Бикфордов Шнур

Пьяный  Шнур держался на ногах довольно крепко. Так же твердо было ясно, что петь он не будет. Хотя  честно пытается. Есть такая стадия у алкоголиков, когда ты умом все  еще  понимаешь, но сделать уже ничего не можешь. То есть, ты вроде поступаешь как надо, а получается, по тексту Шнура, «х-ня какая-то».

Фиаско тянулось минут тридцать. С перерывами на задумчивость Шнур прохрипел  «Рок-н-ролл мертв, а я ни х-ня», на «Дорогах» забуксовал, но смог одолеть и их. Потом спросил у зрителей водки. Ее у публики сразу не нашлось. Коньяк Серега пить отказался . Принципиально стоя на своем, скандировал в зал: «Дайте в Сибири водки!».  Возможно, в этот момент в его голове рождался новый хит. Девочки в партере завизжали. Человек пятнадцать фанатов, одуревавших от перспективы бухнуть с кумиром, умчались за алкоголем. Музыканты закурили, большая часть зрителей загрустила. Приближался облом. Наконец поднесли фляжку, отхлебнувший Шнур приговаривая «х-ня все это, братцы, вот сейчас спою, что хочу», затянул как нельзя подходящую к ситуации «Мне бы в небо». Это была  последняя попытка пения. В зале зажгли свет. И позвонили в милицию.  Сергей, передав микрофон в протянутые руки первого ряда,  предложил залу, потянувшемуся на выход, поиграть в караоке-бар. «Пойте, братцы,  что хотите. Мы вам подыграем». И сев на ступени сцены немедленно выпил из поднесенной пол-литры. 

На входе в  БКЗ в раздумье топтался наряд милиции. Румяная  девушка-милиционер, сурово сдвинув брови, выспрашивала у служителя как пройти к нарушителю порядка. Барышня и хулиган. Мне стало  грустно, а жене даже жалко, в смысле, Шнура. Женщины снисходительны к пьющим талантам.  Их можно простить. В смысле, женщин. Впрочем,  серьезных претензий, во всяком случае, матом вслух, к  Шнуру я не слышал. С улыбкой, невеселой, народ сдавал номерки в гардероб: «А что? Сходили на «Рубль» за рубль (1000) на Серегу пьяного посмотреть».

Шнур в этот день оказался не менее мертвым, чем похороненный им рок-н-ролл. Но он проспится, может быть, даже зашьется. Или, что скорее всего, будет и дальше бухать, срывать концерты. Потом ускориться навсегда. Однако, пьяный Шнур по мне, гораздо ближе к русскому року, чем трезвомыслящий Макаревич, угощающий пивком президента в своем уютненьком джаз-кафе. В окружении других  хороших парней  попавших в чужую кампанию. Стали  зачем-то респектабельны, стали большие, приняты в приличных домах. И уже, конечно, теперь не до сомнительных песен. Смятение в умах удел, как это Самойлов- то брякнул, страдающего комплексом подростковой  непримиримости музыканта по имени Юра. 

Шнура не оправдываю, Макаревича не осуждаю. У каждого свой рок-н-ролл. У одних есть. У других был.

видео Павел Рябцев

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь