Бей тараканов, блох выводи!

В "Русском репортере" вышла статья Светланы Скарлош под названием Убить таракана, в которой автор рассказывает об одном дне из жизни работников службы по уничтожению насекомых : 

В обычной городской квартире вместе с нами проживает до 30 видов различных насекомых — целые государства со своими законами, граждане которых размножаются, ориентируясь на продовольственный ресурс и окружающую среду. Иной раз мы идем войной на этих назойливых соседей: мажем ядовитым карандашом кухню или вызываем на подмогу службу дезинфекции. Но окончательно избавиться от тараканов, моли, клопов, блох и прочих непрошеных сожителей человечеству никак не удается. Несмотря на весь научно-технический прогресс.

 

Евгений, рослый парень из службы дезинфекции, встречает меня у метро. У него в руках спортивная синяя сумка, в ней спецкостюм и оружие — сегодня мы идем на клопа.

— Летом, когда стояла эта страшная жара, клопы превратились в настоящее бедствие, — рассказывает Евгений. — У нас по десять и больше заказов в день было. Понимаете, что интересно, они ведь гибнут при температуре плюс 45. А в квартирах столбик термометра поднимался до 40–43. Еще пару градусов — и клопы бы вымерли самостоятельно, без всякой службы дезинфекции. Но при температуре близкой к критической они, напротив, активизируются и плодятся сверх всякой меры.

Я вспоминаю прошлое лето и завидую клопам. Впрочем, это закон природы: чем хуже условия, тем больше нужно оставлять потомства.

— Неужели в Москве сегодня так много клопов?

— А то! Чуть не первое место занимают, если проанализировать все вызовы.

И дело тут вовсе не в старинных прабабушкиных диванах. Клопов привозят вместе с новой мебелью со складов и из мебельных мастерских, где трудятся и зачастую живут мигранты из ближнего зарубежья. Евгений говорит, что купить новую кровать или шкаф с клопами можно запросто, это самый распространенный случай. Кстати, клиент, к которому мы направляемся, как раз недавно приобрел новый шкаф.

 На языке науки наши постельные клопы имеют красивое название — цимекс   лектулярис. Люди многоопытные считают, что в комнате, где они поселились, стоит запах, напоминающий подгнившую малину или миндаль. А раздавленный цимекс, говорят, воняет как плохой коньяк.

— Интересно, что они хозяев могут и не кусать: привыкли, невкусно, — то ли шутит, то ли всерьез объясняет доктор биологических наук, энтомолог Петр Килочицкий. — А вот гостей грызут немилосердно. Заразы никакой клопы не переносят, но у некоторых людей на них бывает аллергия.

Представляя себе клопов, я вспоминаю, что пишет о них в своем соннике отец психоанализа Зигмунд Фрейд. Согласно его толкованию, клопы символизируют детей. А дальше — полное безобразие: если во сне вы давите клопов, это означает, что подсознательно вы стремитесь к сексу с малолетками, причем с элементами садизма. А если снится, что клопы вас кусают, — значит, вы не любите детей, хотя, возможно, и не признаетесь в этом. Множество клопов во сне — тайный страх заводить потомство, а травля мелких кровососов — сигнал психоаналитику, что дети вам неприятны в принципе, в том числе и ваши собственные.
 

— Мы травим разными препаратами, в зависимости от ситуации, — возвращает меня к реальности Евгений. — Один, к примеру, более длительного действия, запаха не имеет и требует провокации насекомых, выманивания их.

Я представляю, как плечистый, спортивного телосложения Евгений оставляет приманку и прячется в укрытие, чтобы выманить клопов.

— На середину комнаты после обработки кладут кусок тухлого фарша, — доносится до меня его голос. — Они выползают, контактируют с обработанной поверхностью и дохнут. Но сейчас мы так делаем редко, чаще всего приманкой становятся сами хозяева
— Что?!

