ИЛЬЯ ЯШИН: РЕЖИМ КАДЫРОВА – БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Приближается годовщина гибели Бориса Немцова. Его застрелили на Большом Москворецком мосту в ночь с 26-го на 27-ое февраля. В Москве и других городах России пройдут акции памяти убитого политика. Накануне этой даты, о том, как идет расследование убийства, кто на самом деле может стоять за ним, о чеченском следе и народной памяти с одним из лидеров оппозиции, другом Бориса Немцова Ильей Яшиным поговорила Мелани Бачина.

 Илья, 27 февраля, в годовщину гибели Бориса Немцова, в Москве и других городах пройдет марш памяти, как думаете, сколько людей придет?

– Я не знаю, сколько людей придет, я не люблю делать такие прогнозы, мне кажется, это абсолютно бессмысленно. Сколько придет – столько придет. Для значительного числа людей это, действительно, важная дата. Для значительного числа людей, Немцов стал символом борьбы за свободу и демократические ценности в нашей стране. Огромное количество людей переживали гибель Немцова, с которым они не были знакомы, как личную трагедию. Поэтому сколько придет, столько придет.

На фото: Марш памяти Бориса Немцова, Москва, 2015 год

– Мэрия Москвы согласовала маршрут шествия не тот, который организаторы просили. Насколько это для вас важно?

– Дело в том, что мэрия сослалась на прямой законодательный запрет проведения любых массовых акций на мостах, якобы это не соответствует нормам безопасности. Возникает естественный вопрос, как же в прошлом году это получилось, на который мэрия дает объяснение, что тогда это было исключительное решение, в обход законодательства. В этом году мэрия на такое пойти была не готова. Тем не менее, вопреки последней практике, когда акции оппозиции выдавливались за пределы центра, такую же практику мы наблюдаем и в других городах, все-таки удалось согласовать маршрут именно в центре города, по бульварам, это такой традиционный маршрут протестных демонстраций 2012-13 годов. Организацией многих из которых занимался Борис Немцов, для него это такой очень близкий, традиционный маршрут, поэтом это вполне приемлемый компромисс. Я не сомневаюсь, что по окончании митинга большое количество людей, без плакатов, без лозунгов просто пройдет к месту гибели Немцова на мосту и просто возложит цветы на то самое место, где нашего товарища застрелили.

– Но во многих города, марши либо запретили, либо вообще перенесли куда-то далеко от центра города. В Новосибирске, например, организаторы акции памяти Немцова отменили мероприятие, потому что в том месте, где акция планировалась вдруг согласовали, якобы раньше, акцию казаков. В Москве постоянным нападкам подвергается мемориал на Большом Москворецком мосту. Почему это происходит? Как вы для себя объясняете такую болезненную реакцию властей на то, что называется «дань памяти» …

– Немцов и при жизни был серьезным раздражителем для власти. Он поднимал крайне болезненные темы, связанные с коррупцией, связанные с войной на территории Украины, связанные с грязными делишками и путина, и его окружения… Немцова искренне ненавидели. И даже после смерти он остается проблемой. Серьезным раздражителем для властей, я уверен для кремлевских обитателей стало неприятным сюрпризом то, как люди в нашей стране переживают смерть Немцова. То, сколько людей вышло на первый марш памяти, тот факт, что мемориал никак не удается разогнать, люди раз за разом приходят, оставляют цветы и мемориал уже год живет, не смотря на все нападки. Поэтому то, что власть административными, полицейскими способами пытается пресечь мемориальные мероприятия, означает, что память Немцова просто пытаются уничтожить. Но сделать это будет очень сложно. На самом деле, чем больше власти противодействуют, тем большее количество людей возмущается и тем дольше память о Немцове будет жить.

На фото: Мемориал памяти Бориса Немцова на Москворецком мосту

– Сейчас, год спустя, как вы оцениваете ход расследования убийства Бориса Немцова?

– Как неудовлетворительное. Несмотря на первые успехи следствия и задержания, судя по всему, реальных исполнителей преступления, в том числе киллера – это боец кадыровского батальона «Север» Заур Дадаев, в какой-то момент расследование застопорилось и у этого процесса явно политические причины. Дело в том, что следователи прекрасно понимают – следы преступления, следы этого убийства ведут к очень высокопоставленным заказчикам, очень влиятельным заказчикам, которые облечены государственной властью. И мы видим, что поставлен политический блок на пути следователей, и они не могут довести это дело до конца. Был заменен руководитель следственной группы. В конце концов, закончилось тем, что организаторами убийства Немцова были названы, в общем-то, технические люди, рядовые исполнители по сути. А организаторы, и самое главное – заказчики, ответственности избежали. Опасность этого заключается в том, что те люди, которые стоят за убийством Бориса Немцова, наверняка, уже уверовали в собственную неуязвимость, собственную вседозволенность,а это значит, что практика политических убийств в России, скорее всего, продолжится.

– Илья, вот тут Левада-центр опубликовал данные последнего опроса, насчет убийства Немцова, и там половина опрошенных уверены, что мы никогда не узнаем истинных заказчиков убийства, вы как считаете, мы узнаем когда-нибудь истинных заказчиков или нет? И на скамье подсудимых будут лишь, скажем так, «стрелочники» 

– В общем-то, более-менее понятно, куда ведут-то следы кровавые с Москворецкого моста. И силуэт заказчика он просматривается за фигурами исполнителей. И я уверен, что рано или поздно они предстанут перед судом и будут отвечать за то, что они натворили. Хотя я прекрасно понимаю, что пока Путин находится у власти, это вряд ли возможно. Потому что никакого правосудия в путинской России давно уже нет и, скорее всего, не будет. Поэтому сначала нужны политические реформы, потом появится шанс на привлечение к ответственности заказчиков убийства Немцова.

На фото: Борис Немцов и Илья Яшин на одном из митингов оппозиции

– Вы сами как считаете, кто конкретно стоит за убийством Немцова?

– Ну для меня очевидно, что следы прямиком ведут в город Грозный. Во властные кабинеты города Грозного. Дело в том, что те люди, которые фигурируют официально в материалах следственного комитета, в материалах уголовного дела, это, так называемые, кадыровцы, кадыровские силовики.  Люди, которых Кадыров награждал. Люди, которые подчинены Кадырову. И цепочка, собственно, ведет непосредственно к Кадырову. Бойцы батальона «Север», которые организовали убийство Немцова, подчиняются Альбеку Делимханову. Это брат, фактически самого приближенного к Кадырову человека – Адама Делимханова. Я сомневаюсь, что эти люди могли пойти на столь дерзкое, наглое и демонстративное преступление, не получив кивка от своих высокопоставленных начальников. Другой вопрос, является ли Кадыров последним звеном в этой цепочке. Этот вопрос открытый. Но то, что именно Кадыров имеет к этому преступлению прямое отношение, лично у меня не вызывает никаких сомнений.

– Почему именно Немцов?

– Мотивация убийства, мотивация заказчиков, честно говоря, до конца не ясна. Очевидно только, что те версии, которые озвучивались, мотивы религиозные и прочие – это, конечно, не выдерживает никакой критики. С моей точки зрения, Немцова убили потому что он был ярким лидером российской оппозиции и, по сути, мы имеем дело с терактом. Что такое теракт? Это демонстративное убийство, которое направлено на запугивание общества или хотя бы части общества. Ровно это случилось 27 февраля 2015 года. Демонстративная расправа над лидером оппозиции, направленная на то, чтобы запугать ту часть общества, которая не согласна с политикой, проводимой властью.

– Вы вызывали Рамзана Кадырова на открытый разговор об убийстве Немцова. Вы рассчитывали на ответ?

– Я был готов поехать в Грозный. Собственно, Кадыров, неоднократно заявлял, что готов к любым неудобным вопросам, готов разговаривать с кем угодно, если к нему есть какие-то претензии. Более того, осенью прошлого года он обратился к Жанне Немцовой с предложением приехать в Грозный и выразил готовность ответить на ее вопросы, после того, как Жанна потребовала допросить Кадырова, в рамках уголовного дела об убийстве ее отца. Жанна приехать не может, она сейчас находится за границей, она опасается за свою безопасность, а я выразил готовность приехать, задать Кадырову вопросы, вопросов у меня к нему накопилось немало, они связаны как с делом об убийстве Немцова, так и с рядом других дел: о коррупции в Чечне, в окружении Кадырова…

– Но вы были в Чечне не так давно…

– Да, но без приглашения Кадырова. Кадыров промолчал на мое предложение. Никак не отреагировал. Были только, так скажем, со стороны его политического режима, со стороны его окружения угрозы в адрес оппозиции, был этот безумный митинг в центре Грозного, на котором, как только ни склонялась моя фамилия. Были многочисленные сюжеты на грозненском телевидении, но сам Кадыров так ничего мне и не ответил и встречаться со мной не стал.

На фото: Илья Яшин в Грозном (фото с личной страницы Фейсбука Ильи Яшина)

– А какие вообще у вас ощущения от этой поездки, что на вас большее впечатление произвело?

