Дело Замощина: разбор «пирамиды» по кирпичику

Дело Владимира Замощина – экс-депутата городской думы и  бывшего директора ООО «СУ-13» – рассматривается в суде Советского района. Состоялось первое заседание. Первые потерпевшие дали свои показания, а всего их  570 человек – «обманутые дольщики» и работники СУ-13.

В зале суда

Владимир Замощин - не под стражей, вольный человек – приехал на заседание со своим адвокатом Еленой  Сурдой.  Сел в середине зала. Рядом устроились телевизионщики с ТВ-2, сразу за спиной подсудимого – потерпевшие. Скамьи напротив заняли опять-таки журналисты и потерпевшие. Разместились плотненько.  Кому другому было бы гораздо комфортнее в клетке, чем в центре этого «вражеского лагеря».  Но Владимир Михайлович прекрасно умеет создавать вокруг себя  не просто нужную дистанцию – стену.  Он каменно спокоен. Тактика себя оправдывает: журналисты не подступаются к Замощину даже в перерыве. По лицу же ясно - этот человек ни с кем ни о чем разговаривать не будет.

Как из пулемета

Старший помощник прокурора Советского района Наталья Варенцова-Зуева начинает оглашать обвинение. Мы все – тринадцать потерпевших и журналисты из разных СМИ – напряженно вслушиваемся.  Обвинение  – фундамент любого процесса. Из речи помощника прокурора должно быть ясно, что именно вменяется  Замощину  и по каким статьям УК квалифицируются его действия.

Обвинение  занимает часа полтора с перерывом. Помощник прокурора читает «на время»: громко, четко, но абсолютно непонятно. Диктофоны фиксируют речь, однако  сознание отказывается усваивать смысл сказанного в таком чудовищном темпе. С пулеметной скоростью мелькают  цифры кредитов, фамилии, даты, названия каких-то фирм, суммы причиненного ущерба…  Понятно, что для участников процесса зачитывание обвинения – формальность, им в зале суда сидеть еще не один месяц, вникая в документы и свидетельские показания. А слушателям каково?

Почему не мошенник?

Но в перерыве оказалось, что кое-кто из потерпевших выловил из речевого потока нечто важное.

Варенцову-Зуеву остановили в коридоре вопросом:

- Почему против Замощина отсутствует обвинение в мошенничестве? Ведь на стадии расследования оно вроде звучало? Хотите все на тормозах спустить?(Он же сознательно не построил дома, пустив деньги дольщиков на другие цели? Он  же с умыслом завысил цифры в бухгалтерских документах, чтобы взять в банке кредиты побольше? Он же не платил людям зарплату, когда деньги на счет СУ-13 все-таки поступали? Он же продал имущество предприятия, когда оно уже находилось в стадии банкротства?)

- Все вопросы по квалификации – к следствию, - отбивалась Наталья Варенцова-Зуева – Что мне предоставили – с тем я и работаю. А вы, если хотите понять, слушайте обвинение дальше.

…Легко сказать. Одна надежда – на чуткую технику и повторную «прослушку» в замедленном режиме.

Лучший строитель

Прежде, чем перейти к сути обвинения, хочу вернуться немного назад. На запрос «биография Владимира Замощина» всезнающий Яндекс  выдал мне замечательную информацию. Цитирую с сокращениями. Подчеркиваю: это все – из недавнего официального прошлого.

«Замощин Владимир Михайлович работает в ООО «СУ-13» уже около 25 лет, пройдя путь от строительного мастера до директора управления.

Самостоятельно привлекая инвесторов, не используя бюджетных средств, ООО «СУ-13» сдает в эксплуатацию по 5-6 жилых домов ежегодно с квартирами улучшенной планировки. Именно благодаря организационному таланту и высокой инженерной квалификации Владимира Михайловича Замощина коллектив СУ-13 получил в 1998 году диплом II степени на Всероссийском конкурсе на лучшую строительную организацию, предприятие строительных материалов и стройиндустрии, а в 1999 году, участвуя в этом же конкурсе, стало победителем, получив диплом 1 степени. По итогам 2001 года ООО «СУ-13» признано победителем конкурса на лучшую строительную организацию и награждено дипломом «За освоение эффективных форм организации производства и управления строительством».

На сегодняшний день ООО «СУ-13» является ведущим застройщиком города. Организацией разработан план строительства на 2000 - 2008 годы, который неукоснительно выполняется. Столь далекие перспективы позволяют членам трудового коллектива чувствовать уверенность в завтрашнем дне.

В 2002 году Замощин взвалил на себя ответственность за судьбу разваливающегося завода стеновых материалов в п. Копылово Томского района Томской области. В настоящее время завод, получая от ООО «СУ-13» мощную финансовую и материальную помощь, восстает из развалин и начинает выпускать продукцию, востребованную не только в нашей области, но и далеко за ее пределами».

