15 человек на 12 квадратных метров. Или - как семья Абдуллаевых 6 лет ждёт обещанного

14 лет в статусе беженцев живет семья Рахим-бека Абдуллаева. Спасаясь от войны в Таджикистане, Абдуллаевы приехали в Томск. С тех пор не могут получить гражданство. А значит - прописку, медицинскую страховку, официально устроиться на работу и даже просто снять нормальное жилье - всё это невозможно. Сейчас 15 человек - супруги, их дети и внуки живут в подвале. Меньше квадратного метра на одного человека. В этом подвале деревянной двухэтажки семья Абдуллаевых живет уже лет восемь. До этого кочевали по съемным квартирам. Нелегальных квартирантов хозяева терпели недолго. Сейчас у них есть комната. Отсюда пока не гонят, но она - единственная на всех. Это и спальня, и столовая, и детская. Детей здесь пятеро. Двое ходят в школу.
Самому младшему в семье Абдуллаевых - месяц от роду. Все что у него есть - это кроватка и ванночка.
Фарзуна Абдуллаева, беженка: «Ванночку приносим, вот тут около обогревателя ставим и все. А там холодно везде - может простыть ребенок».
Болеть ни маленькому Юсуфу, ни другим детям по сути нельзя. Нет гражданства, прописки, значит нет и медицинского полиса. Шесть лет назад глава семьи встречался с губернатором. В неофициальной обстановке - увидел Кресса на Дзержинском рынке. Подошел, рассказал свою историю и обрадовался: губернатор обещал посодействовать - получить гражданство, квартиру, прописку. До сих пор Абдуллаевы вспоминают эту встречу и пытаются попасть на прием, но, говорят, секретарь не пускает.
Рахим Абдуллаев, беженец: «Виктор Кресс резолюцию поставил, приходите ко мне на прием мой. И никак не могу на прием к нему зайти. Иду, она меня пугает: то милицию позову, то еще кого-то позову. Так тоже нехорошо».
В миграционной службе, рассказывает мать семейства, в российском гражданстве им отказали. Посоветовали возвращаться на родину. Дом в Таджикистане у Абдуллаевых сгорел. Денег на дорогу у семьи нет. Да и вообще хотят остаться в Томске. Младших на ноги поставить. Старших выучить. И еще хотят понять, сколько лет надо прожить в России, чтобы стать ее гражданами.
Хасият Абдуллаева, беженка: «Если Виктор Кресс слышит меня, пожалуйста, вот последняя надежда у нас на Кресса. Пусть он хоть один раз меня примет. Если он тоже скажет: уезжайте на родину, у меня больше ничего не останется. Потому что мы между небом и землей».
С 1 апреля прошлого года живется Абдуллаевым еще труднее. Мигрантов без регистрации не берут на работу. Пристроиться удалось только отцу и матери. Иначе семья осталась бы не только без прав и жилья, но даже без денег на продукты.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?