— После обработки хозяева ложатся спать как обычно. А клопы выползают на ужин. Но они уже не успевают покусать хозяев, ведь комната и спальное место обработаны, и твари дохнут, едва выбравшись из щелей.

На этой радостной ноте мы подходим к дому заказчика. Нам открывает дверь хозяин квартиры, внешне очень похожий на Шевчука.

— Вызывали? На что жалуемся? — тоном участкового терапевта спрашивает дезинфектор.

— А… вы химики? Проходите. Кусаются, — разводит руками «Шевчук», — жену покусали, меня… тоже. Искал, искал — одного клопа поймал. Больше вроде бы нету. Но все равно решили вас вызвать. Говорил жене: давай в банку посадим. Но она раздавила и выкинула.

Евгений достает фонарик и отправляется на поиски клопов или хотя бы следов, которые оставляют эти милые насекомые, наевшись хозяйской крови.

— Они, понимаете, еще имеют привычку обжираться без всякого чувства меры, — объясняет, просвечивая боковину кровати фонариком, Евгений. — И потом, когда ползут, оставляют следы — такие дорожки из недопереваренной крови.
Никаких следов на этот раз мы не обнаружили. Вполне возможно, только один злодей и жил в комнате, да и того хозяева сами убили.

— Я думаю, повезло нам: наверное, попался самец. Один. А представляете, если бы пара? Они бы уже расплодились и нас сожрали бы, — очень серьезно говорит бородатый хозяин. — Но вы все-таки продезинфицируйте… На всякий случай.

Евгений достает белый комбинезон, специальную маску, резиновые перчатки и распылитель. Через две минуты он становится похож на сотрудника МЧС, удаляющего химические загрязнения из окружающей среды.

— На пару часов после обработки вам лучше покинуть помещение. — Его голос из-под массивной пластиковой маски звучит как из трубы. — Ну, я пошел.

Через пять минут запах химиката распространяется по квартире. Маску Евгений снимает только в лифте.

— Вам ничего, вы один раз. А если несколько раз в день так дышать, можно не хуже клопов отравиться.

Однако у меня уже на улице начинает щипать в носу и в горле.

— Да, слушаю вас. Это служба уничтожения насекомых. — Не успели мы отойти от дома, как Евгений уже принимает следующий заказ. — Клопы? Одна комната? Диктуйте адрес, — и повторяет на манер оператора в железнодорожной кассе: — Ваш заказ — одна комната, дезинфекция спальных мест, завтра в двенадцать часов дня, гарантия один год.

Гарантию служба дает на свой страх и риск: бывает, что хозяева квартиры организуют такие райские условия для насекомых, что травить их попросту бесполезно. Или популяцию домашней фауны постоянно пополняют нечистоплотные соседи.

— Опять клопы? — спрашиваю. — Вот бы тараканов или блох каких-нибудь… для разнообразия.

— Бывают разные заказы. Но клопы в последнее время, я же вам говорю, вышли на первое место.

Еще бы! Говорят, даже в стенах штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке они завелись, и, как рассказал прессе официальный представитель организации Мартин Несирки, потребовались специально обученные собаки, чтобы обнаружить паразитов в стульях. Стулья вынесли, помещение обработали дымом. И теперь специальные санитарные службы день и ночь следят за тем, чтобы кровососы опять не пробрались в ООН: в Нью-Йорке в последнее время отмечается их нашествие. Не так давно клопов обнаружили в Эмпайр-стейт-билдинг и в концертном зале Линкольн-центра.


На языке феромонов

И все же лидерами среди домашних насекомых и самым изученным видом являются не клопы, а тараканы — рыжие прусаки. Правда, их поголовье в последнее время сильно сократилось, и даже ходили слухи, что тараканы вообще вымерли, как мамонты, не сумев адаптироваться к новым экологическим реалиям полимерно-синтетического мира.

