ДВЕНАДЦАТЬ

Почему Александр Макаров не заслужил снисхождения присяжных?

Как говорили представители гособвинения по делу Макарова в декабре 2009 года, если присяжные признают Макарова виновным по всем пунктам обвинения, то наказание для экс-мэра Томска может составить от 8 до 25 лет. Присяжные признали вину доказанной по семи эпизодам…

Предположения

Я, как и многие наблюдатели, думал, что вердикт будет гораздо менее суровым. Это предположение основывалось не только на статистике, которая показывает, что суд присяжных гораздо чаще выносит оправдательные приговоры, нежели профессиональные судьи. Еще я исходил, во-первых, из специфики содержания уголовного дела экс-мэра и, во-вторых, характера его рассмотрения.

Специфика многих эпизодов заключается, на мой взгляд, в некой латентности, неочевидности преступления. Поясняю – если присяжные рассматривают, допустим, дело об убийстве, то все проще – вот орудие убийства, вот фото убитого, вот безутешные родственники. По сравнению с этим в нашем случае пострадавшая сторона размыта, что, кстати, и позволяло защите утверждать полное ее отсутствие. И это существенный эмоциональный фактор для непрофессиональных судей: критики суда присяжных часто говорят, что последние при вынесении вердикта исходят из эмоций, а не фактов. К тому же процесс длился больше двух лет – время более чем достаточное для психологического привыкания, появления по-человечески понятного сочувствия к пожилому и не очень здоровому арестанту.

Замешательство

Так я думал. Но 3 ноября коллегия присяжных напрочь опрокинула мое дилетантское понимание юридической психологии и повергла в замешательство.

И самый мучительный для меня вопрос даже не в том, почему присяжные признали экс-мэра виновным, а в том, что по пяти эпизодам не сочли его заслуживающим снисхождения. Причем, полагаю, присяжные знали, что слова «заслуживает снисхождения» означают сокращение максимально возможного срока наказания на треть…

Что происходило в совещательной комнате, никогда не узнать. И остается только размышлять.

Давление

Илья Макаров заявил, что «подозревает, что на присяжных было оказано давление», а вопросный лист был составлен намеренно некорректно и предопределял ответы. Да, ряд адвокатов и правозащитников утверждают, что «российская судебная система научилась манипулировать присяжными» (непрозрачный отбор, отмена ВС РФ оправдательных приговоров и т.д.). И эмоции сына Александра Макарова более чем понятны. Но, увы, подозрения к делу не подшить. Потому что во время процесса сторона защиты никаких претензий к поведению присяжных не высказывала, равно как и к содержанию вопросного листа. Так что теперь, задним числом, некорректно высказывать недоверие присяжным.

И вообще, не будем забывать: очень авторитетные адвокаты говорят о том, что данная форма судопроизводства наиболее эффективна. К примеру, считают, что повлиять на решение суда присяжных, как психологически, так и коррупционно, гораздо тяжелее, чем на решение обычного судьи.

Личность

Согласно закону судом присяжных не может исследоваться личность обвиняемого. Но грань допустимости-недопустимости доказательств бывает хрупкой. Например, определенная часть аргументов стороны обвинения строилась на прослушивании телефонных переговоров подсудимого и его родственников. Проходили они в закрытом режиме, но некоторое представление об их содержании и эмоциональном наполнении можно было составить из вопросов и ответов, прозвучавших в зале суда. Так, например, было в ноябре – декабре 2008-го при рассмотрении эпизода с незаконным выделением земельных участков.

«Те разговоры, где в конце… неприятно выражались», – сказал адвокат Игорь Трубников после прослушки переговоров с участием Ильи Макарова, Виталия Бакуревича и Марата Хуснутдинова (на тот момент – директор департамента недвижимости). А Александр Макаров употребил словосочетание «молодые недоумки»: «Вот слушали мы неприятные разговоры молодых недоумков, насколько обоснованы их угрозы?..» – «А почему в неоднократных разговорах вашего сына и Бакуревича они всех чиновников мэрии пугают Тамарой Ильиничной? (жена Макарова. – Прим. авт.), – спрашивает гособвинитель. И Александр Сергеевич вынужден рассказывать об отношениях в семье: «у каждого из нас свои скелеты в шкафу».

Конечно, отец и муж за сына и жену («мы вообще часто мало знаем, чем жены занимаются…») не отвечает, но… Вот какую роль в оправдательном вердикте по обвинению в хранении наркотиков сыграли приглашенные защитой эксперты, которые не признали Макарова наркоманом? (Апрель этого года.)

И еще мы не знаем, как личностно выглядел мэр Томска в телефонных разговорах и как этот образ соотносился с образом подсудимого, а затем жесткого оппозиционного политика.