Сейчас читать смешно – особенно если ты не обманутый дольщик и не бывший труженик  СУ-13.  Но вообще-то вышесказанное – правда. 

О возведении пирамид

Так что же случилось с этим замечательным стратегом и тактиком строительной отрасли? Кризис 2008-го подкосил? Но какой же он тогда стратег, если в нужное время в нужном месте соломку не подстелил?

Есть народная версия о том, что своим успехом Владимир Замощин обязан покровительству экс-экс-мэра Александра Макарова. Но официально озвученного подтверждения нет, а факт остается фактом: строило СУ-13 хорошо и репутацию его руководитель заработал весьма приличную.

За счет чего? Если посмотреть на движение финансовых потоков предприятия, приведенных в материалах дела, напрашивается мысль о создании строительной пирамиды. Она не так очевидна, не так злокачественна, как «пирамида Мавроди». Но механизм тот же. И все более или менее серьезные строители с ней знакомы.

Допустим, строительная компания N берет кредит, привлекает средства дольщиков, закупает материалы и возводит дом. Но, возможно, кредит маловат, или средств не хватило или еще какая напасть –  с имеющейся суммой здание достроить не удается. Выход? Затеять новую стройку, привлечь деньги и с их помощью завершить здание №1. Рассчитаться готовыми квартирами по долгам, «поскрести по сусекам» и начать возводить здание №2. Снова проблемы с финансами? Организуется третья стройка. Привлекать под нее деньги становится проще. Люди же видят: первый дом сдан, дольщики получили жилье.  На втором тоже идет какая-то движуха, значит, строительная компания N -  благонадежная.

…А если строек не три, а десяток по городу?

В обход закона

Само собой, когда пирамида рушилась, люди, вложившие в нее деньги, оставались ни с чем. И в 2005 году, Правительство РФ, желая как-то оградить дольщиков от произвола застройщиков, приняло закон, запрещающий заключать договоры долевого участия – и, соответственно, принимать деньги, пока компанией не получено разрешение на строительство жилого дома. А это процедура не скорая и не простая.

Однако юристы Замощина сумели закон обойти. В СУ-13 стали предлагать гражданам заключать ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ договора, для которых не требовалось разрешительных документов и визы в ТОРЦе. Зато деньги под них собирались самые обычные, из расчета стоимости будущих квадратных метров. И преспокойно, без каких-либо препонов, поступали на счета строительной компании вплоть до 2010 года.

Астрономические суммы

В уголовном деле фигурируют два дома, на которые рассчитывали дольщики - по Киевской, 92, и по Мокрушина,9.  Оба здания так и не были построены. Общая сумма ущерба составила 371 530 550 рублей. И нельзя сказать, что Владимир Замощин совсем уж не собирался возводить эти дома. До Киевской у него руки так и не дошли, но на Мокрушина какие-то телодвижения в нужном направлении были. Но пирамида - она на то и пирамида: средства постоянно и бесконтрольно «кочуют» по мере надобности с одного объекта на другой. Собранные с дольщиков деньги расходовались на расчеты с подрядными организациями, заработную плату, хозяйственные потребности, тратились на расселение домов, которые шли под снос для новых строительных площадок…

Свой заводик

Еще одно из важнейших звеньев этой схемы – кредитование,  своевременное и в достаточных объемах.

Замощину оно было жизненно необходимо, поскольку в 2002 году он изрядно потратился. То, что в его официальной биографии обозначено как «взваливание на себя ответственности за судьбу разваливающегося завода стеновых материалов в п. Копылово», практически  означало, что все имущество предприятия стало принадлежать ООО «СУ-13», а контрольный пакет акций - В.Замощину.

Конечно, иметь свой заводик, производящий силикатный кирпич, плитку  и пенобетон – это замечательно. Стабильное получение стройматериалов, контроль за их качеством, возможное уменьшение расходов, независимость от планов и капризов поставщиков… Но сначала надо вложиться в ремонт и закупку нового оборудования, избавиться от долгов. (Например, к началу отопительного сезона-2010, копыловское предприятие задолжало одной из газораспределительных компаний более 16 миллионов рублей. Директор СУ-13 долг оплатил. Поставка газа была возобновлена).

Дай миллион!

В общем, деньги были нужны. В 2006 году Замощин подал кредитную заявку в Томское отделение «Сбербанка России» на 150 миллионов рублей. Местный банк принял решение выдать СУ-13 120 миллионов. Что ж, тоже неплохо. Однако центральное руководство разрешило предоставить инвестиционный кредит  лишь на  90 858 000 рублей. Почти на 30 миллионов меньше, но что уж тут поделаешь? (К тому же подозреваю, что и строители, зная правила игры, изначально завышали сумму, а банк, опять-таки согласно этим правилам, ее срезал).

