К НАМ ЕДЕТ РЕВИЗОР

В томском отделении общественной организации «Матери России» разразился скандал. Часть учредителей отказывается продолжать работу под руководством председателя Людмилы Ганьжиной. На июльском собрании дамы избрали нового председателя — Марину Колыхаеву. Однако г-жа Ганьжина председательство г-жи Колыхаевой считает нелегитимным. И на сентябрьской встрече общественниц дело практически дошло до потасовки прямо под окнами Белого дома. Ссора общественниц получила публичную огласку. На днях ожидается приезд «человека из Москвы» от председателя ВОД "Матери России" Валентины Петренко, который должен решить кто настоящий председатель, а кто нет. Ну а пока «к нам едет ревизор», попробуем разобраться в ситуации.

WHO IS MISSIS GANZHINA

Знаете ли вы, сколько детских благотворительных фондов работают в Томске? Наверняка, сходу большинство сможет назвать пару - «Фонд Алены Петровой» и «Обыкновенное чудо». Поисковик может подсказать еще несколько - «БлаговестЪ», «Рука помощи», «Мой малыш»... Томского регионального отделения «Российского Детского фонда» в большинстве списков, заботливо отсортированных Яндексом и Гуглом, просто нет. Но фонд есть — в Томске он существует с 1996 года, и последние семь лет им руководит Людмила Людвиговна Ганьжина.

Эта женщина дважды (по информации сайта Детского фонда) становилась человеком года в номинациях «Милосердие» и «Подвижничество», став первой среди достойнейших. Ее имя можно найти в коммерческом издании «Кто есть кто в России?». Она является членом Общественной палаты и уже год как возглавляет томское отделение общественной организации «Матери России». Но...

ДВЕ ИСТОРИИ С ОСАДКОМ

История первая, общественная. Имя Людмилы Ганьжиной в медийном пространстве Томска (если не брать в расчет биографические данные и информацию о присвоении новых регалий) чаще всего упоминалось в связи с обустройством в Томске Абилитационного центра. Идея взять на вооружение наработки Новосибирского центра Абилитации, где с особенными детьми проводят специальные занятия в перерывах между основными курсами лечения, показалась томским властям интересной. В 2010 году томскому отделению РДФ было выделено помещение бывшего травмпункта на Говорова, 76, которое надо было отремонтировать. 
ТГАСУ на безвозмездной для г-жи Ганьжиной основе составил проектно-сметную документацию, высчитав, что цена вопроса — 4,5 млн рублей. СМИ о том, что к «осени следующего года Абилитационный центр планирует переехать в собственное помещение...» впервые рассказали в 2010-м, а потом повторяли эту новость ежегодно вплоть до 2013-го. Не сложилось. 
« Я дошла до губернатора Жвачкина с письмами, со всем на свете. Он подписал «выделить сумму». Но так как там требуется огромный ремонт, так там разрушено все никто так денег и не дал. Я отказалась от этого здания», - рассказывает Людмила Ганьжина. 
В 2013-и мэрия потребовала вернуть помещения назад. Судя по всему, не вернула, так как в 2014-м году дело о возврате уже рассматривал Арбитражный суд. Предлагаем запомнить этот факт.

А вот другая история, человеческая. В 2000-м году в семье Надежды Суденковой случилась беда — ее мужа Николая, старшего прапорщика милиции убили в Чечне, а затем у сына Богдана в 2 года и 10 месяцев случился инсульт. У ребенка, по словам Надежды, «начала усыхать левая позвоночная артерия, а обе сонные артерии закрутило так, что... он в любом месте мог потерять сознание - кровь не поступает в голову, все, он падает в обморок...» С начала 2000-х Надежда ездит с сыном в Москву - обследования, лечение, операция по резекции и реадресации сонной артерии, восстановление...

Фото: Надежда Суденкова с сыном Богданом (из личного архива) 

В среднем, одна поездка обходится Надежде Суденковой в 60-70 тысяч. Плюс курсы поддерживающей терапии дома — это еще пара десятков тысяч рублей. При зарплате методиста в 12-15 тысяч для Надежды эти суммы — неподъемные. «Выручают» кредиты. Поэтому когда знакомые из Афганского центра в прошлом году сказали Надежде, что в «Российском Детском фонде» ей могут помочь, она очень обрадовалась. Принесла в офис на Кирова полный пакет документов и по совету Людмилы Ганьжиной составила смету по максимуму аж на 120 тысяч. А потом —  месяц молчания. 
«Уже осталось буквально 3-5 дней — либо помогают, либо нет, и надо кредит брать — занимать уже из года в год не у кого... Я ей позвонила, она мне сказала — я не могу вас ничем обрадовать, вы не попадаете под эту программу. Я говорю — ну а в чем причина?  Она говорит — ну вы поймите... лечите же ребенка, находите как-то, значит, у вас есть... Я говорю — я бы, наверное, не просила, если бы было на что ездить и лечить... - Ну вот есть же люди, которые в более худшей ситуации находятся... и у вас не самый страшный случай... » 
Людмила Ганьжина в том, что ребенку пришлось отказать своей вины не видит: «Программа была федеральная,  и кому они дают деньги, от меня не зависит»

ЛИЦА ФОНДА

 У  благотворительных фондов обычно имеются  сайты. Вот, например, страницы сайтов фонда имени Алены Петровой и «Обыкновенного чуда»: Здесь все внимание — детям, которым нужна помощь: их фотографии, их истории, их реквизиты. И самое главное — отчеты! Кто, когда, сколько и кому денег перечислил в качестве благотворительной помощи, и как эти деньги были потрачены. 
Попробуем найти то же самое на сайте томского отделения Российского Детского фонда. В разделе «Сбор средств» - только реквизиты фонда. Есть, конечно, пометка для тех, кому непривычно жертвовать просто «на уставные цели фонда», что можно сделать пожертвование на некую программу или проект, или на лечение конкретного ребенка — но сами проекты, программы и истории конкретных детей мы на сайте найти не смогли. Может,  надо посмотреть в разделе «Лица фонда»? - Там одно лицо - Людмилы Людвиговны Ганьжиной. Может быть, у фонда есть другие лица хотя бы в разделе «Попечительский совет»? - Увы, обновить его содержание не могут уже много месяцев. 
Где же отчеты? В разделе «Документы»? Нет, здесь мы можем посчитать количество грамот и благодарностей, которые были выписаны Ганьжиной Людмиле Людвиговне за добросовестный труд , а в виде бонуса — убедиться в существовании аудиторских заключений.

Вопрос о финансовой отчетности — кто, сколько, кому перечислял денег — для нас так и остался открытым. Остался он открытым и для Марины Колыхаевой, которая, по ее словам, на безвозмездной основе делала аудит Детскому фонду. Вот часть замечаний, которые она попросила Людмилу Ганьжину устранить.

На сайте Минюста опубликованной отчетности ТРО мы также найти не смогли. 
Ну, а где лица детей? - На коллективных фото с мероприятий, которые проводились фондом. Вот, например, праздник для детей из семей беженцев с Украины — мыльные пузыри, аниматоры, накрыт «сладкий стол» - правда, почему-то дети едят прямо из коробок.

Фото с сайта томского отделения "Российского детского фонда"

 Кстати, идентичную новость об этом мероприятии можно найти и на сайте «Матерей России» - с тем же заголовком, текстом, фото, но с указанием другого организатора. Вообще, при ближайшем рассмотрении контент сайтов ТРО РДФ и ТО «Матерей России» совпадает практически стопроцентно. 