– Знаете, Чечня очень своеобразный регион. Специфика его заключается в том, что, действительно, отстроен центр Грозного, такой фасад, как мне говорили местные жители, специально для того, чтобы возить Путин и выпрашивать у него еще больше денег. Но окраины Грозного, и другие города Чечни находятся в гораздо более плачевном состоянии и то, что бросается в глаза – это бесконечные портреты Кадырова повсюду, плакаты, восхваляющие Кадырова, лозунги, восхваляющие Кадырова. При этом республика живет в атмосфере страха и опасений за свою жизнь. Кадырова, действительно, очень опасно критиковать в республике. Если люди высказывают хоть какую-то критику в адрес Кадырова, а поводов для критики очень много – огромное социальное расслоение, жирующее за счет федеральных денег окружение Кадырова, зашкаливающая коррупция, никак неконтролируемая, при том, что большая часть населения Чечни влачит довольно жалкое существование и вынуждено систематически перечислять деньги в фонд Рамзана Кадырова, по сути, оплачивает дань, вот на этом фоне любая критика в адрес Кадырова создает огромные риски. Не редкие случаи, когда люди просто исчезали, на них фабриковали уголовные дела. Самое меньшее, что вас может ждать за критику Рамзана Кадырова – это публичное унижение. Все видели эти кадры, как с какого-то подростка блогера спустили штаны и заставили его извиняться, показали это в эфире грозненского телеканала. Все видели, как Кадыров отчитал в присутствии своего окружения женщину, которая написала что-то критическое в социальных сетях. Последняя история, подростки в одном из чеченских сел испортили плакат Кадырова, я честно говоря, сомневаюсь, что по каким-то политическим мотивам. Они порвали билборд с изображением Кадырова, после чего приехали вооруженные кадыровцы, прочесали село, нашли этих ребят и избили их. Эта атмосфера страха насаждается всеми способами и федеральные власти абсолютно сквозь пальцы на это смотрят, постепенно республика превращается в такую пародию на Северную Корею. Везде портреты улыбающегося вождя и люди, которые боятся за свою жизнь, за свою безопасность.

– Государство в Государстве…

– Абсолютно. Мы привыкли критиковать путинский режим, за нарушение прав человека, за нарушение конституционных прав и свобод, но Чечня пошла далеко вперед и живет по своим правилам, по своим законам, которые к российской Конституции не имеют никакого отношения. Кадыров выстроил такое квази-исламское государство в государстве и демонстрирует абсолютное пренебрежение к российским законам, не признает по факту власть российских силовиков, публично говорит о том, что я буду стрелять на поражение во всех федеральных силовиков, которые будут действовать в Чечне без моего согласования. Это огромная проблема, которая создает серьезную угрозу для национальной безопасности России.

– Ваш доклад о Рамзане Кадырове, который вы 23 февраля презентуете, называется «Угроза национальной безопасности», в чем конкретно еще вы эту угрозу видите?

– Режим Кадырова – это результат политики Путина на Северном Кавказе и по сути является такой  бомбой замедленного действия. Кадырова уже много лет накачивают огромными деньгами, причем абсолютно бесконтрольно, Кадырову, единственному из всех руководителей регионов дали возможность создать свою собственную регулярную армию, которая состоит из бывших боевиков, воевавших против российской армии, перевооруженных, они получили удостоверения ФСБ и МВД. Учитывая явное пренебрежение Кадырова российскими законами, учитывая, что он выстраивает отдельное государство в государстве, у Чечни много признаков сувернитета, включая свою внешнюю политику, отдельно от МИДа и так далее… В конце концов, эта накачка деньгами, организационными и политическими ресурсами режима Кадырова рискует привести к новой чеченской войне, при малейшем там турбулентности. Любой кризис может поставить вопрос о том, что Чечня снова выйдет из состава России, причем это может произойти в весьма агрессивной форме, учитывая масштаб армии, которая создана Кадыровым. Вопрос уже будет стоять не о том, останется ли Чечня в составе России, а о том, какую часть соседних регионов Кадыров прихватит с собой.

– Военная угроза, то есть?

– Да, и военная, и политическая. Кадыров, действительно, стал абсолютно неуправляемым и не признает ничей авторитет, кроме авторитета Путина, но и в этих его словах, мне кажется, есть определенное лукавство.

На фото: Рамзан Кадыров проверяет боеготовность подразделений на стадионе в Грозном

– А вы за собой наружку, кстати, не замечали, когда были в Грозном?

– Нет, я очень аккуратно туда приехал, никак не афишировал свой приезд. Задача у меня была пообщаться с местными жителями, которые помогали мне при подготовке доклада, а также задача была договорится с ними о распространении доклада на территории Чечни, поэтому мне, конечно, было важно не афишировать свой приезд, не подставлять людей. И в общем, чеченские власти о моем визите узнали только после того, как я вернулся и написал об этом в социальных сетях.

– Илья, все-таки по нынешним временам, ваш вызов Рамзану Кадырову, ваша поездка в Чечню, ваш доклад – все это выглядит с одной стороны рискованно, с другой – несколько безрассудно. Вы не опасается за свою жизнь или даже проще спрошу – вам не страшно?

– Я прекрасно понимаю, конечно, что риски у меня есть. Они сильно возросли за последний год. Но это не значит, что этим не нужно заниматься. Наверное, действительно, кто-то видит в моих действиях безрассудство, но я искренне верю в то, что я делаю правильное дело и защищаю свою страну. Потому что я прекрасно понимаю, что если мы все будем молчать и жаться по углам, то в какой-то момент мы проснемся в стране, где кадыровцы просто станут хозяевами. А я такого своей стране не желаю даже в страшном сне.          

Метки: Илья Яшин, убийство Бориса Немцова, марш памяти Немцова, заказчики и организаторы убйиства Бориса Немцова, российская оппозиция, Рамзан Кадыров, чеченский след  

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Радио Свобода
"Сами погубили профессию"
Детская художественная школа №1
Успей записаться на курсы и мастер-классы!
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?