«БУДЕШЬ СИЛЬНЫМ, КОГДА ПРОГУЛКА ПО ГОРОДУ, КАК ОЛИМПИЙСКАЯ ПОЛОСА ПРЕПЯТСТВИЙ»

В Томске, в центре города, появились наклейки «Недоступная среда». Их можно увидеть на бордюрах, тротуарах, пандусах, у входа в магазин или в аптеку. Их наклеил молодой человек Николай Муравьев. Он планирует стать мастером спорта, в свободное время рисует, может своими руками сделать шлем штурмовика из «Звездных войн». И он уже шесть лет как получил инвалидность.

С Николаем мы встречаемся на стадионе «Буревестник». Там он тренируется: метает копье и ядро. Его рекорд в метании копья — 17 метров. Николай говорит, что это мало: для выступлений на серьезных соревнованиях нужно метать не меньше 30 метров.

«Я начал заниматься, потому что к параолимпийцам лучше отношение, чем к просто человеку с ограниченными возможностями, — рассказывает Николай. — Мне сказали, что если ты начнешь по России участвовать и выигрывать, то уже отношение другое будет, и врачи другие будут. Все будет по-другому. К тому же я итак постоянно занимаюсь, тренируюсь в зале, качаюсь, вот и решил попробовать что-то новое».

В зал Николай ходит три раза в неделю, раз в неделю посещает бассейн. В зале с тренировками помогает тренер Андрей Кузнецов или, как его называет Николай, «Сенсей тяжелой атлетики». Периодически с Николаем занимается многократный призер чемпионатов России, спортивный инструктор для людей с ограниченными возможностями, сам колясочник Олег Шарепа. Оборудование, которым пользуется Николай, также принадлежит Шарепе.

«Я иногда звоню Олегу, говорю, давай потренируемся. Он корректирует мою технику, советует, как лучше заниматься», — отмечает Николай.

Добирается до стадиона Николай на Ё-такси. Он рад, что эта фирма появилась в Томске — таксисты там лицензированные, машины комфортные, за коляску отдельно платить не нужно.

«Коляска, по законодательству, не является багажом. Но в других такси водители иногда заставляют за нее дополнительно платить. Надо еще одну проверку сделать относительно такси, поездить, поснимать».

— Это ведь тоже показывает отношение? — спрашиваю у Николая я.

— В какой-то мере, да, — отвечает, подумав, он. — Ты просто соблюдай закон, не пытаясь дополнительно нажиться на людях, на которых ты не имеешь права наживаться.

В инвалидном кресле Николай оказался из-за роковой случайности. Шесть лет назад катался на лыжах в Лучанове, замерз, решил спуститься по склону вниз на спортивных санках-ледянках. Санки вынесло на двухметровой трамплин. Он пролетел поворот и ударился о дерево. Спиной. «Там должна была быть защитная сетка, но ее не было», — сокрушается мама Николая, Валентина Петровна. Затем были многочисленные операции, полгода в больнице и долгая реабилитация.

«Я тогда учился в ТГУ, на четвертом курсе. Занимался графическим дизайном, мы с другом планировали поехать по обмену в Италию. Все изменилось. Мы планировали поехать весной, а травму я получил зимой. Потом заново учился рисовать, так как сидеть не мог, учился лежа рисовать компьютерной мышкой. Университет закончил спустя год после академа».

Когда была Олипиада в Сочи, Николай разработал логотип для болельщиков Параолимпиады. Этот логотип занял первое место. В дизайнерском конкурсе Nissana выиграл приз зрительских симпатий. Разрабатывает Николай и костюмы. Так, в 2014 и 2015 году он выиграл конкурс «Лучший костюм на Хэллоуин» (сделал костюм Призрачного гонщика и раненного штурмовика из «Звездных войн»). 

«В планах у меня организовывать выставку по кинореквизиту. В идеале где-нибудь на Comic-Cone, который проходит в Америке. Так как у нас это ценится мало. Я показывал костюм раненного штурмовика Американской школе персонажей, где обучают искусству создания масок, костюмов. Именно они делали «Терминатора», «Хищника» и «Чужих». Я им скидывал сперва видео шлема, а потом уже полностью видео костюма. Они оценили и спросили разрешение, могут ли выложить у себя на странице на Facebook. Конечно, же я разрешил. Я ведь даже не думал, что они мне ответят. Они выложили костюм, и надпись собрала больше пяти тысяч лайков. Людям понравилось. И пока эта была самая лучшая оценка моего творчества».