КАК ЛЮДМИЛА ЛЮДВИГОВНА ПОССОРИЛАСЬ С МАРИНОЙ ВИТАЛЬЕВНОЙ

«Вообще многое из той работы, которая велась от имени Детского фонда, на самом деле проводилась Матерями России», - уверяют Марина Колыхаева, Анна Долгова и Татьяна Задолинная. Татьяна, помощник депутата Казакова, говорит, что Людмила Ганьжина об идее открыть в Томске отделение Матерей России рассказала ей год назад и предложила стать заместителем: «Таня, у тебя же много хороших людей, найди еще два заместителя... Я - юрист, раз всероссийская организация, нам нужен хороший организатор — вот Анна Вениаминовна, у нее огромный опыт. Анна Вениаминовна вот Марину Витальевну, как экономиста посоветовала. Такая нормальная команда собралась — и... все встало! Вот мы год проработали, за весь год я даже не знаю, были ли к ней какие-то обращения... Ни одного гранта, то есть деятельность вся сводится к дарению гематогена и печенья...»
Впрочем, за год томские «Матери»  кое-что сделали : зарегистрировали организацию в Томске , провели для детей новогодний праздник и Масленицу (Марина Колыхаева говорит, что все уличные мероприятия она, как председатель ТСЖ, устраивала во дворе своего дома), а также собрали несколько десятков тысяч подписей. 
Марина Колыхаева: «Это было так — звонок: Давай организуем мероприятие? - Давай! Договорились, что я готовлю двор... Подготовили, расчистили, сделали снежные фигуры - баранов, снегирей. Елку нам Пушкарев дал. Прошлись по всем спонсорам, чтобы найти подарки. Я флажки шила, игрушки закупала - это колоссальный труд... Потом стала смотреть фотографии на сайте — там  одна Ганьжина! Меня не видно и не слышно. И самое главное — руководитель провела, руководитель сделала...» 
А незадолго до Нового года томские «Матери России» провели акцию по сбору подписей против гибели детей на Украине на имя Пан Ги Муна. 
Марина Колыхаева: «Я - ответственный человек, раз надо, пошла в отдел образования, пошла по детским садикам, по школам, в облсовпроф... Я собрала 22 тысячи подписей! Сама! 22 тысячи! Когда я ей принесла эти кипы — там все так вот исписано, такая пачка... Она начала говорить — да это неважно, да это не надо... да как мы это отправим... Я говорю - да почтой, 5 кг, элементарно! Она их...убрала, но скорее всего где-то отчиталась...»
А вот эта история со слов Людмилы Ганьжиной: «Мы постоянно в рамках нашей организации собираем подписи то за одно, то за другое, то за пятое, то за десятое. И я Марину попросила, пожалуйста, пройди по школам, собери подписи. Марина, надо отдать ей должное ответственно отнеслась к просьбе и мы в результате собрали -

она 12 тысяч подписей и я где-то 7 тысяч. 

Корр. - А за что подписи-то были? 

Л.Г. - Ну вы знаете за добро, за детей Украины. 

Корр. - А разве есть кто-то против детей Украины? Зачем подписи-то собирать?

Л.Г. - Я сейчас покажу вам эти подписи.

Корр. - А вы что, никуда не отправили их?

Л.Г. - Нам предлагали привезти их в Ингушетию , но мы сказали, что к чему их тащить с собой. Мы же врать не будем, сколько подписей собрали.

Корр. - А в чем тогда был смысл собирать эти подписи, если вы их никому не передали?

Л.Г. - Объясню. Вот эти подписи, когда собираются, то потом в Ингушетии было большое огромное собрание к «Дню матери». И, когда доклад делала наш председатель Валентина Петренко, она сказала, что по всей России, по всем регионам было собрано столько-то подписей за то-то, то-то, то-то. Что вот не только она, Валентина Петренко, выступает за то, чтобы огромное количество детей Украины жили хорошо, а огромное количество людей хотят прекратить войну и жить мирно. Вот только для этого собираются эти подписи. Корр. - Но получается, до Пан Ги Муна они не дошли? 

Л.Г. - Нет, ему написала Валентина Петренко, что в России собрано столько-то подписей в поддержку детей Украины.»

