ФЕЙКИ, ПРАНКИ, ФЕЙЛЫ: КАК НЕ УТОНУТЬ В МОРЕ ИНФОРМАЦИИ

Пожалуй, самая обсуждаемая история этой недели — статья Галины Мурсалиевой «Группы смерти» в Новой газете (о закрытых группах в соцсетях, якобы готовящих подростков к суициду): более полутора миллионов просмотров, десятки тысяч репостов, тысячи комментариев. В том числе — и упрекающих НГ в необъективности: материал «сырой», «слишком эмоциональный», «однобокий» и вообще вызывает много вопросов. Вопросы к «исследованию» возникли и у Максима Корнева, доцента кафедры ТРИТ (телевизионных, радио- и интернет-технологий ) факультета журналистики Института массмедиа РГГУ. На проходившем в Новосибирске семинаре по факт-чекингу журналисты Агентства новостей ТВ-2 побеседовали с Максимом Корневым о том, в чем опасность журналистских фейлов, как отличать факты от фактоидов, и есть ли будущее у профессии журналиста?

Фотоиллюстрация к материалу "Группы Смерти" ("Новая газета")

Корр.: - Накануне Новая газета просто взорвала интернет-пространство, новостные ленты в сетях пестрили репостами «Групп смерти» и их обсуждением...

М.К.: Как тема эта история вскрытия закрытых групп в соцсетях — это круто! Может быть, автор и не очень понимала, что такое интернет-субкультуры, но, по факту, то, что творится в этих закрытых группах — жутко. Есть ощущение, что или больные, или очень циничные люди, пользуясь простыми психологическими уловками, ведут какую-то жестокую игру с детьми. Для них это развлечение, но с реальными последствиями. Думаю, эта тема еще раскрутится, и кто-то расследование проведет по-новой.

Потому что как расследовательская стратегия, этот материал — фейл. Все ошибки, которые только можно было сделать, автор сделал. И на уровне текста, и даже на уровне его форматирования — полужирные капслоки, какие-то пространные рассуждения-цитаты, предположения, ничем не подкрепленные, попадание под негативное обаяние источника... Меня вот, например, очень смутили фразы «подобрали пароль к аккаунту погибшей девочки», «карта, расшифрованная с помощью программиста»... Цитаты очень странные - если в сетях так разговаривают, но тогда для меня это еще большая загадка. Сверстники, когда общаются на сленге, так слова не компонуют. Может, это действительно косвенный индикатор того, что на той стороне с детьми играют какие-то взрослые. В общем, странная история. Но при этом очень эмоционально поданная. И к каким последствиям, в том числе и правовым, она может привести, можно только догадываться. Может, это приведет к тому, что доступ в интернет будет только по паспорту через портал госуслуг.

Корр.: Наверное, это не самый показательный случай - если вспомнить «славянского» мальчика или «немецкую» девочку... Вообще такое ощущение, что в последнее время фейки все чаще заменяют факты. И люди, которые смотрят новости по ТВ, и которые читают новости в интернете — просто живут в разных реальностях.

М.К.: - Принцип «Не верю!» должен стать главным профессиональным, жизненным принципом любого человека. Поскольку количество фейков в интернете, может, даже еще и больше, чем количество фейков в телевизоре. Просто интернет дает больше точек зрения, и вероятность найти какую-то более сбалансированную картинку здесь выше. Телек такой возможности не дает. Все зависит от выбора источников, тем и той методологии, которой человек пользуется, когда ходит за информацией. В этом смысле интернет ни на каплю не сделал нас свободнее. Человек, который смотрит НТВ и Первый канал, если дать ему несколько интернет-источников, с большей вероятностью пойдет за новостями на сайты НТВ и Первого канала, чем на какой-нибудь Newsru.com или какую-нибудь Медузу.

Интернет как технология — без гуманитарной, просветительской, составляющей — не имеет смысла, или даже наоборот вредна. Через интернет можно сеять дезинформацию, панику даже с большей эффективностью и меньшей ответственностью, чем через традиционные медиа. Так что, как мы жили в параллельных реальностях, так и продолжаем жить, — каждый в своей. Просто те, кто интересуется информацией надежной, проверенной, верифицируемой, ходят по разным сайтам, сверяют эту информацию. Те, кто привыкли получать информацию в режиме трансляции, не критически, просто «поедать» все, что дается, как правило, ходят по сайтам тех же федеральных каналов. Хорошо, если человек еще заходит на главную страницу Яндекса, и там где-то в топе пробиваются какие-то более-менее приличные источники. А так в целом, человек консервативно будет ходить туда, куда он знает. Интернет в этом плане — просто инструмент с более широкими, можно сказать, неограниченными возможностями. Но без объяснения этих возможностей, он так и останется закрытым ящиком с инструментами.

На фото: Максим Корнев (svoboda.org)

Корр.: Вы читаете лекции, проводите тренинги по факт-чекингу, рассказываете о разных видах и типах фейков в современном медиапространстве. Чем сегодня чаще всего пользуются?