Врачи говорят, что Николай может пойти. Нужно только подождать.

«Мне сказали: через какой-то промежуток времени пойдешь. А когда точно — неизвестно. Либо скоро, либо придется долго ждать. Пока получается, что долго. Но я все равно с каждым годом все лучше себя чувствую, начинаю все активнее двигаться. Сдвиги есть, особенно, когда я езжу в центры реабилитации или санатории».

Однако путевки в санаторий на лечение добиться сложно. В последний раз в санатории за государственные деньги Николай был в 2014 году.

«Мы судились, пытались получить путевку в санаторий на лечение, но нам отказали. Тогда я был в очереди на лечение по Томской области каким-то двухтысячным... В последний раз я ездил лечиться в Крым, но путевку и дорогу мне оплатил один из депутатов. Мы ему письмо написали, и он нам помог. Его помощники сказали, что если пытаться решить вопрос полноценным путем, то я буду ждать еще два год». 

Но это еще не все проблемы. Это сейчас семья Муравьевых "опытная". Когда трагедия только произошла, со многими вещами Николай и его родители столкнулись впервые. Например, инвалидные коляски ломались, стоило только им выехать из теплого помещения в холодное, медобследования проводились долго. 

«Мы приходили жаловаться в Соцстрах, например, а нам говорили, почему только вы жалуетесь, все остальные всем довольны. А потом от знакомых мы узнали, что они так всем говорят», — рассказывает мама Николая.

«До того, как меня это не коснулось, я особо не обращал внимания на инвалидов. Я вот видел, мне кажется, весь город видел, что женщина на коляске ездила с ручным приводом по Ленина. И все. А больше инвалидов я в городе не замечал. А инвалидность может случиться с каждым. У меня две знакомые возвращались в такси, в них влетел пьяный. И все — перелом. Законопроект «Доступная среда» вступил в силу в 2011 году. Но до сих пор он выполняется для галочки. Я вот слышал, что на Томск выделили 400 млн рублей на "Доступную среду". Но что было сделано? Не видно ничего», — говорит Николай.

«Нужно же понимать, что «Доступная среда» — это же не только для инвалидов. Вот женщина родила, она ездит с коляской. После родов, еще не восстановилась толком. И она начинает прыгать через барьеры, ей ведь тоже тяжело. Это мой сын качается, а остальные? А женщины-инвалиды? Дети-инвалиды? Они не могут это все преодолеть», — добавляет мама Валентина Петровна.

«Я прекрасно понимаю, что один в городе не справлюсь. Не смогу везде проехать, подняться. Хотя я стараюсь быть более мобильным. Сам езжу в магазин, например. И то благодаря тому, что есть Ё-такси. Я его заказываю, мне кто-нибудь помогает спуститься. И все. Но поздно вечером я пойти гулять уже не могу, так как просто не попаду в подъезд. Людей на улице уже не будет, помочь некому».

Как говорит Николай, пандус в их подъезде не очень удобный. Делали они его самостоятельно.

«ТСЖ нам пандус сделало. Простой, откидной. Но нам нужен пандус такой, чтобы Коля смог съехать самостоятельно, не дожидаясь чей-то помощи. Надо же как-то по-человечески относиться. Кто-то из этого замыкается в себе и никуда не выходит, — рассказывает Валентина Петровна. — Мы обратились в администрацию, чтобы нам установили пандус. Приехали два товарища (подрядчик), не документов, не проекта, не образцов — ничего у них не было. Прошу показать — показали мне фотографию, на которой пандус на лебедке. Получается, что без сопровождающих воспользоваться им не получится. И зачем он? Менять шило на мыло? Зато государство такие деньги тратит. В итоге нам ответ пришел из администрации, что мы отказались устанавливать».«Я потом разговаривал с подрядчиком. Объяснял, что нужен такой пандус, чтобы я мог самостоятельно спускаться и подниматься.А подрядчик на это ответил: "Я фантастикой не занимаюсь, я отказываюсь это выполнять".А от администрации нам приходит ответ, что это мы отказались. Но мы не отказываемся, пусть будет такой пандус, чтобы по нему можно было самостоятельно подняться.... У моих знакомых тоже делали пандус,  — вспоминает Николай. — Рабочие положили вечером пандус, сказали, что приедут на следующей день и установят. Но не установили: пандус украли. И все — пандуса там нет. Как можно было поставить пандус, не закрепив? А я уверен, что по документам они отчитались, что все сделано».

