Будут ли репрессии? Бизнесмен спорит с хранителями музея следственной тюрьмы НКВД

Томский мемориальный музей политических репрессий может стать заложником жилищного кодекса. В Советский суд поступило заявления от собственников помещений на Ленина, 44. Истцы просят признать подвал, в котором расположен музей, общедолевой собственностью. Всё - как предписывает жилищный кодекс. Вот только музей получил этот подвал на Ленина, 44 по решению городской думы и мэрии. Потому что тогда подвал был муниципальный. Чего опасаются хранители музея сейчас? В подвале на Ленина, 44, музей политический репрессий прописался задолго до жилищного кодекса - 15 лет назад. Разместить экспозицию здесь решили гордума и мэрия. Тогда дом был муниципальным. Теперь у помещений есть собственники и арендаторы. Согласно жилищному кодексу есть и товарищество собственников жилья. Его председатель - он же хозяин большей части здания - Игорь Скоробогатов обратился в Совесткий суд. Чтобы подвал здания признали не муниципальной, а общедолевой собственностью жильцов.
Игорь Скоробогатов, председатель ТСЖ, пр.Ленина, 44: «Мы не можем капитальный ремонт провести коммуникаций которым по 40-50 лет. И они и дальше будут рваться и взрываться. До середины июля не можем отключить отопление. Не можем включить нормально горячую воду. Кто-то ходит ее отключает, включает. А мы к этому не имеем доступа».
Бизнесмен Скоробогатов - попечитель музея политических репрессий. Он помогал деньгами и сделал ремонт в помещении музея. Именно поэтому судебный иск так удивил основателя музея - сопредседателя общества «Мемориал» Бориса Тренина. Никаких общедомовых коммуникаций в помещениях бывшей тюрьмы НКВД нет, уверяет он. А вопрос о будущем музея теперь есть.
Борис Тренин, основатель музея истории политических репрессий: «Я не исключаю, что возможно будут следующие иски о признании незаконным решения городской думы Томска о выделении этих помещений музею. А потом и договора аренды, который заключен между музеем и муниципалитетом».
Сейчас в России есть целое движение по созданию общенационального комплекса - памятник-музей, - говорит Тренин. Он даже слышал, что над эскизами работает Эрнст Неизвестный. А в Томске такой мемориальный комплекс работает с 92-го года.
Борис Тренин, основатель музея истории политических репрессий: «У томска сомнительная перспектива стать единственным на постоветском пространстве городом, где этот музей будет ликвидирован».
Игорь Скоробогатов, председатель ТСЖ, пр.Ленина, 44: «Дело не в музее. Дело в том, чьи это собственность. Мэрия считает, что это их собственность, а мы считаем, что наша. Музей здесь — третье лицо. Я понимаю, что такое этот музей для нашего города и для России. И я не думаю что у нормального человека рука поднимется на музей. Это было бы кощунственно. безусловно что ни у меня ни у кого другого рука не поднимается».
Скоробогатов говорит, что музей политических репрессий от смены собственников не пострадает. А Борис Тренин уверен: этого просто не допустят власти, жители города и гости музея, которые приезжают в Томск со всей России и из-за рубежа. Ведь мемориальный музей политический репрессий - единственный в стране.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?