М.К.: Есть такое понятие — фактоид. Это изначально несуществующий факт, который, будучи опубликованным в медиа, получает живую оценку людей, вызывает реакцию, эмоции. А эмоции и действия людей, возникшие под влиянием этого несуществующего факта, могут повлиять на существующую картину мира. Основной принцип фейкмейкера: «не так важна истина, если эффект реален». Три самых актуальных направления сегодня — это фейковые новости, пранки (телефонные розыгрыши) и мокьюментари (псевдодокументалистика). Есть еще штатные-нештатные пропагандисты, тролли на зарплате — это же огромный паноптикум фейкмейкеров. Три вышеозначенных — это примеры фейков довольно высокого качества.

Взять пранкера Вована (самый известный телефонный шутник России, известность которому принесли розыгрыши Элтона Джона, Александра Лукашенко, Владимира Чурова - прим.ред.) — он был участником нескольких семинаров и конференций по цифровой журналистике, которые я организовывал. Кто за ним стоит — он никогда не говорил и не скажет. Как он сам о себе пишет, — он видит за собой некую миссию, которая заключается в том, чтобы показать истинное лицо политиков, звезд, публичных персон, которые имеют влияние на большое количество людей. Его методы — это вытаскивание информации из человека через звонки по скайпу или через телефонные звонки. Он либо не представляется вообще и от лица анонима пытается человека спровоцировать на грубость, на какие-то проявления агрессии. Либо представляется кем-то другим и выводит человека на откровенность. Вот, по сути, две методики: спровоцировать на агрессию, либо втереться в доверие и вытащить какую-то конфиденциальную информацию. Второй способ — более сложный, его они (пранкеры Вован и Лексус — прим.ред) сейчас чаще используют.

Корр.: Как можно вызвать доверие, если говоришь абсолютно незнакомым для собеседника голосом?

М.К.: Для меня это тоже загадка — особенно, с учетом того, что у Вована сейчас чуть ли не передача своя на НТВ, где он про свои пранки рассказывает. У него довольно своеобразный голос, который легко узнаваем, и когда он этим голосом звонит и ничего принципиально не меняя говорит я...

Корр.: Ксения Собчак?

М.К.: Нет, с Ксенией Собчак другая технология была... А вот когда говорит: «Я — Аркадий Дворкович», «помощник президента», или «помощник депутата», то сразу на том конце провода, видимо, встают по стойке «смирно!», и начинают включать режим «чего изволите?» Вот, собственно, этим человек и пользуется, он психологически подготавливает вначале почву, и все критические фильтры почему-то резко падают. И Вован вытаскивает ровно то, что хочет услышать. Для меня тоже загадка — почему так.

Корр.: А с Ксенией Собчак как было?

М.К.: Разговор с ней записали, потом нарезали на фразы, выложили отдельными файлами в плейлист, а когда звонили от ее лица — просто запускали в нужный момент нужную фразу. Понятно, что местами выходила бессмыслица, фразы повторялись с теми же интонациями, но даже при этом, люди верили. Это еще раз к вопросу о критическом восприятии.

На фотоколлаже: пранкер Вован с Элтоном Джоном (kp.ru)

Корр.: Раз технологии шагнули так далеко вперед, и ничего не стоит создать иллюзию реально говорящего человека или реально произошедшего факта — у журналистики вообще будущее есть?

М.К.: Думаю, есть. Журналистика, благодаря новым медиа наконец-то отвязалась от редакций, и от самих медиа, от каналов коммуникации. Поскольку теперь порог входа в медиа — это, грубо говоря, ваш гаджет плюс доступ в интернет. Все, у вас есть выход на собственную аудиторию и вы сам себе — редактор. Ваш издатель — ваш медийный канал в широком смысле — это интернет. Сеть — ваша платформа и носитель. То есть, в принципе, журналистикой может заниматься каждый. Было бы желание, а это иногда даже важнее качества журналистских текстов.

Поэтому гражданские журналисты, мне кажется, они больше и больше будут иметь вес. Институциональные журналисты, особенно в больших холдингах, как мы видим, они вырождаются во что-то другое. Обслуживают государственные интересы или становятся частью брендов. Отрабатывают их повестку или превращаются в рекламные проспекты. А будущее как раз за теми, кто, используя силу технологий, удешевление технологий, доступ к аудитории, рассматривает какие-то важные для людей темы и работает для людей.

Журналист — это же не тот человек, который носит бэйджик с надписью «пресса» и работает в редакции, зарегистрированной как СМИ. Это — человек, который работает для общественного интереса. Как это пафосно ни звучит. И он как раз более ценен, чем человек, который делает какой-то ура-патриотический репортаж из Сирии с бэйджиком ВГТРК. Человек с бэйджиком выполняет другую задачу — продвигает государственные интересы, является, по сути, госпиарщиком. А человек, который едет в Сирию, и делает интервью с жителями, и каким-то образом выходит на противоборствующие стороны, показывает всю сложность этой ситуации, и опять же, в центр ставит человека, его жизнь и его проблемы — вот этот человек занимается журналистикой, на мой взгляд. Поэтому будущее у журналистики даже светлое, если мы говорим о журналистах, а не медийных работниках.

 

Метки: новая газета, группы смерти, фейк, пранк, интернет, журналистика, Вован, Максим Корнев, факт-чекинг, суицид

Источник фото на главной: fakeoff.org

 

Поделитесь
Радио Свобода
Уцелеет ли Дмитрий Медведев после всех напастей, которые на него обрушились?
группа Африка
С единственным концертом в Томске Вячеслав Лощилов и Евгений Каргаполов!
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Поделитесь