Декабристы от медицины


Занялась тут математикой на досуге. И выяснила: на одного врача в Томской области приходится примерно 200 человек. Вроде вполне нормально – если учесть, что томичи не сливаются в едином болезненном порыве, а соблюдают какую-никакую очередность. С другой стороны, стоящие в очереди за талончиками, услышав про соотношение 1:200, поднимут меня на смех (а то и на вилы – если я громко скажу это в очереди к зубному полседьмого утра понедельника). Потому как есть иногда ощущение, что на одного врача приходится полТомска.

Начальник городского департамента здравоохранения Татьяна Домнич в последнее время то и дело комментирует нехватку специалистов в городских больницах. И каково же было мое удивление, когда одной из главных причин кадрового голода она назвала федеральную программу «Земский доктор». Дескать, увела она всех специалистов из города в село. То есть некому работать у нас не потому, что зарплата у врачей смехотворная, а работа тяжелая, а потому что «Земский доктор» очень уж привлекателен.

В целом, создается впечатление, что программа эта - предмет особой гордости чиновников от здравоохранения. О ней как-то принято говорить с придыханием. И вот тут давайте поподробнее. Потому как есть что сказать мне о том, как встречают-привечают докторов в забытых Богом и государством томских селениях.

Началась эта странная история в 2009м – когда мой муж окончил медицинский университет. И насоветовали ему податься в деревню – проходить там интернатуру по хирургии. Дескать, за год в деревне опыта набраться можно столько, сколько за пять в городе. Здесь тебя к больному не подпустят, а на селе – работы хоть отбавляй. В принципе, логично. На сайте Чаинского района нашли вакансию хирурга. С зарплатой 25 тысяч рублей (это в 2009 году!). Тут надо сказать, что мы с мужем типичные городские жители. Даже бабушки в деревне отродясь не было. И представления о жизни там были самые что ни на есть романтичные. Свежий воздух, парное молоко, улыбчивые селяне – да еще и зарплата в три раза выше городской. На разведку в райцентр – село Подгорное мы поехали в приподнятом настроении. Первое, что увидели – церковь, она стояла прямо на въезде. Я посчитала это добрым знаком. А мужу главный врач пообещал служебную квартиру. Это предзнаменование показалось еще более добрым. Потому как в городе жить было негде, снимать не на что, а тут – вроде как все условия. И в конце августа мы приехали покорять целину, исполненные надежд и ожидания новой жизни. Вот тут-то и начались удивительные приключения земского доктора и его жены.

Обещанное стало приобретать причудливые формы. Вместо квартиры нас поселили  в пристройку к больнице. Кто-то очень изобретательный когда-то приказал сколотить ее из ненужных в хозяйстве досок, чтобы потом было куда селить молодых специалистов. Слева от нашей двери располагался вход в стоматологию, а еще левее - в женскую консультацию. Будь я беременной дамой с брекетами – все это мне бы очень пригодилось. А так… впрочем, криков не доносилось – и на том спасибо.

Завхоз больницы доставил в наше гнездышко новые холодильник, чайник и обогреватель. Мы постелили ковер, попутно закрыв им дырки в полу. Повесили перед входной дверью байковое одеяло, чтобы усмирить ветер. И начали жить.

С мужем все понятно – он пошел работать в больницу. Вместо 25ти тысяч ему стали платить 7. Это возвращаясь к обещаниям. А я устроилась в газету с романтичным названием «Земля Чаинская». Потом убедила главу района в необходимости создания пресс-службы, и на полставки стала работать пресс-секретарем администрации. Еще взялась вести кружок журналистики в местной школе – бесплатно, потому что оформлять медкнижку ради зарплаты в 400 рублей, которую мне пообещали, было бы странно. В редакции «Земли Чаинской», кроме меня, было еще два журналиста – 59-ти и 60-ти лет. Очень милые люди, они угощали меня кедровыми орехами и копченой стерлядкой. Вообще, у меня создалось впечатление, что 60 лет – средний возраст жителя Подгорного. Может, поэтому в селе не было ни одного кафе. Про кинотеатр и прочие радости жизни я вообще молчу.

Единственным для нас с мужем развлечением был поход в выходные до магазина. Большая часть селян жила на пособия по безработице. И больше никаких надежд на государство не возлагала. Я же по неопытности все ждала – когда нас переселят в нормальную квартиру. Помыться хотелось. Ах да, сразу не сказала. Ванной-то в нашей пристройке не было. Только раковина на кухне. Когда надоело мыться по частям, мы пошли к главе. Напирали на то, что, дескать, вот жалуетесь, что молодые специалисты не едут к вам работать, а сами… Глава в ответ сетовал, что свободных квартир у района нет, но пообещал, что примет меры. На следующий день нам торжественно объявили, что мы можем мыться в водолечебнице, которую перед уходом на пенсию отстроил главный врач ЦРБ. Лечебницей село намеревалось привлекать туристов и, соответственно, деньги. Однако грязевые ванны и душ Шарко себя не окупали, и будущее заведения висело на волоске. Мыться туда мы ходили по ночам. По очереди с соседями. Сначала это был молодой врач-уролог – но он не выдержал и через месяц уехал, потом семья молодых докторов, только закончивших мед – насколько я знаю, они продержались год.

Меня хватило на полгода. Уехала домой на новогодние праздники и не смогла заставить себя вернуться. Мужу пришлось. Хорошо, что ненадолго. Потому как настали январские морозы – и температура в нашей псевдоквартире опустилась до отметки минус 24 (на улице в это время было минус 30). Пару раз он спал в пуховике, уткнувшись носом в обогреватель. А потом перебрался в больницу. Ночевал в ординаторской, а если больных было мало – в одной из свободных палат.Вот почему, когда я слышу о программе «Земский доктор», не могу сдержать улыбки. Вспоминаю нас, наивных и восторженных, которые поехали в деревню не за миллионом даже, а просто так, потому что будет где жить и получать бесценный опыт. Прямо декабристы от медицины в добровольной ссылке. С нынешними земскими докторами, конечно, ситуация несколько иная. Их никто не обманет, с этим строго – обещанный миллион дадут. Только вот как жить в деревне – и оставаться дельным человеком, я не поняла.

Сейчас вспоминаю выражения лиц местных жителей, которые, услышав, откуда и зачем мы приехали, смотрели на нас как на сумасшедших. И только прожив в деревне полгода, я понимаю, почему.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?