Дочь Бродского: "Он понял гораздо раньше, что ничего не поменялось"

Анастасия Кузнецова узнала, что она дочь Иосифа Бродского в 23 года. Ее мама, балерина Марианна Кузнецова танцевала в Мариинском театре, дружила с Михаилом Барышниковым и Натальей Макаровой. Анастасия родилась в Ленинграде 31-го марта 1972 года, а Иосиф Бродский был изгнан из СССР 4-го июня 1972-го года.

Анастасия закончила филфак Пединститута им. А.И.Герцена, сейчас работает переводчиком, увлекается ирландской музыкой и является лидером группы «Эмер»В Томск Анастасия Кузнецова приехала по приглашению Андрея Олеара, вместе с которым провела в Томском государственном университете вечер-концерт посвященный Иосифу Бродскому и презентацию антологии «Из не забывших меня»После концерта Анастасия Кузнецова дала интервью агентству новостей ТВ-2.

Этот год был юбилейный, о Бродском много писали и часто в публикациях встречалась имперская тема. Для вас он имперский поэт?

А.К.: Он гораздо больше любой империи. И его имперские отсылки, какие-то аллюзии и где-то даже кокетство на этой теме, конечно, больше отношения имеют к античности, которой он был увлечен и дышал. А все прочие отсылки они могут быть архитектурные, эстетические, но никак не идеологические, как бы это ни пытались привязать и прицепить.

Вас огорчает идеологизация такая?

А.К. Собака лает, караван идет. Как всякая пена это отвалится, а явление никуда не денется. Если бы я огорчалась по каждом поводу, то у меня бы не хватило никаких нервов.

Вы сказали, сегодня, что в первый раз не прочитали, а услышали Бродского …

А.К.: Да, у нас дома была магнитофонная запись начитанная, собственно у мамы на кухне. У нас был магнитофон «сонечка», привезенный мамой с очередных гастролей и потом, когда готовили к изданию 4-х томник, то у мамы брали записи стихов, чтобы сверять тексты. 

А услышали когда?

А.К.: Ну, наверное, с тех пор как научилась нажимать на кнопки магнитофона. Я слушала Битлов, сестер Берри, Бродского, Баха, в общем, все что было, то и слушала.

Когда вы узнали в 23 года, что вы дочь Бродского, то хотели написать ему, но так и не написали. Но, наверняка, мысленно вы проговаривали это письмо к отцу. Можете вспомните, что хотели сказать ему?

А.К.: Я потому и не написала ему, что сформулировать не удалось, о чем я хочу написать. Все думала, думала, а потом стало поздно.

А бывает у вас иногда так, что вы как бы внутренне обращаетесь к отцу, ведете с ним диалог?

А.К.: Врать не буду, бывает, но я не готова об этом говорить.

Скажите, а почему он не приехал в Россию? В 95-м году были какие-то переговоры, вроде бы он даже согласился навестить Петербург и все-таки не приехал... 

А.К: Как он говорил, зачем мне еще одна операция на сердце (во время суда за тунеядство у Бродского в камере случился первый приступ стенокардии, которая впоследствии постоянно ему напоминала о возможности близкой смерти - прим. автора). А потом, возвращаться в город, из которого как собаку тебя выгнали, и где те же люди, которые выгнали, будут теперь тебя лобызать, ему не хотелось.

Он этих людей воспринимал, как тех же самых?
А.К: Так они и есть те же самые. Он понял гораздо раньше, что ничего не поменялось. Мы застали смену декораций и думали, что это смена постановки.

То есть мы обманулись , а он нет?

А.К.: Я думаю, да. Опять же большое видится на расстоянии. И было то, что простить нельзя — смерть родителей (родители Бродского двенадцать раз подавали заявление с просьбой разрешить им повидать сына, с такой же просьбой к правительству СССР обращались известные деятели культуры США, но даже после того, как Бродский в 1978 году перенёс операцию на сердце, его родителям в выездной визе отказали - прим. автора). Преемники этой власти все равно плоть от плоти. И думаю ему было бы трудно возвращаться туда, где, с одной стороны, по сути ничего не ирзменилось, а с другой -  не осталось уже  многих из тех, к кому бы ему хотелось вернуться  Кроме того, он всегда говорил - «я частный человек». А как у нас все обставляется, для него было бы все равно, что голому выйти на улицу. На мой взгляд, для него это было абсолютно невозможно.


Вы сегодня прочитали свое любимое стихотворение. А какое, на ваш взгляд, из его произведений сегодня наиболее созвучно времени?

А.К.: Надо подумать. 

«Не выходи из комнаты, не совершай ошибку»?

А.К.: Ну это уже такой интернетовский мем нашего времени. Скорее:”За рубашкой в комод полезешь и день потерян». По крайней мере для жителей больших городов. Потому, что любое самое маленькое дело — это все, на что тебя хватает, потом приходится долго и мучительно восстанавливаться после контакта с реальностью.


 

Вы в первый раз в Томске. Вот это вот классическое -  "уж если выпало в Империи родиться, то лучше жить в глухой провинции..." - насколько актуально сегодня?

А.К.: Я вообще первый раз за Уралом. Не готова рассуждать про провинциальную жизнь вообще, но могу точно сказать, что Ваш университ совершенно волшебное место. Мне есть, с чем сравнивать. Я вижу как убивают наш питерский, методично на уровне образования, профессуры и даже архитектурном, когда дубовые шкафы 18-го века выбрасывают на помойку вместе с содержимым. Когда отовсюду из центра разгоняют прикладные факультеты, естественнонаучные, точников и пытаются их распихать куда угодно. А здесь в ТГУ все сохраняется до последнего гвоздя буквально. Я в Ботаническом саду чуть слезу не пустила, насколько с любовью это все бережется и сохраняется. И это все живое, это не музейная редкость — в этом живут студенты, в этом учатся. Народ просто не понимает, как ему повезло. Мне вчера сделали совершенно замечательную экскурсию, и я имела возможность сунуть нос на разные кафедры — и к археологам, и к генетикам. Мне есть с чем сравнивать.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?