ХАРАКИРИ В ТЮРЕМНОМ ЗАМКЕ

Истории о побегах из тюрем много раз вдохновляли писателей и режиссеров на создание знаменитых романов и фильмов, а заключенных на новые побеги. Арестанты, во все времена, для того чтобы оказаться на воле, придумывали самые хитроумные способы, из которых «высшим пилотажем» считался подкоп. Случалось такое и в исправительных учреждениях дореволюционной Томской губернии. В Государственном архиве Томской области хранятся документы о тюремных происшествиях. Курьезных, анекдотичных, трагических...

Как ни странно, путь на волю арестанты частенько искали и находили в отхожих местах. В марте 1914 года чиновники Томской губернской тюремной инспекции хохотали и ругались одновременно, читая рапорт надзирателя Никиты Любимова о побеге вора Никифора Михайлова. Арестант в составе ассенизационного обоза был отправлен в город для чистки туалетов в доме по Никитинской улице 17, где размещалось Коммерческое собрание. Жалуясь на рези в животе, Михайлов отпросился сходить по нужде. Ему разрешили. Он сходил и вернулся. Потом отлучился еще раз и вновь пришел обратно, но ненадолго. Жулику вскоре приспичило в третий раз, но только возвращения из очередного похода уже не случилось. Задержать беглеца не удалось. Надзиратель Любимов получил дисциплинарное взыскание.

Документ из фондов Государственного архива Томской области

Прошел месяц, а на стол томскому губернатору Дудинскому легло новое донесение о еще более дерзком уходе из под стражи. Барнаульский полицмейстер сообщал что «в селе Калманском  Змеиногорского уезда, через очко отхожего места бежал уклоняющийся от суда и следствия Степан Трапезников. Из казаков Зайсанского уезда». Розыск результатов не дал. Виновными в случившемся признали конвойную команду.

Разгильдяйства среди персонала исправительных учреждений в те давние времена хватало. Впрочем, среди чинов тюремной стражи встречались и те, кто исполнял свои служебные обязанности ответственно. В июле 1914 года, в Кузнецкой тюрьме отличился младший надзиратель Аношин. Стражник сумел предотвратить массовый побег, который преступники планировали совершить опять же из туалета! Вот выписка из архивного документа. «Аношин, дежуривший у камеры для тяжких уголовников, обратил внимание, что те, вернувшись из сортира все время перешептываются. Надзиратель сходил в нужник и обнаружил, что доски оторваны и легко снимаются с места. Под досками Аношин нашел веревку связанную из казенных наволочек и полотенец. На конце веревки была железная «кошка». В земле оказалось отверстие ведущее в выгребную яму, через которую можно было проникнуть на задний тюремный двор, откуда с помощью «кошки» легко перелезть стену и уйти в степь».

Примерно в те же сроки, но в другом месте произошел другой инцидент. Заключенные Ново-Николаевской тюрьмы пытались уйти на свободу более сложным способом. К побегу готовились четыре человека. Все –убийцы. Они рыли тоннель под нарами в камере. Попытку пресекли. Похожая история случилась и в Каинске, где арестантам удалось сделать не только подкоп, но и проломить фундамент. Тяжкий труд успехом не увенчался. Потенциальных беглецов задержали.

Документ из фондов Государственного архива Томской области

К мысли о возможности побега «сидельцев» приводили разные обстоятельства. В том числе – ветхость охраняемых помещений. Век назад из здания Томского окружного суда едва не убежал опасный преступник. В ожидании судебного заседания, он успел за короткое время проделать в стене отверстие диаметром в двадцать сантиметров. Действовал только руками. Как оказалось, покрытая штукатуркой бревенчатая перегородка была гнилой и полностью трухлявой.

Неоднократно происшествия  случались в районе современной станции Томск-1, куда заключенных из городской тюрьмы выводили на работы. Иногда, вопреки всем  инструкциям. Этим воспользовался Павел Лабутин, сидевший за государственные преступления. По правилам о порядке содержания политических арестантов, его не могли принудить ни к труду, ни к работам за пределами тюрьмы. Начальство решило по другому и поплатилось. Лабутин скрылся в неизвестном направлении....

Летом и осенью 1914 года на станции Томск-1 несколько раз слышалась ружейная пальба. Конвоиры вели прицельный огонь по беглецам. В июне был убит мелкий воришка Петр Белогорцев. В сентябре застрелили каторжника Оскара Винша, который пытался уйти в побег в ручных кандалах. Рисковая затея оказалась смертельной.

Документ из фондов Государственного архива Томской области

О том, что происходило в томских губернских тюрьмах, исправительных отделениях и арестантских ротах обыватели узнавали по слухам. На страницы печати информация о происшествиях попадала редко. Все разбирательства велись внутри тюремного учреждения или ведомства .Спустя сто с лишним лет, о некоторых трагических событиях можно узнать из материалов архивных дел. В феврале 1914 года в Ново-Николаевской тюрьме произошел дикий по своей жестокости случай...

Документ из фондов Государственного архива Томской области

Экстренная телеграмма на имя томского губернатора была послана не случайно.  Такого , чтобы  арестанты  нападали на надзирателей, отбирали у них оружие и устраивали резню в камере, в губернских тюрьмах еще не бывало. Дознание проводил пристав Коровин и вот что ему удалось выяснить. «Старший надзиратель Поликарп Гордеев , услышав подозрительные шорохи, решил в пятом часу утра проверить десятую камеру. В ней содержались следующие арестанты. Иван Студеникин обвиненный в скупке краденного. Ефим Астапенко арестованный за отсутствие паспорта. Григорий Павлов судимый за растрату. Сергей Кириченко задержанный как не имеющий права проживать за пределами Иркутской губернии и самовольно покинувший место поселения

Как видно из дела, никто из сокамерников в «лихих злодеях» не числился, тяжких преступлений не совершал. Тем не менее, разбуженный вошедшим надзирателем Кириченко  «внезапно выхватил из ножен шашку Гордеева». Тюремщик не стал вступать в схватку, а выбежал из камеры и закрыл дверь. В глазок он наблюдал за происходящим в арестантском помещении, где несколько человек пытались обезоружить буяна. Трое получили ранения, а затем случилось ужасное. Все свидетели дали об этом одинаковые показания. «Кириченко, уперев шашку эфесом в пол, животом навалился на острие клинка. Тюремный фельдшер отправил его в больницу, где тот вскоре и умер». С момента поступления Кириченко в тюрьму прошло всего пять дней. Из-за чего произошел конфликт? Что или кто в нем был виноват – так до сих пор и не понятно...

В архивном деле содержится жалоба жены Кириченко на начальника Ново-Николаевской тюрьмы Демьяненко. Женщина обвиняла его во многих злоупотреблениях. В том, что на службу берет пьяниц. Ограничивает количество свиданий и передач. На работе появляется редко. В жалобе на имя губернатора есть примечательная деталь. «Вы всегда найдете Демьяненко в городском кинематографе на сеансе. Ежедневно и до глубокой ночи, а тюрьма остается сиротою... Прошу направить в окружной суд дело об уголовной ответственности начальника тюрьмы и старшего надзирателя Гордеева. Ведь я лишилась мужа!».Чем завершилось разбирательство и было ли оно — об этом архивные дела томской губернской тюремной инспекции  умалчивают..

Метки: Томская область, Томск, тюрьма, побег, арестант, надзиратель, харакири, ГАТО

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь