ЭМИРАТЫ ИЛИ ЦЕНА РАЯ

Перелет из Новосибирска в Дубай  равен  50 градусам по Цельсию. Из -20 в +30 в тени. Сколько  «на солнце» уточнять не хотелось. Очень очень жарко.

Объединенные Арабские Эмираты на карте мира нарисованы нефтью. До того момента, как в 1971 году, шейху Дубая Зайду удалось убедить соседей-эмиров считать его первым президентом объединенной страны, эмираты жили обычной жизнью  аравийского захолустья: гоняли верблюдов, добывали жемчуг и резали друг друга по закону песков.

Папа Зайда, эмир, был убит. Как и папин папа. По древней традиции, поверженному правителю,  его детям и женам,  победитель шанса не оставлял. Всех ждал нож. Шейх Зайд стал первым в своей среде, кто свергнув старшего брата с трона, не пустил ему кровь. Может быть, сказалось влияние европейцев, геологов,  с которыми  юношей он кочевал по пескам в поисках полезных исскопаемых. А может быть, он понял, что имидж родины пора менять. Хватит крови, когда вокруг так много нефти.

Семь раз,  кое-кому стоит позавидовать Зайду, он избирался президентом. Семь эмиратов за него  голосовали единодушно.

Неизменный консенсус покоился на  толстом -толстом слое денег, который Зайд ковром расстелил под каждым арабом. Он, в прямом смысле, научил бедных жить богато. Когда в страну потекли нефтедоллары, все, без исключения, получили кусок пирога.

Наличные, по указу шейха, попросту раздавали. Пачками. Объясняя при этом, как деньгами пользоваться. Отношение к бумажкам у кочевников, прямо говоря,  поначалу  было легкомысленное и без курьезов монетизация не обошлась. Вскоре после раздачи народу дензнаков, почти вся наличность из страны была вывезена пронырливыми европейцами, организовавших пару финансово-строительных «пирамид».

Денег,  конечно,  достали еще, буквально из-под земли, а вместе с ними извлекли уроки. Чтобы раз и навсегда оградить доверчивых арабов от разных шайтанов, в Эмиратах учредили специальный правительственный орган, который проверяет риски всех(!) инвестиций граждан. И только после получения его визы они могут вложить данные страной дирхамы, скажем, в туристический бизнес.

А дает родина щедро. В случае свадьбы, например, дарит дом. Впрочем, молодые часто стесняются скромного двухэтажного жилья, поэтому домишко сдают внаем или продают вовсе.

Подарки к рождению. Пособия  к смерти. Каждый из миллиона с лишним граждан, а всего в Эмиратах проживает более десяти миллионов человек, с рождения завидный жених(невеста). И кем бы он ни работал, хотя в основном граждане трудятся в медицине, образовании, банках, короче в «офисах», а также армии, полиции и суде, его зарплата будет в три-пять раз выше, чем у негражданина.

Причем, после «локалов», так коренных называют остальные, среди понаехавших по доходам лидируют не братья- мусульмане, а граждане США. Потом следуют европейцы, первыми из них англичане, за ними восточные европейцы, потом страны СНГ, и наконец совсем угнетенные индусы, пакистанцы, китайцы,  и выходцы из Африки.

Несмотря на разницу температур, Дубай кое в чем похож на наши мегаполисы. Новую Москву, эти пять (или шесть?) высоток, кстати, просто срисовали с арабской натуры, района Дубай Марина. Но не одной архитектурой мы близки. В магазине неподалеку от нашего отеля я видел как индус-гастарбайтер, тщательно отсчитывая мелочь, покупал шесть или семь лепешек. Это было все, что он купил, и я не думаю, что он пришел в магазин «за хлебом». Похожую сценку я наблюдал и в Москве, где передо мной в очереди к кассе стоял парень таджик с несколькими булками в руках.

В Пакистане, Индии, Африке бедняки продают дома, берут ссуды и отправляются на заработки в сказочный город. Из которого, как рассказывают вербовщики рекрутирующие работяг, они вернуться состоятельными людьми. Реальность, разумеется, иная. Тяжёлый труд за высоким забором. По наблюдениям за ближайшей стройкой, рабочий день все 12 часов.

В пригородах  Дубая посреди пустошей стоят огромные, этажей по тридцать,  высотки - общежития для рабочих. Что-то среднее между ульем и муравейником.  Плата за кров, скромная еда, небольшие переводы родным, накопить на обратный билет и то бывает проблемой. Один выходной день . Хочешь спи, хочешь молись.  

Русский гид, красивая украинская девушка,  рассказывала, что смертность на стройках Эмиратов,  достигает нескольких тысяч человек в год. Но публичной статистики нет, а может и никакой нет. Нет страховок. Нет компенсаций семьям. Судиться с работодателем бессмысленно. С точки зрения гражданина судьи, всегда виноваты приезжие. Те, кто живет довольно долго в Эмиратах, уверены, что судится с «локалом» по любому поводу -  заранее проиграть. Шансов никаких. Даже если местный в людном месте изобьет или зарежет гастарбайтера, а то и туриста, наказание для него будет минимальным или совсем не наступит. Впрочем, надо заметить, что это - гипотетические границы патернализма. И в жизни арабы вполне милые люди. Если плечи не оголять.

В городе Аль-Айн, родовой вотчина Зайда, я видел  молодого пакистанца 26 лет, который еще подростком приехал в Эмираты. Работает на финиковой плантации. И живет там же, под пальмами, в хижине, где у него есть чайник и радиоприемник, чем парень очень гордился. Лишних штанов, правда, нет,  но он все равно судьбой доволен. Потому что,  всегда может подзаработать развлекая туристов тем, как  ловко карабкается на пальму. И потому,  что дома совсем нищета лютая. Половину «гонораров» забирает бригадир, часть денег он отдает за аренду хижины, еду, в основном рис и муку. А еще копит на свадьбу. По его расчетам, лет через пять-шесть лет, он сможет позволить себе завести семью. И тогда вернется на Родину.

Где, конечно, будет плодиться и размножаться, чтобы и через двадцать лет было кому строить фонтаны рая в отдельно взятой пустыне.

фотографии: Сергей Дик, Сергей Лапенков.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?