Что написано пером, не вырубить и топором?

Сегодня разгорелся конфликт по адресу Иркутский тракт, 37. На месте сквера, который там стоит, коммерческая фирма собралась построить молодежный центр. Многие жители не согласны с этим. Однако все документы у застройщиков в порядке. В любой момент сквер совершенно законно может быть уничтожен. Сквер по адресу Иркутский тракт, 37 появился недавно. Его посадили при реконструкции дороги. Сквер возник в полном соответствии с планом благоустройства и замыслом городских чиновников. И все бы хорошо, да только на это самое место теми же чиновниками был разрешен к строительству молодежный досуговый центр. Случилось это как на грех задолго до возникновения маленького сквера. Вот документы. Один велит поставить здание, другой в полном противоречии с логикой, но не менее настоятельно рекомендует на том же самом месте насадить деревьев. Пока стоят деревья, но строители в любой момент могут заявить свои права на территорию.
Есть другой пример. Деревья уже были. Исчезли. Вместо них появился забор, а за забором обезображенный строительным хламом пустырь, который даже сквером-то назвать постесняешься. Между тем по документам это сквер. Хотите верьте, хотите нет.
Лариса Борисовна, местная жительница: «Здесь сквер был. Столько было деревьев - их все порубили. Стояло шесть рябин, две пересадили, но они засохли. Черемухи стояли, ребятишки любили здесь играли. А теперь ничего больше нет».
Оказывается, что на бумаге скверы и стройки могут очень даже мирно сосуществовать. Даже если - как в этом случае - сквер практически весь вырублен. Парадокс нашего законодательства в том, что границы скверов и парков никем и ничем не определены. А два дерева в сквере или двадцать два - уже никого не интересует.
На практике это порождает вполне понятные ситуации. Застройщик хочет забраться поглубже на нежилую территорию и рубит деревья. Окрестные жители возмущаются. Правда, все их слова пропадают зря. На плане города, как на портрете Дориана Грея, сквер остается сквером, парк парком.
Виктор Попов Должность, председатель городского Комитета по охране окружающей среды: «У нас до сих пор нет документа, по которому мы знали бы - где у нас сквер, где парк, где их границы и что мы можем делать с этими объектами».
Сейчас в городе 106 объектов зеленых насаждений - так называют это чиновники. Едва ли половина из них существует в том виде, в каком их некогда заносили на городские планы. И это притом, что скверы являются охраняемыми территориями, и вся земля под ними постановлением мэра к использованию запрещена.
Геннадий Лячин, начальник отдела Земельного кадастра: Этим постановлением все скверы и парки отданы в бессрочное пользование муниципалитету. К сожалению, к этому постановлению не было приложено графического материала. Поэтому с определением границ земельных участков, отведенных под парки и скверы, возникают проблемы».
Вот так. Не нарисованный сквер, получается, вроде как и не существует. А нарисованный существует всегда. Хоть выруби его, хоть сожги, хоть дом сверху построй. Денег на инвентаризацию зеленых насаждений в бюджете нет. Так и остаются вот уже сколько лет призрачные границы скверов обыкновенными нюансами городского ландшафта.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?