ДЕЛО ХАЙКИСА: КТО ЗАКАЗЧИК?

Суд по делу об убийстве Максима Хайкиса, а точнее, о причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности его смерть, перешел к прению сторон. На скамье подсудимых исполнитель преступления Богдан Душевин и организатор Константин Сережин. При этом заказчика преступления нет, и его, похоже, никто не ищет.

Подозреваемых Душевина и Сережина задержали в ноябре 2013 года. Меньше чем через месяц, 3 декабря, губернатор Томской области поблагодарил силовиков «за раскрытие громких убийств», а 23 декабря вручил им за это медали «За достижения». Несмотря на то, что вина задержанных была не доказана, а главное — заказчик оставался неизвестным. Впрочем, он неизвестен до сих пор.

На сегодняшний день свою позицию в прениях уже представила сторона обвинения. Но родители и адвокат одного из обвиняемых бьют тревогу. Они заверяют, что их сына, Константина Сережина, которого обвиняют в организации преступления, оговорили и продолжают держать под стражей несмотря на недостаток доказательств его вины.

«Видно, что вообще нет никаких доказательств. Вместо того, чтобы проводить экспертизы, доказывать вину, сверять доказательства – вместо этого, как всегда, в этом деле у нас вскрылось давление, запугивание, в результате получено признание-оговор моего подзащитного. И в результате человек оказался в суде. И вот уже полтора года мы пытаемся доказать его невиновность», — говорит адвокат Константина Сережина Дмитрий Заплавнов.

 

Согласно 49 статье Конституции Российской Федерации о презумпции невиновности, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Его вину должны доказывать органы расследования и прокуратура. Отец Константина Сережина говорит, что нарушения прав его сына начались с момента задержания.

«Все пошло не так, начиная с задержания сына, которого задержали в три часа в кафе. Там у них видеокамеры. То есть под видео подошли, вернее не подошли, а подскочили, одели наручники. Официантка подошла, спросила нашего сына: «Может, мне куда-то позвонить?» В грубой форме один из этих оперативников хватает ее за локоть, уводит и говорит: «Если куда-то позвоните – у вас будут проблемы». Константина выводят из кафе, и оперативник еще раз возвращается к этой девушке и еще раз предупреждает: «Не вздумай куда-то звонить, будет плохо». Сына увозят в наше УВД на Октябрьскую. Это я вам со слов сына рассказываю, как это все было. Там они начинают с ним такой диалог: «Ты убийца, тебе грозит 15 лет, в советское время таких, как ты, мы ставили к стенке – и пулю в лоб». Опять же, по рассказу Константина, в восемь вечера они его сажают в автомобиль, привозят сюда в 12 ночи. У нас по закону три часа, после этого должен быть составлен протокол. Его привозят в 12, начинают его здесь только оформлять где-то в 1:15. Нам, конечно, ему не дают звонить, он просил и просил еще в Новосибирске. Получается, знаете, похищение как во времена Чикагской мафии. Адвоката вызывают дежурного, их садят в кабинет с открытой дверью, дают им 15 минут. Адвокат возмущается: должен быть отдельный кабинет и 2 часа. На что ей отвечают: «Радуйся, что еще так дали вам поговорить». Ну и пошло потом это давление. Ходил какой-то, сын говорит, полковник, говорил: «Я самый главный, признавайся, а то тебе хуже будет». Сын у нас закончил два высших образования, я представляю какой это стресс: на три дня его заталкивают в камеру одиночку, чтоб разговорился. Слава Богу, себя не оговорил. У вас тут еще существует метод, отписывает судья арест – содержание в СИЗО-1. Его начинают возить по всем ПФРСИ. Сначала на ИКА-3, где-то в конце города, потом опять в СИЗО, потом из СИЗО на ИКА-4, где, по-моему, строгий режим»,— рассказывает отец Константина Сережина Александр Сережин.

 

Константина Сережина задержали по подозрению в организации преступления, основываясь на показаниях исполнителя. Богдана Душевина задержали 13 ноября 2013 года. На следующий день он дал показания, что избил Хайкиса в результате дорожного конфликта. Но спустя несколько дней он дал другие показания, по которым Сережин предложил ему за деньги избить Максима Хайкиса. Сам Сережин отрицает свою причастность к этому преступлению.

 

В суде Душевин отказался от своих показаний и сообщил, что оговорил Сережина под давлением оперуполномоченных. Кроме  того, на просматриваемом в судебных заседаниях видео допросов 2013 года Богдан Душевин путается в показаниях, которые давал в один и тот же день. По его словам, это оттого, что перед началом записи допросов оперативники заставляли его заучивать новые показания. Так, до сих пор непонятно, чем именно Душевин избивал Максима Хайкиса, в его показаниях появлялись: металлический прут, железная труба и железный ключ. Кроме того, несколько свидетелей преступления сообщали родственникам Хайкиса, что видели, как предпринимателя избивали битой.  

Кроме показаний Душевина, обвинение Сережина в организации преступления основано еще на нескольких доказательствах. Детализация телефонных соединений показала, что с 14 октября по 6 ноября 2013 года между Душевиным и Сережиным было около 200 звонков и СМС. Показания официантки новосибирского кафе, в которых она сообщает, что в конце октября Константин Сережин встречался в кафе с парнем, похожим на Душевина.
Показания сотрудницы новосибирской гостиницы, которая подтвердила, что в отеле в октябре Душевин некоторое время проживал, к нему приезжал Сережин и оплачивал за него проживание.

Константин Сережин сообщал на суде, что Душевин работал у него водителем, они не друзья. Стороне обвинения показалось странным такое внимание Сережина к Душевину, вплоть до оплачивания гостиницы.

Сторона обвинения в суде заявляла о том, что когда Константина Сережина арестовали, его мать приезжала к матери Богдана Душевина, чтобы дать взятку. Но отец Константина Сережина говорит, что их неправильно поняли, и от этих показаний мать Душевина отказалась.

«Мы, родители, в горе были. У меня никто не попадал в эту ситуацию, ни в моей семье, ни в семье моего отца, ни деда – мы растерялись. И то, что мы приехали к матери, они даже вот это попытались подтасовать. Сидели две матери и плакали – где адвокатов взять или еще что-то. Наташа говорит: «Я не знаю адвокатов, ваш ребенок нашего оговорил, давайте как-то вместе эту ситуацию решать», а та говорит: «У меня сердце больное, у меня не на что съездить к сыну». У жены было пять тысяч в кошельке тысячными, она положила ей на стол, та говорит: «Не надо» и не забрала. Жена уехала. Так кто-то из следователей разыграл эту карту, видимо, матери кто-то подсказал, но она отказалась потом на суде, что мы бросили пачку пятитысячных, мол, пусть ваш сын нашего не оговаривает. Ну вот полный, знаете, полный бред несут», — рассказывает отец Константина Сережина.

 

Напомним, генерального директора сети магазинов «Радуга вкуса» Максима Хайкиса избили 26 октября в поселке Копылово. Он скончался в реанимации, не приходя в сознание.

 

В том, что это заказное преступление, родственники были уверены с самого начала. Тем более, что в 2013 году Максиму Хайкису угрожали, угрозы он записывал на диктофон.

«Весной ему угрожали, какое-то время он даже ездил с охраной. Это все по бизнесу. Почему битой и вот так жестоко, чтобы списать в деревне на бытовуху. Наше мнение такое», — говорил после убийства Максима Хайкиса его родственник, Александр Решетников.

«Они говорили, что Максим должен крупную сумму денег. Требовали ее вернуть. А если он не вернет? Сказали: «Тебе же хуже будет»», — сообщил Решетников на похоронах Максима Хайкиса.

 

Родственники Максима Хайкиса и его знакомые, которым также было известно о том, что предпринимателю угрожали расправой, дали показания об этом и о том, кто угрожал. Этого человека допрашивали как свидетеля. Предложили пройти полиграф, но он отказался. По аудиозаписям угроз следствие пришло к выводам, что слова в аудиозаписях не содержат признака преступления «угроза убийством».

«Мотив преступления по делу не установлен. Мотив может быть только у того, кто имел конфликты, перед кем погибший имел долги. Потерпевшие с первого дня, родственники погибшего, говорят, кто настоящий виновник, говорят, от кого получали угрозы, кого он (Максим Хайкис – прим. ред.) опасался. Но следствие этих людей не привлекло к ответственности. И здесь, в ходе прений, гособвинитель заявил о том, что все споры должны быть окончены, кроме наших двух подзащитных никого больше по данному делу нет и не будет. Интерес расправиться с погибшим был у неизвестного следствию лица. В результате следствия моего же подзащитного обвинили в том, что мы бы это лицо установили, но он отказывается его назвать. И поэтому следствие наше оказалось бессильно. Ну а поскольку моему подзащитному некого называть, только так же кого-то оговорить, соответственно эти лица не установлены», — говорит адвокат Константина Сережина Дмитрий Заплавнов.

 

В этой истории остается много белых пятен. Родственники убитого Максима Хайкиса говорили об угрозах, которые последний год перед гибелью Максим получал. Но их следствие не учитывает как мотив. Люди, которые могут стоять за этими угрозами, допрошены лишь в качестве свидетелей. Заказчиков преступления нет. В суде звучит формулировка «заказчики – неустановленные лица». Есть лишь организатор. Но с ним тоже далеко не все понятно. Во-первых, он не знал Хайкиса лично. Во-вторых, не вел с ним никаких дел. В-третьих, их бизнесы вообще не пересекались. Отсюда непонятен мотив. На судебном заседании говорят, что мотив в организации убийства у Константина Сережина был — в интересах неустановленных лиц. Почему они так и не установлены? Зачем Сережину организовывать убийство неизвестного ему человека без мотива? Ответов на эти вопросы, кажется, никто не ищет.

 

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?