Подписи, говорит Марина Колыхаева, она собирала и потом. Но уже не по линии «Матерей России», а в поддержку того самого «Абилитационного центра», которое к тому времени уже год как осталось без выделенного помещения: «Абилитационный центр — это цирк полный, и я в нем тоже участвовала. Это октябрь был, точно! Она говорит — хватит подписи собирать (на имя Пан Ги Муна — прим.ред.), они никому уже не нужны! У меня другая идея! Есть фонд Кудрина — там можно получить большую премию на создание абилитационного центра... Марина Витальевна берет руки в ноги и идет по заводам, общагам... Находили старосту, просили, говорили - проект ради детей... Через соцсети голосовали... В конечном итоге она заняла третье место, ей ничего не вручили... Но она поехала в Москву — правда, не со мной, а с Андреем, мужем»


ВЕСЕННЕЕ-ОСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ

Конфликт между томскими Матерями обострился к концу весны. Заместители, которые считали себя с председателем на равных («мы ведь не по найму работаем, не в подчинении!»), перестали получать из Москвы информацию о событиях, акциях, конференциях. Да и обида на то, что их работу никто не ценит, росла все больше. В итоге, прочитав в уставе пункт о том, что главным исполнительным органом организации является учредительное собрание, дамы 14 июля собрали кворум и избрали Марину Колыхаеву председателем. Людмила Ганьжина с таким поворотом событий не согласилась, найдя в уставе другой пункт — что кандидатура томского председателя непременно должна быть утверждена в вышестоящей инстанции. В результате собрание, организованное г-жой Ганьжиной  на территории Белого дома, закончилось словесной перепалкой и рукоприкладством — Андрей Ганьжин схватил Марину Колыхаеву за грудки, о чем она и написала заявление в полицию. 

Марина Колыхаева: «Она стала говорить — я работала, я, я, я, я! И мне это надоело! Я встаю, я не истерила, Я сказала — можно скажу, что все мероприятия на самом деле проводились от «Матери России», а не от Детского фонда. Они не проводились Ганьжиной , ее помощь была в приобретении гематогена и печенья. Всю остальную организацию брала на себя в принципе я. Мне скрывать нечего, я отработала в этой организации честно, без одной копейки. Почему я должна скрывать, что я это сделала?»

Людмила Ганьжина: «Марина звонит мне и говорит я хочу быть председателем. Я не понимаю, с чего вдруг должна оставить этот пост, с работой я справляюсь. И к тому же я говорю, Марина, ты извини, опыта работы у тебя никакого нет».

Корр. - А можно уточнить, в «Матерях России» вы денег не получаете?

Л.Г. -  Нет. Я вам больше скажу, ни одной копейки не упало на наш счет «Матери России». Все материалы, которые у нас проходят по «Матерям России», идут за счет средств «Детского Российского фонда». 

Корр. - Почему так? 

Л.Г. - Потому что это большой регион, мы все любим Томск, и чтобы не подвести наш регион, и не быть хуже других, я проводила мероприятия и вкладывала деньги «Детского фонда». У меня денег поступает очень мало. Потому, что большей частью мне люди покупают какие-то вещи, сами привозят, и я их раздаю. А на счет очень мало - 15 000, 20 000 на какие-то мероприятия... У меня за эти годы огромное количество людей, которые верят мне. Потому, что я провожу мероприятие и тут же фотографирую стол, чтобы спонсоры видели что вот она их продукция. Поэтому с годами завоевывается доверие. На сайте можно посмотреть — вот ваши игрушки, вот ваша продукция.

Корр. - Если в Матерях России нет денег, то зачем вам его тащить?Почему не уступить Колыхаевой?

Л.Г. - Я готова была уступить ей это место через год, но тут началось самое страшное...»

ЗАНАВЕС 


Сегодня-завтра в Томск должен приехать представитель Валентины Петренко. Он должен будет решить, кто из двух уважаемых женщин Томска достоин возглавить ВОД «Матери России» . 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?