В 2008-м от СУ-13 снова поступила заявка – предприятию требовался кредит поскромнее - на 85 миллионов рублей. Получило оно, соответственно, 40 миллионов.

Рисуем нолики

Да дело-то в том, что и этих, изрядно уменьшенных денег, Владимир Замощин не должен был увидеть. По всем банковским правилам, ему светил отказ.  Финансовые показатели у предприятия на тот момент были плоховаты, возможность дальнейшего расчета по долгам вызывала сомнения.  Но кредит был нужен, как воздух! Строить на что-то надо? С людьми надо рассчитываться? Да мало ли еще чего «надо»!

И тогда руководитель СУ-13 поступил как…  Ближе всего будет сравнение «фальшивомонетчик». Но если эти ребята откровенно «рисуют» деньги, то Владимир Михайлович отдал распоряжение своим подчиненным «дорисовать» нужное количество цифр на финансовых документах, направляемых в банк. Получилось следующее. Согласно отчетам, предназначенным для  ИФНС, чистая прибыль СУ-13 за 2005 год составляла 4 812 000 рублей. В заявке, которая ушла в банк, чистая прибыль за этот же период равнялась 50 828 000. То есть «вдруг» увеличилась в 10 раз! За 2006-й прибыль была завышена в 16 раз; за 2007-й – в 5 раз; за 2008 – в два раза.

Банк был вполне удовлетворен благополучными показателями и выдал кредит. Перепроверять отчеты о прибылях и убытках предприятия не стали. А могли бы.

С февраля 2010-го ООО «СУ-13» прекратило своевременно исполнять обязательства по кредитным договорам. Ущерб, причиненный «Сбербанку России» составил  почти 68 миллионов рублей.

С точки зрения Уголовного кодекса, «Замощин В.М. совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст. 176 УК РФ – незаконное получение руководителем организации кредита путем предоставления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии организации, с причинением крупного ущерба».

Три года с протянутой рукой

Невыплата рабочим СУ-13 зарплаты – следующий эпизод обвинения,  не менее известный в Томске, чем ситуация с «обманутыми дольщиками». Известный, благодаря инициативной группе рабочих, особенно – Геннадию Павлову. Вот уж кто не раз и не два обивал пороги всевозможных инстанций, собирал документы, объяснялся с властями, выступал в судах, требуя вернуть долги. Ну и СМИ, само собой, не забывал.

В судебном заседании была названа цифра долга: 32 847 952 рубля. Столько было недоплачено рабочим СУ-13 с 2009 по 2011 год. При этом деньги на предприятие поступали. Но директор своей властью направлял их на иные, по его мнению, «первоочередные платежи»: оплату услуг, работ, стройматериалов, погашение кредитов (основного долга, процентов, пени), на финансовые вложения, оплату задолженностей аффелированных СУ-13 организаций.   То есть не на первостепенные нужды предприятия, связанные с выплатой заработной платы.

Формулировка обвинения получилась достаточно суровой: «Денежные средства  были умышленно использованы Замощиным вопреки интересам трудового коллектива СУ-13 по своему усмотрению, для осуществления  расчетов, в проведении которых он был лично заинтересован».

И так – три года. При этом местная власть знала все: коллектив постоянно обращался за помощью. Одно из писем – уже к нынешнему губернатору Сергею Жвачкину, начинается так: «С 2009 по 2011 год многие рабочие строительной компании СУ-13 обращались в различные инстанции Томска – прокуратуру, суды, общественную приемную Единой Росии, приемную Представителя Президента в Томской области, мэру города, приемную городской Думы, губернатору Томской области Крессу В.М. с просьбой помочь нам вернуть нашу заработную плату, незаконно удерживаемую на протяжении последних лет директором СУ-13 Замощиным Владимиром Михайловичем…» И в конце – 51 подпись. А всего потерпевших по данному эпизоду – более двухсот человек.

Причем сам Владимир Замощин в это же время перечислил в счет собственной заработной платы почти полтора миллиона рублей.

…Уголовное дело в связи с «полной невыплатой свыше двух месяцев заработной платы и иных установленных законом выплат, совершенной из корыстной и иной личной заинтересованности руководителем организации»   было возбуждено против Владимира Замощина лишь в 2011 году.

Вину не признал

…На первом судебном заседании Владимир Замощин не признал себя виновным ни по одному из предъявленных обвинений. В ходе следствия он отказывался от дачи показаний, но готов озвучить их в суде по мере представления доказательств стороной обвинения.

фото: РИА Новости

видео: Час Пик ТВ-2

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?