Авария глазами очевидца

При аварии на ТНХК погиб слесарь-ремонтник Олег Михайлов, 1973 года рождения. Сейчас комбинат определяет размер компенсации его семье. У Олега осталось три сына, самому младшему из которых 5 лет, старшему - 19. Что касается пострадавших, ТНХК собирается полностью оплатить их лечение и тоже выплатить компенсации. 60-летний Алексей Кондаков и 42-летний Виктор Шурыгин находятся в больницах. Сегодня один из них смог рассказать о том, что произошло на ТНХК рано утром 12-го августа.
За несколько минут до взрыва, Олег Михайлов, Виктор Шурыгин и Алексей Кондаков работали в соседнем цехе. Доходило четыре утра, когда у троих слесарей начался десятиминутный перерыв. Мужчины вышли на место, где они обычно курили. Как раз рядом с местом аварии. Рабочие увидели облако и поняли, что это выброс этилена. Побежали предупредить руководителей. Но уйти от взрывной волны не успели.
Алексей Кондаков, пострадавший: «Когда это все произошло, я очнулся на арматуре, зажатый какими-то металлическими конструкциями, висел как тряпочка. Кругом уже пожар начинался, и слева, и справа. Я стал звать на помощь, чтобы хотя бы вытащили».
Чудом Алексею удалось самому спуститься на землю. Помнит, что от места аварии он сумел проползти метров тридцать. Там его подобрали пожарные и вызвали скорую. Без двадцати шесть утра Алексея доставили в ОКБ. В состоянии шока, с переломами обеих ног, ушибами и ранами.
Дмитрий Бурков, врач отделения травматологии ОКБ: «Ну, данные повреждения чаще бывают при действии какого-то сильного агента. Скорее всего, отбросило взрывной волной. При падении можно получить данные повреждения».
Сейчас Алексею уже лучше. Врачи планируют, что выписаться домой он сможет недели через две-три. Хуже дела обстоят у коллеги Алексея - второго, кто выжил при аварии.
Одного из пострадавших при взрыве на «Томскнефтехиме» привезли в военный госпиталь. Здесь, в ожоговом центре мужчина находится и сейчас. Врачи оценивают его состояние как тяжелое.
В палату к Виктору Шурыгину не пропускают - он в реанимации. В сознание приходит, но не помнит обстоятельств, при которых произошла авария. Врачи объясняют это сильными ушибами головы и контузией. Кроме того, Виктор получил ожоги тридцати процентов поверхности тела, дыхательных путей, баротравму от взрывной волны, многочисленные ушибы. Никаких прогнозов о времени, которое Виктор Шурыгин пробудет в больнице, медики пока не дают. Говорят, что многое зависит от жизненных сил человека.
Евгений Борисов, анестезиолог-реанимотолог ожогового центра клиник ТВМедИ: «С предприятия беспокоились, предлагали различную помощь. Уже отправлено к нам больше 15-ти доноров на обследование. Конечно, и коллеги по работе принимают непосредственное участие в помощи этому пациенту».
Насчет причин трагедии, у Алексея Кондакова есть предположение. Он говорит, что за 17 лет работы на ТНХК подобных ситуаций не припомнит. И не исключает, что свою роль сыграл не только технический, но и человеческий фактор.
Алексей Кондаков, потерпевший: «Так-то, если по-честному, наверное все-таки народу мало. Вот прошла эта оптимизация, рабочих рук не хватает теперь. Видать, контроль уже не тот пошел.
ТНХК взял на себя расходы по лечению пострадавших и сейчас руководство комбината определяет размер компенсаций.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?