Здравствуй, Америка!

Понятия не имею, как я оказалась в Америке, что за добрый ангел надо мной пролетел и почему прихватил с собой в дорогу, перенеся через Атлантический океан. Просто однажды вечером, когда обязательные присутственные часы уже закончились, зазвонил мой рабочий телефон. Чей-то голос сказал, что я рекомендована для участия в программе международных визитов, которую проводит Госдепартамент США для иностранных специалистов со всего мира. Как рекомендована? Кем?! За какие заслуги? Это так и осталось для меня тайной, но через два с половиной месяца после того звонка я сидела в самолёте, который летел в Нью-Йорк.

Программа международных визитов – один из плодов деятельности Бюро образовательных и культурных программ Госдепа. Осуществляют эту программу частные некоммерческие организации, которые получают гранты от Госдепартамента. Кроме того, в ней задействовано большое количество волонтёрских организаций, работающих в каждом штате.

В этом году программа международных визитов отметила своё 73-летие. Каждый год благодаря ей в США на две-три недели приезжают четыре с половиной тысячи человек. Цель всех этих «визитов» - развивать взаимопонимание американцев и жителей других стран, способствуя их общению как на профессиональном, так и на личном уровнях. В качестве участников программы выбираются потенциальные лидеры из сфер государственного управления, политики, СМИ, образования, экономики, науки, экологии, работники профсоюзов, правозащитники, менеджеры в области искусства и те, кто занимается «женскими вопросами».

В каждую группу визитёров попадают люди, объединённые одной профессиональной темой. Я попала в число тех, кто на разных уровнях решал проблемы детей, оставшихся без родителей. В то время я писала достаточно много статей на эту тему.

Конечно, не все участники этих американских поездок действительно становятся политическими, экономическими или общественными лидерами в своей стране. И всё же за 70 лет существования программы международных визитов сотни её бывших участников заняли высокие посты. Среди них 186 нынешних и бывших глав государств или правительств, а также 600 министров.Я, конечно, вряд ли когда-нибудь буду пытаться допрыгнуть до министерского кресла, но должна признать – эта поездка стала одним из самых вдохновляющих на подвиги событий в моей жизни. Америка – удивительная страна. Она заряжает такой энергией, что начинаешь думать – всё в твоих руках. Но первые минуты встречи с ней оказались для меня всё же неприятными.

Первой остановкой на пути нашей российской группы должен был стать Вашингтон. Путь к нему был слегка извилистым. Сначала мы приземлились в Нью-Йорке, прошли строжайший контроль на выходе из одного терминала, снова сдали свои чемоданы в багаж и отправились в другой терминал, чтобы лететь в город Балтимор. В Балтиморе нас встретили переводчики, и на микроавтобусе мы добрались до Вашингтона.

Так вот, выхожу я в Балтиморе вся такая радостная, удивлённая, возбуждённая от того, что мы наконец-то ступили на землю Америки. Чувствую себя буквально первооткрывателем и, распираемая гордостью, направляюсь к багажной ленте. Но вот уже выплыли на свет чемоданы и сумки всей нашей группы, все пассажиры нашего рейса, усталые, но довольные, уже отправились по домам, а я всё ещё стояла у транспортёра и ждала свою новую сумку, купленную накануне поездки. А её всё не было!!!

Когда поняла, что не дождусь, я впала в отчаяние. После 24 часов, проведённых в самолётах, очень хотелось вымыться, почистить зубы, переодеться в другую одежду и окунуться в американскую жизнь с головой. С чистой головой, вымытой шампунем… И тут появилась Ирина, одна из наших переводчиков. Она быстренько отвела меня к служащему аэропорта, который принял заявление о пропавшем багаже, и добилась того, что мне выдали сразу два дорожных набора, предназначенных для таких же страдальцев. Там были маленькая расчёска, маленькое мыльце, крошечный дезодорантик и ещё целая куча лилипутских средств гигиены.

В автобусе по пути в Вашингтон Ирина сообщила, что, если сумку не найдут, то через три дня авиакомпания выплатит мне компенсацию – две с половиной тысячи долларов. «А всё потому, - назидательно пояснила Ирина, - что в Америке ничего не делается как попало. Здесь нельзя потерять чужую сумку и сделать вид, что так и было. Люди привыкли предельно ответственно относиться к своим обязанностям и платить за свои ошибки». Уже ночью сумку привезли в отель – как выяснилось, она случайно улетела в Даллас. А мне под дверь комнаты подсунули торжественное письмо на красивом фирменном бланке авиакомпании, в котором усиленно извинялись за причинённое неудобство. Здравствуй, Америка!

Я думала, что Вашингтон будет холодным и блестящим, как сталь, мегаполисом. Всё-таки главный город США. Но разве может быть таким город, который проектировал француз? В 1790 году Соединённые Штаты решили, что им нужна столица, которая будет находиться точно посередине между южными и северными штатами и не будет принадлежать ни одному из них. Для работы над проектом пригласили французского архитектора Пьера Ленфана. А он, проектируя Вашингтон, всё время думал о своём любимом Париже.

В результате молодой американский город оказался очень похожим на старые европейские города с их узенькими улочками и зданиями, красивыми тяжеловесной старинной красотой. Необычно и то, что сначала весь город был спланирован на карте, и только после этого приступили к постройке. Правда, достраивал Вашингтон уже не француз, а афроамериканский архитектор.

Весь этот город пронизан символикой как, наверное, никакой другой на земле.

Сердце города – Капитолий, где заседает Конгресс США. От него лучами расходятся 50 авеню, которые носят имена американских штатов. Капитолий строился больше тридцати лет, он возведён из мрамора – «вечного» камня, направление входов и выходов – с востока на запад. Именно так был построен первый храм на Земле – храм царя Соломона.

  Говорят, что к своему Капитолию американцы так и относятся, - как к храму.

Огромный купол Капитолия отлит из чугуна, его вес – больше четырёх тысяч тонн. Я бы на месте американских конгрессменов чувствовала себя неуютно, ощущая над головой такую тяжесть. Тем более что на куполе стоит ещё и шестиметровая женщина – статуя Свободы. Почему именно женщина удостоена чести венчать купол столь значимого здания? Да потому, что американцы считают, что мужчина олицетворяет всего лишь закон и порядок, а женщина – ого-го! – свободу и независимость.Если долго-долго идти от Капитолия по авеню Пенсильвания, то придёшь прямо к Белому дому. Эти два здания пристально смотрят друг на друга, и в этом тоже есть определённый символ. До 11 сентября 2001 года абсолютно любой человек с улицы мог свободно зайти в Капитолий, побродить по его залам, заглянуть на заседание Конгресса. Этого права был лишён единственный человек в мире – президент Соединённых Штатов. Видите ли, Капитолий – это сердце американской демократии, и президент не должен мешать работе народных избранников… Близко к Белому дому нам подойти не удалось, но даже издалека было видно, что по крыше дома, где живёт президент, бегает маленькая фигурка и рассматривает окрестности в бинокль.

 

Ещё два символа Вашингтона – авеню Индепенденс (улица Независимости в переводе на русский) и авеню Конститьюшен (улица Конституции), на которых расположились все здания, так или иначе имеющие отношение к американской демократии. В этой части города даже воздух кажется чище, чем где бы то ни было. Правда, переводчица быстро развеяла мой пафосный настрой –воздух во всём Вашингтоне специально очищают, так что дышится там, действительно, легко и свободно.Ещё один своеобразный «храм» в этом городе, возведённый по тем же принципам, что и Капитолий, - Центр Кеннеди, храм искусства. Это гигантское здание, на сооружение которого ушло больше 20 лет и около 70 миллионов долларов. Зато теперь там находится место для всех видов искусства: для кино, театра, музыки, балета, живописи, фотографии…

Мрамор для строительства этого здания подарила Италия. Огромные зеркала – Испания. Хрустальную люстру – Ирландия, а прекрасные хрустальные же подсвечники – Швейцария. А что подарила Вашингтону Россия?

Россия построила здесь свой самое большое посольство. Оно больше, чем у посольств всех остальных стран, и находится на горе – нам очень хотелось посматривать на Белый дом свысока. Америка тоже хотела построить своё посольство в Москве на Ленинских горах, чтобы с высоты смотреть на Кремль. Но разрешения на это советские власти не дали.

Что ещё можно рассказать о главном американском городе?По размерам он почти как Томск – 632 тысячи 323 жителя по итогам переписи 2012 года. Имеет семь университетов. Больше 50 процентов горожан – афроамериканцы, причём 17 процентов из них отсидели в тюрьме. В начале 1990-х годов Вашингтон вообще считался «столицей преступности» из-за числа совершённых в городе убийств. В городе до сих пор есть районы, куда лучше не ходить никогда: там часто стреляют и днём, и ночью. Но даже несмотря на это есть у американской столицы сильное и необъяснимое очарование, которое отмечают многие из моих знакомых, кто там бывал. Отчасти оно заключено в людях.

В двух шагах от моего отеля был книжный магазин, объединённый с баром. Зашла я как-то вечером в этот бар книжки полистать, пива выпить… Сижу. Рядом ужинает какой-то парень. Не сказала бы, что симпатичный, но поглядывает заинтересованно. И точно: не утерпел, вступил в разговор. Ну, со мной-то сильно не поговоришь – английский я так и не выучила, несмотря на все старания школьных и университетских педагогов. Парень оказался канадцем, мы пообщались ровно столько, насколько хватило моих школьных знаний и нескольких известных ему русских слов. Он расплатился и ушёл. Я тоже через некоторое время собралась уходить и сказала бармену, что хочу заплатить за пиво. Симпатяга бармен, улыбаясь до ушей, сообщил, что тот парень, который со мной разговаривал, оплатил и мой счёт. Американская женщина, свято чтущая заветы феминизма, точно рассердилась бы. А я обрадовалась. «Ну дайте хоть хлеба купить», - говорю бармену, вспоминая, что в отеле у меня припасён кусочек сыра и, имея хлеб, я смогу поужинать буквально в постели. Бармен принёс два больших и тёплых ломтя хлеба, заботливо упакованных в пластиковую коробку, но денег не взял. Вроде того, что угостил меня. Вот душка…

Переводчица, которой я, очень довольная, рассказала эту историю, сказала, что у канадцев в Америке репутация настоящих джентльменов. А вот болгары, например, считаются отчаянными бабниками. Одного такого… болгарина мы встретили в кафе-мороженом. Он стоял за прилавком. Светловолосый слегка застенчивый красавец наблюдал, как у нас – шестерых русских дамочек – разбежались глаза при выборе великолепного мороженого и как мы пытаемся объяснить ему по-английски, что мы хотим и того, и вон того, и вот этот сорт положите, пожалуйста… Долго наблюдал, улыбаясь, а потом заговорил по-русски. Он ещё не забыл наш язык, который учил в школе, потому как всего несколько лет назад приехал в Америку в поисках лучшей жизни. Он разрешил нам посыпать на мороженое столько шоколадной стружки, сколько наша душа пожелает. Наверное, и правда – бабник…

Очень разные люди встретились мне в Вашингтоне. Переводчица Ирина приехала в США из Эстонии. Богдан, ассистент менеджера программы международных визитов – румын, учится в американском университете. Экскурсовод Наташа всего год живёт в США, хотя её мама здесь уже больше десяти лет. Наташа приехала из Украины, она закончила факультет иностранных языков Запорожского университета и очень скучает по родине. Но Родина к ней не особо приветлива – Наташа почти всё детство жила в Москве, не знает украинского языка и поэтому имеет не так много шансов найти там хорошую работу. «В Америке я чувствую себя намного увереннее и безопаснее», - говорит Наташа, и она не одинока в своих ощущениях. Даже несмотря на то, что двенадцать лет назад 11 сентября безопасность тысяч обычных граждан оказалась в Америке под большим вопросом.    

Фото: Ксении Кулешовой  

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?