— И вот это все кипело, кипело и накипело. В итоге я решил снять ролик. Ведь это смешно! К примеру, в Европе заведение не сможет открыться, если нет пандуса, который отвечал бы всем требованиям. А у нас не пандусов, ничего нет, но все работает. Вот в "Изумрудном городе" все для инвалидов предназначено: ты можешь самостоятельно заехать, там есть лифт, там есть специальный туалет. Пусть он только на первом этаже, но есть. Так, что в новых заведениях что-то есть, а в старых нет ничего. Мы прошли по центру города, звонили в специальные кнопки для вызова персонала, но к нам никто так и не вышел. И зачем эти кнопки тогда? Причем мой друг зашел в аптеку, видел, что аптекари слышат, что покупателей там нет, но на звонок никто так и не отреагировал. И когда мы после спросили их почему — ответа не получили. Сейчас вот делают бордюры... С одной стороны есть спуск, а с другой нет. А ведь это центр города, я уже не говорю про окраины. Зато в новостях только и говорят, что для людей с ограниченными возможностями то одно мероприятие провели, то другое. А толку-то? Инвалиды ведь потом опять в квартиры садятся и сидят там целый год. Тут надо же не праздник организовывать, а делать так, чтобы люди сами могли выбраться в театр, в кино, в музей. Вот даже взять Художественным музей. Там стоит электроподъемник, но сколько я там не был, он ни разу не работал. Меня вносили на руках.

— А кино? Я знаю, что в «Киномаксе» есть специально оборудованные места.

— В «Киномаксе» есть специальные места на втором этаже, на третьем ряду, чтобы можно было сидеть в инвалидном кресле. Но если я хожу в кино, я пересаживаюсь в обычное кресло, не сижу в инвалидном. Это в маленьком обычном зале ты можешь смотреть фильмы на первых рядах, а в зале Аймакс ты смотреть близко не можешь, так как там экран изогнут. Я не знаю, смотрел ли кино на тех местах тот человек, кто это делал, но я считаю, что эти несколько мест тоже сделаны для галочки. Поэтому я с друзьями подымаюсь на верхний ряд и смотрю кино оттуда, вот там всё хорошо видно.Я хочу добиться того, чтобы город стал доступнее. Так как даже если я не буду этим пользоваться, то туда смогут ходить другие люди. И мне смешно, когда говорят, что в России сильные параолимпийцы. А как ты не будешь сильным, если для тебя любая прогулка по городу, как Олимпийская полоса препятствий? Я представить не мог, что будет так сложно. Но ты берешь, делаешь и перебарываешь себя.

Сейчас Николай продолжает тренироваться. Уже осенью он планирует поучаствовать в соревнованиях и получить разряд по тяжелой атлетике.

Для справки:

По данным обладминистрации, в Томской области проживают 61 990 людей с инвалидностью, это почти 6% в общей численности населения. Среди них более 60% люди от 60 и старше, 30% — трудоспособного возраста и почти 6% — дети. Доля инвалидов самой тяжелой, первой, группы составляет 10%.

В 2015 году на реализацию программы «Доступная среда» из федерального бюджета было выделено 98 млн рублей.

С 1 июля 2016 года в России стал действовать закон о том, что вновь вводимые или реконструируемые объекты должны быть доступны для инвалидов. Однако эксперты программы «Доступная среда» отмечают, что частные фирмы зачастую не исполняют этот закон добровольно.

«Чаще всего люди обращаются в прокуратуру, а она уже обязывает коммерсантов делать учреждения доступными для инвалидов», — рассказывает эксперт программы «Доступная среда» при томском отделении Всероссийского общества инвалидов Евгений Бурмистров.

По его словам, одной из проблем является то, что проектировщики не советуются с инвалидами и поэтому совершают ошибки.

«В нашей стране проектировщики не обязаны консультироваться с инвалидами при разработке доступной среды. В итоге они делают все на свое усмотрение и часто совершают ошибки, которые перечеркивают весь их труд. Сейчас мы ведем переговоры, чтобы инвалидов включали в комиссии по приемке различных объектов, в том числе дорог. Потому что в проекте может быть все заложено, а по факту оно либо не сделано, или сделано, но неправильно. Такие случаи встречаются очень часто», — подчеркивает Евгений Бурмистров.Метки: Томск, Томская область, доступная среда, недоступная среда, инвалиды, жизнь без границ, параолимпийцы

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
премия Просветитель
ВНИМАНИЕ! Конкурс:
НЕ УПУСТИ СВОЙ ШАНС!
Поделитесь