— Это все чушь, — считает энтомолог Жижиков с биофака МГУ. — Как и все в природе, общее количество насекомых одного вида изменяется волнообразно. После пика перенаселенности число насекомых стремится к нулю, а затем снова начинает плавно расти. И наши жалкие усилия по их уничтожению, как и меняющийся мир, никак не влияют на эту закономерность.

 

Тараканы вообще один из самых неуязвимых видов. Кроме физиологических особенностей, которые человеку и не снились, — например, они могут не только подолгу обходиться без еды и воды, но и несколько недель жить с оторванной головой и даже в таком неприличном виде давать потомство, — тараканы имеют и другие преимущества по сравнению со многими представителями животного мира: они образуют сообщества и способны принимать коллективные решения по стратегически важным вопросам.

Общаются тараканы с помощью осязания, ощупывая друг друга чувствительными усами, и обоняния — оставляя для сородичей «дорожки», помеченные химически активными веществами, феромонами, указывающими путь к еде.

У тараканов нет главарей, по крайней мере так считают ученые. У них демократия: каждая особь может самостоятельно принимать решения об укрытии или добыче пищи, а дело остальных — присоединяться или бежать дальше своей дорогой. Опыты показывают: если решение адекватное, большинство тараканов присоединяется. Так, даже созданные три года назад группой европейских ученых тараканы-роботы, внешне на настоящих ничем не похожие, но обладающие соответствующим запахом и запрограммированные на адекватные тараканьи реакции, становились лидерами и группировали вокруг себя в укрытии целые толпы сородичей.

Потеряв надежду окончательно избавиться от тараканов с помощью химии, ученые надеются вступить с ними в коммуникацию и передать им на языке феромонов команду «Быстро покинуть помещение!».

Кроме того, один вид насекомых может вытеснить другой безо всякого участия человека. Так случилось с нашими родными черными тараканами. Блестящие, три сантиметра длиной, менее проворные, чем прусаки, они почти исчезли из частных домов и городских квартир, проиграв конкуренцию рыжим завоевателям. В старину лекари настаивали черных тараканов на спирту и использовали эту настойку как жаропонижающее. Черный таракан в доме символизировал богатство и благополучие, убивать его считалось плохой приметой.

Говорят, на Руси ловили таракана, привязывали к нему длинную нитку и тащили за нитку к выходу, изображая колоссальное усилие. Главное условие — никому не смеяться: если кто-то не выдержит, все насмарку, таракана придется отнести на место, опять поймать и тащить заново.
Но современные дезинфекторы обходятся с тараканами так же бесцеремонно, как и с клопами: заливают помещение ядовитой жидкостью с таким едким запахом, что насекомые от мала до велика в панике несутся изо всех щелей прямо на отраву. И после окончания «битвы» хозяевам остается только смести горы трупов в совок и выкинуть в мусорное ведро.

— Бывает, приходится выезжать для повторной дезинфекции, но это редко, всего два процента от всех заказов, — рассказывает Евгений. — Был один случай: приезжаю по вызову, квартира без ремонта с тех пор, как сдали дом, то есть с восьмидесятого года, обои висят лохмотьями, на полу объедки валяются, грязная одежда. Хозяева — старушка мать и взрослый сын. Оглядываюсь. Понимаю, будет нелегко. Если они уже службу дезинфекции вызвали… Тут сын выходит с кухни с сеткой старого лука и радостно говорит: «О! Мама! Вот тот самый лук, который мы с тобой искали на прошлой неделе!» — и бросает сумку об пол. А из нее выбегают сотни три — без преувеличения — тараканов. Больших, маленьких… И врассыпную. А когда начал травить и в агонии повыбегали остальные… Знаете, я давно работаю, многое повидал, но это было как фильм ужасов. Я потом хозяевам сказал: если не сделают ремонт, то ни повторная дезинфекция, ничего не поможет.

— Вызывают дезинфектора, когда уже совсем невмоготу? Когда «гости» бегают, сбивая хозяев с ног?

— Не обязательно. Однажды нам позвонила женщина и попросила срочно приехать: у нее завелся таракан. Один. Правда, не рыжий прусак, а черный, они сантиметра два-три длиной, а этот еще и переросток, вообще огромный. Он иногда показывался хозяевам, они его боялись, убить никак не получалось. Я в ответ посмеялся: мол, это вы одного только видели, а станем искать — обнаружится, что их там не один, а сто тридцать один. Прихожу. Половину кухни обработал — никого. Иду дальше — тишина и никаких следов. Вдруг какой-то скрежет, что-то царапается. Смотрю — этот самый таракан. И правда один. Но огромный! И больше никого не оказалось.

Невидимые соседи

Как правило, мы начинаем принимать меры тогда, когда нас кусают. И то иной раз войну до конца не доводим. Так, бывает, клиенты заказывают обработать только одну комнату в квартире, оставляя другие в распоряжении блох, клопов, тараканов, моли, пауков, кожеедов и жуков-точильщиков.

— Однажды вызвали нас на объект, частное столярное производство. Хозяин жаловался, что его рабочих клопы кусают. Обследовали кровати, действительно нашли клопов, все обработали, — вспоминает Евгений. — Через две недели звонок. «Что же ты, дорогой, обижаешь? Клопы грызут по-прежнему, ребята чешутся!» — возмущается клиент. Выезжаю на объект, посмотрел — нет, в кроватях все чисто, нашел несколько дохлых клопов. Иду в цех, постоял немного, чувствую, кто-то по ногам прыгает, кусается. Пригляделся — блохи. Их прямо тьма в столярной стружке! Ну что, спрашиваю хозяина, оформляем заказ на блох? Он подумал с минуту. Нет, говорит, спят рабочие нормально, в спальне потравили — и хватит.

Вообще-то, кровать по популярности у паразитов делит первенство с кухонным шкафом. Если вы думаете, что вы в кровати одни, вы ошибаетесь. Вас там пара миллионов. Именно столько пылевых клещей постоянно живет в рядовой постели, этим фактом любят пугать своих потенциальных покупателей представители пылесосной компании «Кирби». Пылевых клещей невооруженным глазом не рассмотреть, они не кусаются и звуков не издают. Но гадят. Именно их фекальные шарики размером от 10 до 40 микрон накапливаются в домашней пыли, поднимаются в воздух при уборке, попадают на слизистую оболочку носа и глотки и вызывают аллергию. Клещи питаются чешуйками отшелушивающейся у нас кожи и обитающей на них микрофлорой. Одного грамма таких омертвевших частиц кожи, опадающего с нашего тела за неделю, хватает, чтобы прокормить тысячную популяцию паразитов.

Но есть такие насекомые, которые, никогда никого не кусая, умеют ввести хозяев квартиры в ступор и депрессию, издавая из какого-нибудь угла зловещее тиканье «часов смерти». Любой энтомолог объяснит происхождение этого ритмичного стука: прогрызая ходы в шкафах и комодах, жук-точильщик бьется головой о стенки хода, подавая сигналы своим сородичам. Но суеверные хозяева, заслышав из стены характерное «тиканье», считали, что пошел отсчет последних дней их жизни.

— У нас никаких суеверий нет, — смеется в ответ на мои страшилки Евгений, — распылил раствор — и привет.

Возвращаюсь домой. Невольно пристально оглядываю углы. Кажется, под обоями кто-то шевелится… Нет, показалось. Только моль в крупе и мокрицы в ванной. С крупой все понятно — выкинуть. А мокрицы… Можно, конечно, «100 грамм квасцов на 500 литров кипятка» или «негашеную известь в ведре залить водой и не заходить в ванную три дня» Или позвонить Евгению… Да ладно, ну их. Сполосну ванну — и дело с концом. В конце концов, одна мокрица погоды не делает.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?