Большой террор: деды и внуки

«Я не сплю уже несколько дней, просто не могу и все... Я изучила все материалы, все документы, что у вас на сайте, я столько всего передумала, ретроспективно вспомнила... Умом понимаю, что я не виновата в произошедшем, но чувства, которые я испытываю не передать словами...»

Так начинается письмо, которое получил Денис Карагодин, автор расследования об убийстве в годы Большого террора своего прадеда – Степана Карагодина. Написала это письмо Юлия, внучка Николая Ивановича Зырянова, палача НКВД, убившего 21 января 1938 года Степана а вместе с ним еще не менее 35 человек. В своём письме, Юлия сообщила, что узнала о том, кто был её дед на самом деле только из публикации на сайте расследования. Изучила материалы. Была потрясена ими. И написала письмо:

«Отца моей бабушки (маминой мамы), моего прадеда, забрали из дома, по доносу, в те же годы, что и вашего прадедушку и домой он больше не вернулся, а дома остались 4 дочки, моя бабушка была младшей... Вот так сейчас и выяснилось, что в одной семье и жертвы и палачи... Очень горько это осознавать, очень больно... Но я никогда не стану открещиваться от истории своей семьи, какой бы она ни была. Мне поможет все это пережить сознание того, что ни я, ни все мои родственники, которых я знаю, помню и люблю, никак не причастны к этим зверствам, которые происходили в те годы....

То горе, которое принесли такие люди не искупить... Задача следующих поколений просто не замалчивать, все вещи и события должны быть названы своими именами. И цель моего письма к вам – это просто сказать вам, что я теперь знаю о такой позорной странице в истории своей семьи и полностью на вашей стороне.

Но у нас ничего в обществе никогда не изменится, если не открыть всю правду. Неспроста сейчас опять возникли сталинисты, памятники Сталину, это просто в голове не укладывается, не поддаётся никому осмыслению.

Много еще хотелось бы вам написать, рассказать, но главное я сказала – мне очень стыдно за все, мне просто физически больно. И горько, что ничего я не могу исправить, кроме того, что признаться вам в моем с Зыряновым Н.И. родстве и поминать вашего прадедушку в церкви.

Спасибо вам за огромный труд, который проделан, за тяжелую, но правду. Появляется надежда на то, что общество отрезвеет наконец, благодаря таким, как вы. Спасибо еще раз и простите!»

Юлия прислала также фотографию своего деда.

На фото: Николай Зырянов, палач НКВД

На фото: Степан Карагодин и его семья

Накануне Денис Карагодин так ответил на вопрос о своем отношении к потомкам тех,  кто убивал его прадеда:

«Хотели бы Вы, чтобы потомки тех, кто убивал, познакомились с результатами Вашей работы?

Цепочка убийц достаточно большая (не менее 20 человек); и действительно во время проводимого мною расследования были установлены некоторые из потомков. Но, меня они совершенно не интересуют. Моя задача совершенно в ином. Потомки (при их наличии) – ничем мне не обязаны и ничего мне не должны; равно, как и я им ничего не должен. Я не веду их треккинг принципиально; их появление в "разработке" – это всегда какой-то эксцесс – я именно так это для себя всегда рассматривал, они как эхо следственной нити – не более. Я никогда ничего им не писал и не буду. Если они что-то захотят найти – найдут это и сами; состояние же их сознания – это точно не мой вопрос. Пользуясь случаем, хочу предостеречь любого от посягательства на них; трогать их – недопустимо – они ни в чем не виновные люди. Это моя принципиальная позиция.»

И вот письмо Дениса Карагодина внучке Николая Зырянова:

Подробнее – в блоге Дениса Карагодина.

Метки: Степан Карагодин, Денис Карагодин, Николай Зырянов, Большой террор, Томск, Томская область, сталинские репрессии

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?