Все это присяжные не должны принимать во внимание, но...

Коллегия

Коллегия присяжных по делу Александра Макарова – нетипическая, исключение из правила? Не думаю, что это так. Формировалась коллегия обычным порядком, и 18 августа 2008-го выглядела усредненной для российских регионов. Цитирую «ТН» от 21 августа того года: «Из 18 присяжных (12 основных, 6 запасных) мужчин четверо. Молодой человек лет 30 в потертых джинсах и черной водолазке, остальным на вид около 50. Фланелевые рубашки в клеточку придают уютный домашний вид: в понедельник на улице было холодно и мокро – верхние куртки сняли в гардеробе, остались в рубашках. Женщины в основном среднего возраста – преобладают неброские, деловые платья и костюмы. В жизни могут быть и служащими, и ИТР, и учителями, и домохозяйками. Молодая девушка одета, естественно, более ярко».

А вот описание коллегии в финале процесса. «Почти не изменились. Лица стали чуть более усталыми и значительными. Слегла осунулись. Одеты как кому удобно. Никакого делового стиля. Минимум косметики и золота. Мужчин осталось двое. На оглашении вердикта старшина присяжных (моложе остальных) была в черном стильном костюме с серебряной брошкой. Вердикт читала четко, ясно, не тараторя, хорошо скрывая волнение (если оно вообще было). Голос ни разу не дрогнул. Примерно в середине устала, закончила эпизод, попросила перерыв. Потом ей поставили водички, но она не пользовалась…»

Александру Макарову просто маленький кусочек хлеба достался...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Мой дядя говорил: «Всегда должны существовать люди, которые гонят беглого каторжника, и люди, которые кладут для него на завалинку хлеб», - сказал мне знакомый и добавил, - И те, и другие одинаково важны для общества, если оно хочет быть нравственно здоровым. Макарову очень маленький кусочек хлеба достался.

 

 

Типология

Задал поиск в Яндексе: «присяжные вынесли вердикт чиновнику». И 10 первых страниц, выданных поисковой системой, запестрели обвинительными заключениями в адрес представителей власти самого разного уровня: 16 депутатов заксобрания Твери (дело, кстати, о взятке от ТКС), бывший заместитель мэра Ахтубинска (взятка), экс-руководители ФОМС (взятка), высокопоставленные чиновники МЭРТ и Росимущества (взятки), и.о. заместителя министра промышленности и природных ресурсов Карелии (взятка, незаконное участие в предпринимательской деятельности), глава администрации подмосковного поселка Андреевка (взятка), экс-глава Центрального района Волгограда (взятка, сопряженная с вымогательством в особо крупном размере, и отмывание денежных средств), экс-глава подмосковного Красноармейска (вымогательство), трое высокопоставленных сотрудников Счетной палаты РФ… (Оправдательные приговоры тоже есть, но их значительно меньше.)

И многие дела тоже сложны, и по многим вердикты: «снисхождения не заслуживает».

То есть перед нами вполне типологический случай? Ну не любят наши граждане власть, которая от них уже серьезно отгородилась, и при случае, да еще когда позволительно, свой шанс не упустят?

И даже когда непозволительно. Любопытный отсвет на вопрос дает «казус Квачкова»: радикальный патриот обвинялся в организации покушения на Анатолия Чубайса. Но, несмотря на немалое наличие доказательств, присяжные дважды его оправдали. Ну что поделаешь – не любят граждане Чубайса и «Квачковым» послали власти сигнал.

Справедливость

Присяга требует от присяжных выносить справедливое решение по внутреннему убеждению, принимая во внимание все разумные сомнения. При этом присяжные представляют общество, то есть привносят в суд то представление о справедливости, которое присуще обществу.

После вынесения вердикта прошла уже неделя, и за это время я не встретил ни одного комментария о том, что произошло. А ведь обычно томские политики и журналисты скоры на них. Тем более что речь идет об очень крупном прецеденте.

Мы пока не можем понять, каково оно, наше представление о справедливости.

И очень тревожно на душе.

P.S. Количество заседаний, прошедших по инициативе гособвинения в закрытом режиме, было, на мой взгляд, слишком велико. Но в целом, несмотря на взаимные претензии защиты и обвинения, думаю, судом был обеспечен достаточный уровень состязательности.

 

От редакции:

Статья "Двенадцать" опубликована в газете "Томские новости" N44 от 11.11.10.

На сайте агентства новостей ТВ2 публикуется с согласия автора.

Фото в материале: Александр Волков

Поделитесь
Радио Свобода
Уцелеет ли Дмитрий Медведев после всех напастей, которые на него обрушились?
Радио Свобода
Уцелеет ли Дмитрий Медведев после всех напастей, которые на него обрушились?
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Поделитесь