О запасных аэродромах, стойких солдатиках и большой букве Ж

«У меня просто слов нет. Я все еще надеюсь, что случится чудо и ТВ2 не закроют. Но если вдруг. Скажи, есть ли у вас с Лешкой запасные варианты?» - пишет мне мой дружище Ольга Рыбакова. Я вот все время про это думаю. Честно. Просто не вступаю ни в какие дискуссии в соцсетях. Не вижу смысла.

Вот, к примеру, люди, которые вдруг оказались большими экспертами в области профессиональных и этических неудач Телекомпании ТВ2... Неужели есть у кого-то искренняя уверенность, что авторы этих жгучих текстов увидят ваши, френды мои, посты, лайки и комменты и кааак изменят-изменят кардинально свое мнение. Ну ведь нет! Зато мы со своими многословными попытками уговорить друг друга не обращать внимания делаемся какими-то оголтелыми уж совсем. Ну правда!

Ну не любят телекомпанию.Кто-то обижен, кто-то оскорблен, кто-то искренне уверен, что мы все тут предатели родины. За четверть века накопилось у людей разное. Это нормально. И то, что часть тех, кто ушел с Телекомпании не довольны - это банальность. А вот то, что их единицы, а тех, кто за ТВ2 горой, десятки - это предмет для гордости. И то, что сотни коллег по всей стране нас поддержали. И то, что тысячи горожан вышли за Телекомпанию на пикет и митинг... Вообще, за этот момент встречи с собственной аудиторией вот так лицом к лицу, многое можно отдать... Жаль, конечно, что придется, видимо, отдать все. Эфир. Но в любом случае - об этом и надо говорить.

А так что же получается? Мы сами себя уже похоронили, раз считаем, что про нас можно только хорошо или никак. А мы ведь еще работаем... Делаем новости, пишем интервью...

Признаюсь честно, ощущения катастрофы у меня нет. Но есть ПОНИМАНИЕ... Закрытие телекомпании ТВ2 - это профессиональная катастрофа для всего российского журналистского сообщества. Я это так понимаю.И я не знаю, о чем на родном томском факультете журналистики будут юнкорам рассказывать, когда это все случится... Как вообще смотреть в глаза людям, которые хотят быть журналистами. Как учить профессии, которой в России почти и не осталось вовсе.

Я работала в замечательной газете «Вместе», потом в невероятно профессиональных «Томском вестнике» и «Буфф-саду», потом как-то свернула с газетной тропы на телевизионную и... Вариантов, кроме как ТВ2, у меня в Томске не оставалось. Уверена. А еще 10 лет участвовала и как конкурсант, и как один из организаторов в юнкоровских фестивалях «Золотое перо» и «Летающий жираф». И вели мы там многочисленные мастер-классы, рассказывали, как писать статьи, как говорить с людьми, как вообще быть журналистом... А потом все это как-то вдруг стало.... Трудно сформулировать. Ольга Рыбакова, помогай! В общем, какие-то мы стали как бы неуместные... Мы рассказывали о какой-то исчезающей профессии, которая осталась даже не не страницах учебников - потому что нельзя стать журналистом, почитав книжки, - а знаете где?... В архивах!

Простите меня, уважаемые коллеги (некоторые из вас были для меня учителями в профессии), но у меня наивный вопрос: что же с нами со всеми стало? Вот вы как это себе объясняете, когда в зеркало смотрите? Или когда с детьми своими разговариваете? Как объяснить, что журналистика с большой буквы Ж была, а теперь, простите, только большая буква и осталась.

Так вот, сделав круг, возвращаюсь к вопросу о запасных аэродромах... Оля, нет! В нашей семье из двух работников телекомпании ТВ2 и одного малолетнего шустрого карапуза, живущей в ипотечной квартире, - запасных аэродромов никто не ищет. Я бесконечно благодарна всем, кто мне предлагает поддержку и возможные варианты. Возможно, какой-то из этих вариантов спасет нашу финансовую ситуацию, но сейчас мне, моей семье важней всего другое. Телекомпания ТВ2. И от того, как это важно людям, с которыми я работаю, я еще острее чувствую, что они - тоже моя семья. Конечно тут все не идеально, все друг друг любят и не любят, обижаются и прощают.... Но!

Никто ведь даже не представляет, чего нам всем стоит каждый день приходить на работу, звонить респондентам, договариваться о съемках. И видеть в углу экрана - как исчезают дни... А скоро это будут часы - до отключения от эфира. А возможно и до полного отключения вещания еще и в кабеле. Кто ж знает этих «хозяйствующих субъектов»?!

Представляете, юная Клавдия Стельмахович работает на ТВ2 чуть больше года - и держится стойким оловянным солдатиком, не хочет уходить, не ищет запасных аэродромов, готова работать и уговаривает нас не раскисать. А Юлька Корнева? 19 лет на ТВ2. А Олег Мутовкин и того больше!

И вот все они - и «годовасики» и сторожилы - смотрят, как в левом верхнем углу телевизора тает их жизнь... И я смотрю. И надеюсь на чудо.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?