцевых плакатов с постылыми рожами…       
*     *     *
     Удостоен звания почётного гражданина Томской области уже после всех политических пертурбаций. И это – вполне достойный итог.
*     *     *
     Как бы то ни было, именно этому человеку Томская область обязана своим нефтяным статусом. Не проявись в нужное время и в нужном месте его неуёмная энергия, мы сегодня отмечали бы не сорокапятилетие отрасли, а гораздо более скромную дату.
     Если б вообще отмечали… 
     Всякому томичу совершенно очевидно, что именно нефть стала питательным субстратом для нашего развития последних четырёх с половиной десятилетий.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?